ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Восемь обезьян
Лолита
Оторва, или Двойные неприятности для рыжей
Доктор, который научился лечить все. Беседы о сверхновой медицине
Тета-исцеление. Тренинг по методу Вианны Стайбл. Задействуй уникальные способности мозга. Исполняй желания, изменяй реальность
Немой
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Око за око
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни

— Я только жду, — отказался доктор Т'мварба.

— По вашему каталогу номер 5463, — заявил таможенник. — Я хочу это сюда, — и он шлепнул левой рукой по своему правому предплечью.

— О, да! Мне это тоже нравится. Минутку, — хирург открыл крышку стола. Сверкнули инструменты.

Он отошел к дальней стенке, где за стеклянными дверями холодильной установки виднелись покрытые инеем пластиковые формы. Вернулся хирург с подносом, полным различных деталей. Единственной различимой деталью была передняя половинка миниатюрного дракона с бриллиантовыми глазами, сверкающими чешуйками и светящимися крыльями — в длину он был чуть меньше двух дюймов.

— Мы подсоединим его к вашей нервной системе, и вы сможете заставить его свистеть, шипеть, хлопать крыльями и пускать искры, хотя для ассимиляции может потребоваться несколько дней. Не удивляйтесь, если вначале он будет только рычать — причина все та же, как и при пересадке обычных органов... Снимите, пожалуйста, куртку.

Таможенник начал раздеваться.

— Мы блокируем чувствительность вашего плеча... Вот так — это нисколько не больно, верно? О, это местный наркоз — мы должны все проделать чисто. Теперь сделаем продольный разрез... если вам это неприятно, лучше не смотрите, разговаривайте со своим другом. Это займет всего несколько минут... О, не обращайте внимания, это всего лишь некоторая активизация резервов вашего организма для быстрейшего приживления... Еще разок... Отлично. Это ваш плечевой сустав. Я знаю: странно видеть собственную руку без него. Сейчас на его место мы поставим прозрачную пластиплазмовую клетку. Действует почти также, как плечевой сустав, соединяясь с теми же мускулами. Смотрите: здесь желобки для ваших артерий... Подвигайте подбородком, пожалуйста... Если хотите наблюдать, смотрите в зеркало... Теперь завернем края... Повязка должна сохраняться несколько дней, пока клетка не срастется с телом. Если не будете делать резких движений, все пойдет нормально... А теперь я присоединю этого зверька к вашим нервам. Будет больно...

— Ммммм! — таможенник привстал.

— Сидите, сидите! Все в порядке... Вот этим маленьким ключом открывается клетка. Вы научите его выходить и проделывать разные фокусы, но не будьте нетерпеливым — на это потребуется некоторое время... А сейчас я возвращаю чувствительность вашей руке... — хирург соединил электроды и таможенник присвистнул.

— Да, немного жжет. Так будет примерно с час. Если появится краснота или воспаление, пожалуйста, сразу же придите к нам. Все, что проходит через эту дверь, тщательно стерилизуется, но раз в пять лет обязательно кто-нибудь да пронесет инфекцию... Можете надеть куртку...

Когда они шли по улице, таможенник бережно придерживал плечо.

— Вы знаете, они клянутся, что не будет никакой разницы, — его лицо скривилось. — У меня немеют пальцы. Как вы думаете, он не повредил мне нерв?

— Сомневаюсь, — сказал Т'мварба. — Вы поменьше вертитесь, сползет повязка. Пойдемте поедим.

Таможенник ощупывал плечо.

— Странно получить здесь дыру в три дюйма и по-прежнему действовать рукой.

* * *

— Итак, — сказал доктор Т'мварба, склоняясь над кружкой. — Ридра вначале привела вас в Транспортный город?

— Да. Она набирала экипаж для правительственной экспедиции. Я должен был только одобрить индексы. Но в тот вечер кое-что случилось.

— Что же именно?

— Я видел самых диких, самых странных людей в своей жизни. Они думают по-другому, действуют по-другому и даже любят по-другому. И они заставили меня смеяться и сердиться, и чувствовать себя безмерно счастливым, и бесконечно грустным, и даже слегка влюбленным, — он взглянул сферу под сводом. — И больше они уже не казались мне дикими и странными.

— У вас установились отношения в тот вечер?

— Наверное, слишком самонадеянно было бы назвать ее по имени... Но я чувствую, что она... она — мой друг. Я — одинокий человек... в городе одиноких людей, и если находишь место, где... где тебя принимают, то приходишь туда снова и снова, чтобы все повторилось.

