ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как? — спросила Ридра.

— Вот так, — он взял плату в руки и сделал сгибающий жест.

— Вы уверены, что она не сама сломалась?

— Она не может сама сломаться, — сказал Карлос. — Она слишком хорошо закреплена. Ее нельзя сломать даже молотком. А здесь проходят все управляющие цепи.

Ридра кивнула.

— Дефлекторы гироскопических стабилизаторов для обычных маневров... — он открыл другую крышку и извлек еще одну плату. — Вот.

Ридра провела ногтем по разлому второй платы.

— Кто-то на корабле сломал их, — сказала она. — Возьмите их в мастерскую. Скажи Лиззи, чтобы она их склеила и принесла мне. Я поставлю их на место, а потом верну ее шарики.

Глава 2

Падение жемчуга в густое масло. Желтый блеск медленно переходит в янтарный, затем в красный и, наконец, затихает. Таков полет в пространстве гиперстасиса.

На панели компьютера Ридра раскладывала карточки. Словарь ее почти удвоился с начала путешествия. Частью сознания она испытывала удовлетворение, как после хорошего обеда. Слова, и их неуловимое смысл, на ее языке, в кончиках пальцев становились податливыми, открывая свое значение все больше и больше.

Но здесь был предатель. Вопрос — вакуум без малейших зацепок, чтобы ответить — кто или что, и зачем? — создавал опустошение в другой части ее сознания, мучительное до изнеможения. Кто-то сознательно сломал эти пластины. Это подтвердила и Лиззи. Как назвать это? Имена всех членов экипажа — и рядом с каждым вопросительный знак.

Падение драгоценного камня в груду драгоценностей. Таков выход из гиперстасиса в районе Союза Военных Дворов в Армседже.

* * *

Она сняла с коммуникационного щита чувственный шлем.

— Вы будете переводить для меня?

Глазок индикатора мигнул в знак согласия. Каждый из разобщенных воспринимал все детали гравитационных и электромагнитных течений стасиса при помощи своих органов чувств, каждый в своей сфере. Этих деталей были мириады, и пилот вел корабль по этим течениям, как парусники гонимые ветром по жидким океанам. Шлем давал возможность обозревать общую картину, конечно, не доводя наблюдателя до повреждения рассудка.

Она надела шлем, прикрыв им глаза, нос и уши.

Покачиваясь в петлях голубого и выжатого индиго, дрейфовали комплексы станций и планетоидов, составляющих Военные Дворы. Музыкальные ноты прерывалась разрывами стасисного грома в наушниках. Обонятельные эммитеры доносили смесь запахов парфюмерии и горячего масла, смешивающихся с запахом подгорелой корки. Чувства Ридры наполнились, она была оторвана от действительности кабины и брошена в пучину чувственных абстракций.

Потребовалось не менее минуты, чтобы сосредоточиться для их осмысления.

— Все в порядке. На что я смотрю?

— Огоньки — это планетоиды и кольцевые станции, составляющие Военные Дворы, — объяснил ей Глаз. — Голубоватый цвет слева — сеть радаров, которая простирается до сорок второго звездного центра. Те красные вспышки справа, вверху — отражение Беллатрикса от полузеркального солнечного диска, вращающегося на четыре градуса вне вашего поля зрения.

— А что это за низкий гул? — спросила Ридра.

— Корабельные двигатели, — объяснил Ухо. — Не обращайте внимания. Я заблокирую его, если хотите.

Ридра кивнула и гул затих.

— Это щелканье... — начал Ухо.

— ...азбука Морзе, — заключила Ридра. — Это я узнала. По-видимому, устанавливают контакт два радиолюбителя?

— Правильно, — подтвердил Ухо.

— А что это воняет?

— Это полный запах гравитационного поля Беллатрикса. Вы не можете пользоваться стереочувственным обонянием, но вот горелая лимонная корочка — это мощный завод, расположенный в зеленом зареве впереди справа от вас.

— Куда мы причалим?

— В звук ми-минорного аккорда.

— В горячее масло, запах которого пузырится слева от вас.

— В центр этого белого круга.

Ридра вызвала пилота.

— Все в порядке, Брасс, причаливайте.

