ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Для приступа Хайсагур выбрал угловую башню, а время определил по призыву к вечерней молитве. Это, насколько он знал, была средняя по длительности молитва в три раката, и он успевал, поднявшись наискосок по округлому боку башни, затаиться на верху стены, чтобы потом, когда население караван-сарая угомонится, спрыгнуть вниз.

Так оно и получилось.

В это время года купцы не любили пускаться в дорогу, так что караван под водительством Джейран оказался в ту ночь единственным в огромном здании. Со стены Хайсагур видел, как управитель караван-сарая развел всех по свободным помещениям, причем теперь он наконец разглядел людей Джейран и поразился их молодости.

Мальчиков поселили справа от входа, старших - слева, со стороны михраба, непременного для принадлежащего правоверным караван-сарая. И мальчики, очевидно, устав больше старших, довольно быстро улеглись, хотя перед этим, за ужином, шумели и галдели наподобие стаи обезьян.

Хайсагур не видел, как обращались к ним всякий раз Джейран и Хашим накануне обязательной для правоверных молитвы, увещевая перенести это бедствие без криков, прыжков и швыряния камушков в оттопыренные зады склонившихся в земном поклоне людей. Не знал он также, что главным средством усмирения служило волшебное слово "добыча". Хотя в Эдессе было оставлено на хранение немало всякого добра, мальчики, не совсем осознавая стоимость всего увезенного из Хиры, желали все новых подвигов и все новых сокровищ, и трудно было добиться от них ответа на вопрос - что они станут делать со всеми этими кошельками, тюками тканей и мешочками мускуса?

В тот час, когда неподвижные звезды засверкали на небосводе и по ступеням небес взошли планеты, путешественники удалились в свои помещения, причем ложа они устроили в самой глубине, так что Хайсагур не видел со стены, как они укладывались.

Теперь следовало высмотреть, где в караван-сарае расположены домики с водой.

Хайсагур, спустившись со стены, в два прыжка оказался возле двух каменных возвышений, каждое из которых напоминало собой ложе великана. Они были расположены как раз в середине двора и стояли рядом, каждое - четырех локтей в высоту, примерно двадцати - в ширину, а длину он в темноте определить не смог. Эти возвышения использовали для удобства разгрузки и погрузки поклажи, а верблюдов и коней заводили в проход между ними, достаточно широкий, чтобы два верблюда могли разойтись, не мешая друг другу.

Стоя на корточках у края этого прохода, Хайсагур видел немалую часть двора, сам оставаясь при этом незамеченным.

Первого посетителя домика с водой он не тронул, позволил ему уйти, перебрался поближе к домику и, в ожидании следующего, затаился совсем рядом, в арке пустого помещения, ибо туда вели не обычные двери, а именно арки, лишенные даже занавесок. Вскоре появился другой человек - и, волей Аллаха, это был тот несчастный, которому конная езда доставила невыносимые мучения.

Он не шел, а ковылял к месту уединения, одной рукой растирая себе зад, а другой - поясницу. При этом его ноги были широко расставлены, как будто лошадь все еще находилась промеж них. Такая походка навела Хайсагура на мысль о женщине, которая вот-вот родит, и смешливый гуль зажал себе рот рукой.

Слух у гуля был острый - и он явственно услышал такие жалобы и причитания.

- О всесильный Аллах! - стенал этот несчастный. - Почему бы не издохнуть при рождении матери той кобылы, что родила этого проклятого жеребца? Разве мы родились на свет для того, чтобы ездить на жеребцах? Прав был этот враг Аллаха Салах-эд-Дин, да поразят его лишаи и чесотка! Я воистину разумом уподобился ишаку, и ищу новых бедствий на свою голову, а хуже всего, что я проделываю все эти безумства ради женщины... О мой зад, на что ты стал похож? И на что стало похоже то, что оставил мне отец? Я так же гожусь сейчас для сближения с женщинами, как годится калам в битве против ханджара!

Этот человек с отбитым об седло задом, охая и призывая на помощь Аллаха, затворился в домике с водой, откуда Хайсагур услышал новые тихие стоны.

И среди них он уловил проклятие всем замкам, которые враги Аллаха понастроили в горах, принадлежащих огнепоклонникам, и в особенности Пестрому замку.

Меньше всего Хайсагур мог бы предположить, что Джейран направляется туда же, куда и он.

Озадаченный гуль изготовился к нападению.

- За какие из грехов мое сердце увязло в этой страсти, словно верблюд в грязи? - выходя из приюта уединения сказал обиженный конем наездник, но в голосе его было некое облегчение. - Ведь ее сердце подобно придорожному камню...

Хайсагура мало волновали любовные неурядицы смешного человека, но он непременно должен был понять, какое отношение имеет Джейран к Пестрому замку. Недолго думая, он шагнул из мрака и схватил посетителя домика с водой за плечи, резко сжав и приподняв его при этом, потому что тот был куда ниже Хайсагура. Одновременно он втащил добычу в арку пустого помещения.

- Горе мне... - изумленно прошептал человек, уставившись в пронзительные глаза гуля, и душа его улетела...

Хайсагур в таких случаях мало задумывался о том, куда улетает душа его жертвы. Он вошел в чужую плоть без затруднений, оставив свою в таком месте, где ее до утра никто наверняка не увидит.

И первое, что он ощутил, была боль в тех частях, которые нужны мужчине для того, чтобы производить себе подобных.

Несчастный всадник имел все основания скулить, ныть и причитать - не умея сжимать ногами и бедрами конские бока, он отбил себе о жесткое седло не только зад.

Впервые в жизни Хайсагур пошел, расставив ноги, как если бы он от испуга намочил шаровары.

Помещение, где расположился на ночлег этот несчастный, Хайсагур заприметил еще когда тот выходил наружу.

Теперь следовало уложить измученную долгой дорогой плоть на ковер, укрыть ее и прислушаться к тому, что всплывало в памяти перед тем, как внутренний взор увидит пестрые пучки сновидений.

Хайсагур раздел своего подопечного до нижних шаровар и рубахи, причем ему с непривычки было неловко действовать толстыми и короткими ногами, задирая и опуская их, а также мешал живот.

72
{"b":"71754","o":1}