— И повторялось?

Дэниэл Д. Эпплби посмотрел вниз и начал расстегивать куртку.

— Давайте поедим, — он бросил куртку на спинку стула и посмотрел на клетку с драконом в своем плече. — Вы приходите снова и снова... — он неуверенно взял куртку в руки, подержал несколько мгновений и решительно бросил назад на спинку стула. — Доктор Т'мварба, вы хоть чуть-чуть догадываетесь, зачем нас просят явиться в штаб-квартиру Администрации?

— Я уверен, что это касается Ридры и этой катушки с записью.

— Вы сказали, что вы ее врач. Надеюсь, этот вызов не связан с вашей профессией. Будет ужасно, если с ней что-нибудь случилось. Я этого не переживу. Она так много сказала мне за один вечер, и так просто, — он засмеялся и провел пальцами по краю клетки. Дракон внутри зашевелился. — И при этом она почти не смотрела на меня, даже не замечала.

— Надеюсь, с ней все в порядке, — сказал доктор Т'мварба. — Ей лучше быть в порядке.

Глава 2

Перед посадкой «Полуночного ястреба» он попросил капитана связать его с контрольной службой полетов.

— Я хочу знать когда прибыл «Рембо».

— Минутку, сэр... Он вообще не прибыл. По крайней мере последние шесть месяцев о нем ничего не слышно. Потребуется некоторое время, чтобы проверить полные списки...

— Не надо. Прошло всего несколько дней. Вы уверены, что капитан Ридра Вонг не швартовалась недавно?

— Вонг? Она прибыла вчера, но не на «Рэмбо». Это был боевой корабль без опознавательных знаков. Произошла некоторая путаница, поскольку серийный номер с его двигателя был стерт... Возможно, он был украден...

— Капитан Вонг чувствовала себя хорошо, когда сошла в порту?

— Она, по-видимому, передала командование... — голос замолчал.

— Ну?

— Простите, сэр. Эти сведения не подлежат разглашению. Я не сразу заметил пометку... Я не могу вам дать дальнейшие разъяснения. Их разрешено давать только официальным лицам.

— Я доктор Маркус Т'мварба, — сказал доктор, сомневаясь, подействует ли это.

— О, здесь есть запись, касающаяся вас, доктор. Но в списке допущенных вас нет.

— Так что же мне делать?

— Есть распоряжение немедленно направить вас к генералу Форестеру.

* * *

Час спустя он уже входил в кабинет генерала.

— Что случилось с Ридрой?

— Где запись?

— Если Ридра хотела, чтобы именно я получил ее, то у нее были для этого какие-то причины. Если бы она хотела отдать ее вам, она бы так и сделала. Поверьте, вам не получить запись, пока я ее сам не отдам.

— Я ожидал от вас большего желания сотрудничать, доктор.

— Я хочу сотрудничать. Я здесь, генерал Форестер, по вашему вызову. Но пока я не буду точно знать, что происходит, вы ничего от меня не добьетесь.

— Сугубо гражданское отношение, — сказал генерал, подходя к столу. — В последнее время с этим все чаще и чаще приходится сталкиваться. Не знаю, нравится ли мне это, — звездоплаватель в зеленом мундире сел на край стола, задумчиво ощупывая звезды на воротнике. — За долгое время мисс Вонг была первым человеком, которому я не смог сказать: сделай то, сделай это и будь проклят, если спросишь о последствиях. В первый раз, когда я говорил с ней о Вавилоне-17, я ожидал, что просто передам ей записки, а она вернет мне текст уже на английском. Она же спокойно сказала мне: нет, вы должны рассказать мне все. Вначале это вызвало во мне раздражение — мне уже много лет никто не говорил: ты должен, — его руки опустились, как бы защищая себя. (Защищая? Это Ридра научила меня истолковывать движения? — удивился на мгновение Т'мварба.) — Так легко оказаться запертым в своем кусочке мира.

Когда голос прорывает этот мир — это важно. Ридра Вонг... — генерал замолчал, и выражение его лица заставило доктора Т'мварбу похолодеть.

— Что с ней, генерал? Она больна?

— Не знаю, — ответил генерал. — В соседнем помещении находятся... женщина и мужчина. Я не могу сказать вам, является ли эта женщина Ридрой Вонг. Это, определенно не тот человек, с которым я однажды на Земле говорил о Вавилоне-17.

37
{"b":"7176","o":1}