ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спасибо за откровенность, — сказала она. — Вы нравитесь мне, генерал. И я обещаю, что в следующую нашу встречу мои чувства останутся прежними.

— Я... благодарю вас. Думаю, что это все. Просто спасибо... за понимание и обещание. — Потом он добавил:

— А теперь мне нужно идти?

— Мы стартуем через десять минут.

— Ваше письмо, — предложил он. — Я отправлю его.

— Спасибо, — она протянула письмо, генерал взял его и слегка задержал ее руку в своей. Потом повернулся и вышел. Через несколько минут Ридра увидела, как его диск движется к бетонному зданию стартового комплекса, освещенному лучами восходящего солнца.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ВЕР ДОРКО

...Если слова первостепенны, я боюсь, это все, что видели мои руки...

М. Х. «Квартет»

Глава 1

Протранскрибированный материал прошел через избирательный экран. У панели компьютера уже лежали четыре страницы определений, которые она получила путем грамматических умозаключений. Прикусив нижнюю губу, Ридра пробежала глазами таблицу частоты дифтонгов. Она повесила на стену три листка, озаглавленных ею так:

«Возможная фонематическая структура...»

«Возможная фонетическая структура...»

«Семантические и синтаксические неясности...»

В последнем заключалась проблема, которую во что бы то ни стало надо было решить. Вопросы формулировались на основе данных двух первых листков.

— Капитан?

Она повернулась на надувном кресле.

Из входного люка выглядывал Чертенок.

— Да?

— Что бы вы хотели на обед? — маленький кок был семнадцатилетним юношей. Из копны волос на его голове торчали два косметохирургических рога, кончиком хвоста он почесывал ухо.

Ридра пожала плечами.

— Ничего особенного. То же, что и взвод.

— Эти парни съедят жидкие отбросы, если я их им подсуну. Никакого воображения, Капитан! Что вы скажете о запеченном фазане или яичнице с дичью?

— Ты настроен на домашнюю птицу?

— Ну... — он отпустил створку двери и повис на карнизе, раскачиваясь взад-вперед. — Мне хочется приготовить что-нибудь из дичи.

— Если никто не возражает, давайте птицу, печеные яйца и бифштекс с помидорами.

— Сейчас будет готово!

— А на десерт — торт с клубникой?

Чертенок щелкнул пальцами и исчез. Ридра рассмеялась и повернулась к компьютеру.

Она изучала третий пример того, что могло быть синкопой, когда ее кресло внезапно откинулось назад. Записи взлетели к потолку. Она бы тоже взлетела, если бы не успела ухватиться за пульт. Обшивка на кресле лопнула, обнажив натянутый селикон.

Ридра обернулась на болезненный вскрик и увидела Чертенка, который разбил коленку о прозрачную стену.

Толчок.

Она откинулась на мокрую, смявшуюся спинку кресла. В интеркоме появилось лицо помощника:

— Капитан!

— Какого черта!... — воскликнула она.

Контрольные лампы на диагностическом пульте вспыхнули. Корабль снова тряхнуло.

— Мы все еще дышим?

— Только... — лицо помощника налилось и пошло черными пятнами, вызывая неприятные чувства. — Да. Воздух в порядке. Неполадки в системе привода.

— Если эти проклятые молокососы... — она щелкнула переключателем.

Раздался голос Флипа, начальника машинного отделения:

— Боже, Капитан, нас что-то ударило!

— Что?

— Не знаю. — Флип посмотрел в сторону. — Двигатели А и В в порядке. Но С искрит словно фейерверк Четвертого июля. Где, черт возьми, мы сейчас?

— На первом часу полета между Землей и Луной. Мы даже не оторвались от Звездного Центра-9. Навигация?

Снова щелчок.

Появилось темное лицо Молли.

— Где мы? — спросила Ридра по-немецки.

Первый Навигатор быстро подсчитала возможную орбиту и определила ее двумя вероятностными логарифмическими кривыми.

— Мы кружились вокруг Земли, — послышался голос Рона.

— Что-то сбило нас с курса. Мы не можем запустить двигатели и сейчас просто дрейфуем.

— С какой скоростью и в каком направлении?

— Калли как раз пытается это определить.

