ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поскольку гуль не имел намерения ее пугать, то и не напустил на лицо зверской ярости, внушая, будто у него на голове рога, подобные буйволиным, а из глаз и ноздрей идет дым. Джейран увидела лицо необычное и приметное, но вполне человеческое,

Она узнала это лицо еще и потому, что по природе своей не была неблагодарной, а Хайсагур оказался одним из немногих, к кому она испытала чувство благодарности.

Ей не было нужды до того, зачем гуль забрался в пустые помещения караван-сарая. Он не сказал ей ни слова - следовательно, не хотел, чтобы о его присутствии кто-то знал. Она и промолчала - тем более, что ей было в тот миг не до гулей-оборотней.

Потом, когда она прекратила бурные рыдания и поднялась с суфы, ей показалось странным, что Хашим не последовал за ней и не попытался ее успокоить. Джейран посмотрела туда, где мог бы находиться старик, но увидела, что у арки, у самой стены, стоит Хайсагур, как бы на страже.

Не подумав - а думать она, как видно, была не в состоянии, - что, увидь Хашим Хайсагура, шуму было бы на весь караван-сарай, она прониклась мгновенной и острой благодарностью к гулю. Но как выразить это чувство она не знала. И лишь задержалась на мгновение возле того, кто, как она полагала, охранял ее в постыдном для нее состоянии.

Потом, на следующий день, когда путь был продолжен, она сообразила, что ни о какой охране тут не могло быть и речи - просто Хайсагур опасался выходить во двор. Но, подобно наконечнику стрелы, засело в ее памяти это воспоминание, подобное картине - светлый камень стены, и свод арки, и широкая темная спина горного гуля...

Удивительно, однако и у Хайсагура возникло ощущение, будто он стоит на страже. И он также на следующий день осознал, что всего лишь ожидал, пока Джейран соберется с силами, успокоится, выйдет и уведет Хашима с аль-Яхмумом.

Джейран поняла природу превращений Хайсагура - это была область, доступная ее разуму. Она сразу сообразила, что во время этих превращений собственное тело гуля лежит где-то без движения. Но одно дело - лежать в башне Сабита ибн Хатема, а совсем другое - в Пестром замке. И она взволновалась необычайно, ибо мысль о том, что тело Хайсагура могут найти, опознать в нем горного гуля и, не задумываясь о причинах и следствиях, сбросить с башни оказалась для нее подобна ожогу от кипящего масла!

- Мы непременно должны проникнуть в Пестрый замок, - сказала она, и Барзах с Шакунтой переглянулись. Сейчас эти слова прозвучали крайне глупо. Раз они пришли за ребенком, а ребенок сам идет к ним в руки, то кому после этого нужда в Пестром замке?

По лицу Хашима Джейран поняла, что он обеспокоен ее состоянием.

- О Хашим, как ты полагаешь - может ли ребенок сам додуматься до такого бегства? - спросила она. - Я знаю, что произошло в замке. Оборотень вселился в тело этого малыша, да хранит его Аллах, и выводит его на свободу! Но для этого оборотень должен был проникнуть в замок и посмотреть в глаза ребенку! Значит, сам он сейчас где-то внутри, одинокий и беззащитный!

- Разве мы нанимали айаров для того, чтобы спасать оборотней? изумилась Шакунта. - Я запрещаю тебе, о предводитель айаров, посылать людей в Пестрый замок! Наше благо будет в том, что мы возьмем этого ребенка и как можно скорее и тише покинем окрестности замка! А если мы примемся спасать оборотней - то поднимем шум, и привлечем внимание к побегу мальчика, и навлечем бедствия на свою голову!

- В таком случае я возвращаю вам ваши динары, и вы можете отправляться отсюда с ребенком каким угодно путем, но без нашей охраны, а сама остаюсь выручать оборотня! - выпалила взволнованная Джейран. - И если у вас есть понятие о щедрости, то деньги за спасение мальчика вы должны будете отдать именно ему!

- Вот решение, достойное звезды! - воскликнул Хашим. - И вот подвиг, достойный наших бойцов!

Барзах и Шакунта переглянулись.

- Откуда мы знаем, для чего оборотню потребовался ребенок? - спросил Барзах. - Может, он решил полакомиться? Или он задумал выгодно продать этого ребенка?

- Хайсагур не из тех, кто торгует детьми! - возмутилась Джейран и собиралась сказать еще что-то в защиту гуля, но тут ей в голову пришла мысль.

- О звезда, - встав на цыпочки, зашептал ей в ухо Хашим, - а откуда ты знаешь, что этого оборотня зовут Хайсагур? Разве звезды снисходят до таких созданий?

Джейран молчала. В ее голове выстраивалась последовательность событий.

- О Джарайзи! - обратилась она к мальчику. - И ты, о Чилайб! Отправляйтесь немедленно в лагерь и приведите всех наших людей! Кто из вас захватил с собой длинную веревку?

- Я, о звезда, - выступил вперед Вави.

Джейран выглянула из-за камня.

Ребенок в голубой рубашечке неторопливо, насколько позволяли короткие ручки и ножки, сползал по стене.

- У него уйдет немало времени на то, чтобы преодолеть откос, задумчиво произнесла Джейран. - Ров он перейдет без особых затруднений, ибо колья там понатыканы в расчете на взрослых людей или лошадей. Но выбираться из этого рва ему будет трудновато. Когда мы увидим, что он готов карабкаться вверх, мы кинем ему веревку, он обвяжется и мы очень быстро подтянем его!

- И как можно быстрее уйдем отсюда! - вставила Шакунта.

- Вы оба с ребенком уйдете, а я и мои люди останемся, - решительно отвечала Джейран. - Мы зайдем с другой стороны замка и поднимем там шум, чтобы вся стража собралась к одному месту. К тому времени Хайсагур покинет тело ребенка и вернется в собственное. Он сможет воспользоваться суматохой и покинуть Пестрый замок!

- Клянусь Аллахом, вот решение, достойное полководца! - высказал свое мнение Барзах.

- С каких это пор ты разбираешься в делах полководцев, о бестолковый ученик мудрецов и лживый наставник царевичей? - снова напустилась на него Шакунта. - О Аллах, сперва он вообразил себя царем и начал строить караван-сараи, а теперь вообразил себя полководцем и начал принимать решения! Прежде, чем командовать войском в тысячу всадников, ты бы научился управляться хотя бы с одной женщиной!

Джейран и Хашим переглянулись. Положительно, они проворонили в отношениях этих двоих нечто важное.

Но Джейран сейчас не было дела до любовных шашен своих нанимателей.

94
{"b":"71754","o":1}