ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нарджис уставилась на госпожу с подлинным восторгом.

Такие поручения в хариме давали только многоопытным и почтенным женщинам, но никак не девушкам в возрасте четырнадцати лет.

Утратив от смятения чувств дар речи, Нарджис, пятясь и кланяясь, вышла. Из-за дверной занавески донесся ее звонкий голос:

- Госпожа сделала меня старшей и доверенной невольницей!

И сразу же Абриза вынуждена была заткнуть уши - девушка испустила пронзительный гортанный крик, и ее подруги ответили ей такими же долгими криками, протому что именно так выражали радость их матери и матери их матерей.

Вошел Масрур и поклонился.

- Скажи, о друг Аллаха, какова эта Умм-Джабир и что следует ей подарить? - спросила Абриза.

- Я знал ее, когда она была приближенной у госпожи Кадыб-аль-Бан, о госпожа... - и, увидев, что Абриза тщетно пытается вспомнить это имя, Масрур добавил: - У матери аль-Асвада. Когда госпожа Кадыб-аль-Бан и придворный врач пропали из дворца, аль-Мунзир прислал людей за своей матерью, чтобы ее увезли и спрятали. Так что я много лет не видел ее. Могу сказать только, что она - из чернокожих женщин, и аль-Мунзир очень похож на нее.

- В таком случае, она в молодости была очень красива, - пробормотала Абриза. - Как ты полагаешь, хорошо ли будет, если я поднесу ей белые материи, жемчуг и ожерелья из бадахшанских рубинов?

- Я полагаю, что тебе следует в таком случае собрать все свои рубины, о госпожа, ибо это не новая любимица аль-Асвада, а женщина почтенная, и ей захочется одинаково и красиво одеть своих приближенных женщин, которых будет не менее двух десятков, - подумав, сказал евнух. - И, поскольку она будет искать для них драгоценности, а купцы самое лучшее уже принесли тебе, то будет прилично отказаться ради нее от всех рубинов... или от чего-то другого, но в большом количестве, поскольку малое количество ей не требуется...

Абриза кивнула.

- Выбери тогда сам все, что нужно поднести ей, о Масрур, найди красивые шкатулки и сложи, - велела она. - И, ради Аллаха, поскорее!

Масрур улыбнулся нетерпению госпожи и взялся за дело. Он поставил перед собой пустые шкатулки, и в каждую положил по шелковому платку с золотой бахромой, и стал раскладывать драгоценности так, чтобы в каждой шкатулке оказалось по паре ручных и ножных браслетов, ожерелье, пояс и серьги.

- Как разумно ты это сделал, о Масрур! - похвалила Абриза.

- Здесь хватит украшений для четырнадцати женщин, - посчитав шкатулки, сообщил Масрур. И сразу же дверная занавеска приподнялась.

- Госпожа Умм-Джабир кланяется госпоже Шеджерет-ад-Дурр! - тонким от волнения голоском выкрикнула Нарджис. - И она ждет ее в своих покоях... и да будет над ней милость Аллаха... над ними - милость Аллаха! ..

Абриза вскочила было, чтобы идти, но Масрур удержал ее.

Он позвал четырнадцать девушек, и дал каждой в руки по шкатулке, и построил их вереницей, и сам их возглавил, а Абризе предложил замыкать шествие, велев при этом четырем невольницам сопровождать ее таким образом, чтобы две девушки вели ее под руки, а еще две несли ее длинные рукава. И видно было, что устройство этого шествия доставляет евнуху великое удовольствие.

Умм-Джабир оказалась именно такой, какой ее представляла себе Абриза, - с лицом почти черным, но с тонкими чертами, и ее волосы не курчавились, образуя надо лбом подобие облака, как у обычных черных рабынь, а были прямые и блестящие, расчесанные на пробор. Аль-Мунзир был несколько светлее, чем его мать, и от своего белого отца унаследовал вьющиеся волосы.

Она прежде всего одарила невольниц Абризы золотыми динарами и проделала это с видом женщины, привыкшей распоряжаться многими слугами. Абриза поглядывала, как она ведет себя, стараясь понять и запомнить, что может делать женщина из хорошего рода, а чего ей делать не следует. Раньше ей и в голову бы не пришло изучать повадки знатной обитательницы харима, но теперь, когда предстояло вновь склонить к себе сердце и мысли аль-Асвада, и это могло помочь делу.

Из беседы выяснилось, что аль-Асваду и раньше доводилось давать сгоряча трудноисполнимые обещания, так что аль-Мунзир и Хабрур ибн Оман вынуждены были выручать его и пускаться на хитрости.

- А однажды случилось так, что конь, которого подарил аль-Асваду отец, не послушался его и сбросил с себя, - улыбаясь, рассказывала Умм-Джабир. И Ади, вскочив, поклялся, что конь будет продан на базаре водоносам за один дирхем! Потом он опомнился и впал в отчаяние. Тогда Джабир поскорее отыскал Хабрура ибн Омана и рассказал ему об этом безумстве. Хабрур, да хранит его Аллах и да приветствует, понимал, что нельзя продавать царский подарок. И он придумал, что нужно вывести этого коня на базар, туда, где собираются водоносы, и поставить возле его ног корзину с кошкой, и сообщить всем, что конь продается за один дирхем, а кошка - за тысячу динаров, но при этом они непременно должны быть проданы вместе и одному человеку. Джабир взял у меня на время кошку и корзину, они вдвоем переоделись, отправились на базар и все утро предлагали эту диковинную покупку всем водоносам, сколько смогли отыскать в Хире, но те высмеяли их и ушли. И тогда Хабрур ибн Оман и Джабир привели коня обратно, и вернули мне кошку в корзине, и позвали факиха, хорошо знающего законы, чтобы тот убедил аль-Асвада, что он чист перед Аллахом, ибо водоносы Хиры имели возможность купить прекрасного коня всего за дирхем, но Аллах не вложил в их души желания сделать это!

Умм-Джабир расхохоталась. И многое еще рассказала о юности своего сына и его названного брата. Но рассказы эти о предусмотрительности и находчивости аль-Мунзира произвели на Абризу странное действие.

Она считала, что хорошо знает этого человека, и, прожив с ним столько времени в одном доме, под его охраной и защитой, уже составила о нем мнение и утвердилась в своем отношении к нему. Но, когда Умм-Джабир вспоминала его детские годы, его совместное с Ади аль-Асвадом обучение, и их юношескую беззаветную дружбу, Абризе казалось, будто речь идет совсем о другом человеке, чьи качества и достоинства были выше качеств и достоинств того, кого она знала...

И этот человек ни в чем не уступал Ади аль-Асваду, разве что Аллах послал ему не столь знатного отца...

65
{"b":"71754","o":1}