* * *

Летающий диск скользнул вниз с рампы. Ридра свободно удерживалась на нем при силе тяжести в четыре пятых земной. Ветерок в свете искусственных сумерек отбрасывал ее черные волосы за плечи. Вокруг простирался Главный Арсенал Союза. Она подумала, что случайность рождения накрепко привязала ее к Союзному королевству. Если бы она родилась в другой галактике, она бы легко могла оказаться захватчиком. Ее стихи были популярны у обеих воюющих сторон. Это огорчало, и она отбросила эту мысль. Не слишком уместно думать об этом здесь, в центре Союза Военных Дворов.

— Капитан Вонг, вы прибыли под покровительством генерала Форестера.

Она кивнула, диск остановился.

— Он оповестил нас, что вы эксперт по Вавилону-17.

Она снова кивнула. Другой диск повис перед ней.

— Я счастлив познакомиться с вами. И если вам нужна помощь пожалуйста, скажите — мы сделаем все.

Она протянула руку.

— Спасибо, барон Вер Дорко.

Черные полоски его бровей поднялись и щель рта изогнулась на темном лице.

— Вы понимаете геральдические символы? — он поднял длинный палец к гербу на своей груди.

— Да.

— Это великолепно, Капитан. Мы живем в мире изолированных поселений, каждая группа редко соприкасается с соседними, и каждая говорит, в основном, на своем особом языке.

— Я говорю на многих языках.

Барон кивнул.

— Иногда мне кажется, Капитан Вонг, что без Захвата, без цели, на которой Союз может сосредоточить свою энергию, наше общество распалось бы. Капитан Вонг... — он остановился и изящные линии его лица сдвинулись, сжались от напряжения, затем быстро разгладились. — Ридра Вонг?..

Она кивнула, улыбаясь его простоте, еще осторожной, пока узнавание не переросло в уверенность.

— Я не представлял... — он протянул руку, как бы знакомясь с ней заново. — Но, конечно... — Холодная вежливость его манер сменилась радушием. — Ваши книги, я хочу, чтобы вы знали... — предложение закончилось легким наклоном головы. Темные глаза расширились; губы в усмешке прикрыли злобу; руки искали одна другую: все это говорило Ридре о тревожном аппетите по отношению к ней, голоде к чему-то, чем она была или могла быть, прожорливый...

— Обед в моем доме подают в семь. — Он прервал ее мысли приглашением. — Сегодня вечером вы обедаете со мной и баронессой.

— Спасибо. Но я хотела бы обсудить с моим экипажем...

— Я приглашаю весь ваш экипаж. У нас просторный дом, в вашем распоряжении будет конференц-зал и все примыкающие апартаменты, хотя они и не так удобны, как у вас на корабле.

Язык, мерцающий пурпурным за белыми-белыми зубами, коричневые линии его губ, подумалось Ридре, выдувают слова так же вяло, как жующие челюсти людоеда.

— Пожалуйста, придите немного раньше, чтобы мы могли подготовить вас...

Она затаила дыхание, затем почувствовала облегчение: сузившиеся зрачки его глаз говорили о том, что он заметил, хотя не понял ее испуга.

— ...для экскурсии по Дворам. Генерал Форестер высказал пожелание, чтобы вас ознакомили с новинками, предназначенными для борьбы с захватчиками. И это большая честь, мадам. Здесь много опытных офицеров, которые никогда не видели то, что увидите вы. Многое, пожалуй, покажется вам скучным. По моему мнению, вам нужно показать самые лакомые кусочки.

Некоторые из наших изобретений весьма остроумны. Мы не даем скучать воображению.

Этот человек распространяет на меня свою паранойю, подумала Ридра. Он мне не нравиться.

— Я предпочла бы не навязываться вам, барон. На корабле очень много дел, которые я должна...

— Приходите. Ваша работа намного облегчиться, уверяю вас. Женщина с вашим талантом и внешностью будет пользоваться успехом в моем доме. И к тому же, я так изголодался, — темные губы сомкнулись над сверкающими зубами, — по интеллигентному собеседнику.

Ридра почувствовала как напряглась ее челюсть для третьего отказа, но барон сказал:

— Я буду ждать вас с экипажем около семи.

14
{"b":"7176","o":1}