ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Аль-Асвад еще не знает, что ты поехал искать ребенка этой женщины, сообщил Джеван-курд. - А когда узнает - то непременно поблагодарит тебя за то, что ты взял на себя его труд.

- Значит, тебя прислал Джудар ибн Маджид? - тут уж аль-Мунзир забеспокоился. Полководец и Хабрур ибн Оман, придумавшие ему дело, ради которого он непременно должен покинуть Хиру, снарядившие его в дорогу и давшие те немногие сведения о бегстве Хайят-ан-Нуфус, которые им удалось раздобыть, не стали бы слать гонца лишь для того, чтобы осведомиться о его драгоценном здоровье.

- Нет, о аль-Мунзир, а почему ибн Маджид должен был бы присылать меня? осведомился удивленный Джеван-курд. - И как ты полагаешь, о друг Аллаха, если бы меня послал за тобой ибн-Маджид - разве он дал бы мне всего двух всадников?

- Как же ты вообще узнал, в каком направлении меня следует искать?

- Мне сказал Хабрур ибн Оман, - признался курд. - Надо признаться, я долго его допрашивал, и он отвечал мне стихами, которые я и сам знаю, и вот они:

Лишь тот может тайну скрыть, кто верен останется, И тайна сокрытою у лучших лишь будет.

Я тайну в груди храню, как в доме с запорами, К которым потерян ключ, а дом за печатью.

Однако мне удалось расставить ему ловушку, и он сказал то, чего говорить не собирался, и вот я здесь - как видишь, с ханджаром, джамбией и подвязанным к ноге копьем. А моя кольчуга лежит в хурджине, потому что натягивать ее сейчас нет нужды.

Действительно, он выглядел как собравшийся в поход воин, и двое, сопровождашие его, - равным образом.

- Не беспокойся о нас, о аль-Мунзир, - не поняв, почему тот молчит, сказал Джеван-курд. - Мы не станем для тебя обузой. Мы выехали на конях, чтобы поскорее нагнать тебя, но в ближайшем караван-сарае мы купим верблюдов, я взял с собой достаточно денег...

Все это было достаточно странно. Аль-Мунзир не настолько далеко отъехал от Хиры, чтобы его нельзя было нагнать на хорошем беговом верблюде. Да и не видел он пока надобности нагонять себя - о чем еще раз спросил Джевана.

- А разве ты не хотел бы, чтобы мы присоединились к тебе? осведомился тот.

- Так ибн Оман для этого прислал тебя?

- Он не присылал меня вовсе. Я сам пожелал этого...

- Как же ты объяснил свой отъезд аль-Асваду?

- А разве я должен объяснять свой отъезд аль-Асваду? - проворчал Джеван-курд. - Благодарение Аллаху, я не его невольник и не черный раб.

Теперь аль-Мунзиру стало ясно, почему его неожиданный спутник примчался на коне, вместо того, чтобы собрать, как положено, верблюдов, верховых и вьючных, и с достоинством выехать из Хиры, слушая приятный для души гомон толпы у городских ворот: "Вот едет Джеван-курд, любимец нашего аль-Асвада! "

- Но, ради Аллаха, зачем тебе это? - спросил Джабир.

- Прежде всего, аль-Асвад теперь долго не покинет Хиры, а моя душа томится в городе, - издалека и, увы, с явной лжи начал курд. - От меня больше проку при соитии двух черных - пыльной каменистой тропы и ночного мрака, или же при соитии двух белых - лезвия меча и острия копья.

- Воистину, это так, - подтвердил аль-Мунзир, чтобы, не раздражая беглеца из Хиры, добраться понемногу до истины. - И все же прибавь, о друг Аллаха, этого недостаточно!

- Затем, я в долгу перед этой женщиной, Абризой, которая спасла меня от смерти после ночного сражения. Возвращение ее ребенка должно быть делом моих рук, клянусь Аллахом!

Аль-Мунзир не стал напоминать курду, что после победного возвращения в

Хиру он был занят чем угодно, включая и покупки для своего харима, а про Абризу вспомнил лишь раз, за кувшином пальмового вина, когда сотрапезники подшучивали над его стойкостью и целомудрием в обществе такой похищающей сердца красавицы, удивляясь, как это он не ввел женщину в свой харим.

- Прибавь, о друг Аллаха... - еще раз попросил он.

Но Джеван-курд молчал.

Очевидно, он больше не хотел осквернять рот ложью и не мог сказать всей правды.

В простоте своей души курд был недоволен своим повелителем. Он, столь высоко ценивший благодарность и презиравший неблагодарность, столкнулся с обстоятельствами, в которых не мог разобраться. Он не понимал, правильно ли поступил аль-Асвад по отношению к Джейран и ее людям. Они ушли с богатой добычей - и это было прекрасно. Но они не были обязаны этим царской щедрости аль-Асвада, и это было скверно. К тому же, курда, заботливого супруга своих жен, смущало и неисполнение брачного обещания. Девушка, которая спасла мужчину от смерти, заслужила того, чтобы войти в его харим.

Если бы Джеван-курд знал, в каком двусмысленном положении оказалась Абриза в царском дворце Хиры, он бы выполнил свой долг мужчины и воина, послав к ней для брачных переговоров разумную женщину. Благодарение Аллаху, он не подозревал, что Абриза нуждается в помощи.

Что-то нарушилось в той преданности, которую Джеван-курд питал к аль-Асваду. И он, затосковав о былом, не омраченном лишними размышлениями, решил излечить эту болезнь разлукой, и, преодолевая тяготы пути, забыть о своих сомнениях.

Аль-Мунзир вздохнул.

- Еще раз скажу - начертал калам, как судил Аллах, - сказал он. - Если ты благополучно выбрался из Хиры и отыскал меня, значит, это было угодно Аллаху. Я рад тебе, о Джеван. Поедем на поиски вместе. Что именно сказал тебе почтенный ибн Оман, когда указывал дорогу, по которой я направился?

- Он сказал - о друг Аллаха, есть надежда, что именно в этом направлении следует искать следов пятнистой змеи. Строго допросили молодцов Юниса аль-Абдара, которые кое-что знали про ее похождения, нашли и стражников городских ворот, которые были ею подкуплены. Все показания указывают на это направление.

- И ничего больше не сказал тебе ибн Оман?

- Ничего больше, о аль-Мунзир. А разве этого для тебя недостаточно?

Джеван-курд посмотрел на Предупреждающего с такой надеждой, с какой ребенок смотрит на мать, пообещавшую блюдо засахаренного миндаля в уксусе, политого розовой водой с мускусом.

Аль-Мунзир покачал головой.

В том, что сведений оказалось недостаточно, было и свое преимущство это сулило долгие странствия в поисках ребенка и оттягивало срок возвращения в Хиру, о которой аль-Мунзир не мог подумать без содрогания.

78
{"b":"71754","o":1}