— Попробую выглянуть наружу, — она вызвала Группу Чувственных. — Нос, как это пахнет?

— Воняет. Незнакомый запах. Мы в затруднении.

— Ты что-нибудь слышишь, Ухо?

— Ничего, капитан. Все течения стасиса в этом районе спокойны. Мы слишком близко к гравитационному центру. Слабое течение — около пятидесяти спектров — в направлении К. Но не думаю, чтобы оно унесло нас куда-то далеко. Сейчас мы движемся в магнитосфере Земли по инерции от последнего толчка.

— Как это выглядит, Глаз?

— Словно внутренность ведра с углем. Что бы с нами ни случилось, мы выбрали для этого темное местечко. По-моему, все же, течение довольно сильное и может затащить нас в хороший поток.

Вмешался Брасс:

— Но я хотел бы знать, что происходит, прежде чем мы туда погрузимся. И в первую очередь — где мы, Первый.

— Навигация?

Повисла тишина. Потом появились три лица. Калли сказал:

— Мы не знаем, Капитан.

Гравиполе стабилизировалось, дутое кресло вернулось на место.

Маленький Чертенок покачал головой и замигал. Его лицо исказилось от боли.

— Что случилось, Капитан? — прошептал он.

— Будь я проклята, если знаю! — ответила Ридра. — Но я узнаю!

* * *

Обед прошел в молчании. Взвод — парни в возрасте примерно двадцати одного года — сидели тише травы. За офицерским столом навигаторы сидели напротив призрачных фигур разобщенных Чувственных Наблюдателей. Громадный помощник во главе стола наливал вино молчаливому экипажу. Ридра обедала с Брассом.

— Я не знаю, — он встряхнул гривастой головой, поворачивая стакан в сверкающих когтях. — Все б'ыло так тихо, с'окойно, и ничто не п'редвещало... То, что случилось — п'роизошло внутри корабля.

Чертенок, с туго перебинтованной ногой, угрюмо внес торт, отделил порции Ридре и Брассу и направился к своему месту за столом экипажа.

— Так, — сказала Ридра, — значит, мы вращаемся вокруг Земли, все приборы не действуют, и мы даже не можем определить наше местонахождение.

— П'риборы ги'ерстасиса в п'орядке, — напомнил ей Брасс. — Мы п'росто не знаем исходных координат для п'рыжка.

— И не можем прыгать, если не узнаем откуда мы прыгаем, — она рассеянно оглядела столовую. — Как вы думаете, Брасс, они надеются выбраться отсюда?

— Они надеются, что вы вытащите их отсюда, Капитан.

Темными губами Ридра прикоснулась к ободку бокала.

— Если ничего не случится, мы б'удем сидеть здесь месяцев шесть п'отребляя кулинарные п'роизведения Чертенка, а затем задохнемся. Мы даже не можем п'ослать сигнал б'едствия, п'ока не войдем в ги'ерстасис с регулярным каналом связи. Навигаторы ничего не смогли п'ридумать. Они только о'ределили, что мы движемся п'о б'ольшому кругу.

— Нам следовало бы иметь иллюминаторы. Тогда можно было бы взглянуть на звезды и определить свою орбиту. И это заняло бы пару часов.

Брасс кивнул.

— Вот что значит современные удо'ства. Иллюминаторы и старинный секстант сослужили б'ы нам хорошую служ'у, но мы на'ичканы электроникой п'о горло, и вот сидим здесь и не знаем, что делать.

— Вращение... — Ридра поставила бокал.

— Что?

— Дер Крайс, — сказала Ридра и нахмурилась.

— Что это? — спросил Брасс.

— Ратас, орбис, ил керхио, — она прижала ладонь к столу. — Круг. Это слово «круг» на разных языках.

Брасс сконфузился и из-за клыков его лицо приняло ужасное выражение.

Сверкающая шерсть вокруг глаз встала дыбом.

— Сфера, — продолжала Ридра, — ил глобо, гумлас, — она встала, — куле, куглет, кринг!

— А при чем тут языки? Круг это кр...

Но она со смехом выбежала из столовой. В своей каюте она схватила записи перевода. Глаза ее забегали по строчкам. Она нажала кнопку связи с навигаторами. Рон, вытирая варенье с губ, произнес:

12
{"b":"7176","o":1}