ЛитМир - Электронная Библиотека

Из сна меня вывело потряхивание за плечо. Находясь в обычном состоянии, я обязательно услышал бы приближение человека, так же как и его запах, который иногда будил меня раньше, чем слух подтверждал, что кто-то находится поблизости. В этот же раз я не почувствовал ничего. Видимо, я был действительно здорово утомлен. Денек, что и говорить, выдался напряженный.

Это вновь был Муртаг. Получалось, что я проспал всего несколько минут. Или лишение сна входило в список предварительных пыток? Но мне что-то в это не верилось.

Муртаг почему-то пытался изобразить любезную улыбку на своем лице, что делало его еще больше похожим на рептилию.

— А вы не любопытны, лорд Грандрит! Вас не интересует, что это там прикреплено у вас на животе?

Я не ответил.

Его рот растянулся еще шире.

— Сейчас я вам скажу. Это одно очень запретное приспособление. Если, благодаря несчастной случайности, вам всетаки удастся бежать, вы не сможете уйти слишком далеко. Взгляните сами, — добавил он, показывая на металлическую коробочку, которую он держал в руках. — Вот передатчик. А здесь маленькая такая кнопочка. Стоит ее только нажать, как отсюда вырвется сигнал, который будет уловлен приемником. А тот, в свою очередь, соединен с детонатором пластиковой взрывчатки, которой заполнен этот красивый металлический диск на вашем пупке. Вы наверняка догадались, что последует дальше. Маленькое нажатие моего пальца и — ба-бах! — ваш живот и все, что его окружает, развеется в воздушной атмосфере в виде дисперсной пыли и капелек. Не надо будет и похорон устраивать. Это даже лучше, чем сжигать на костре. Вот, кажется, и все. Ах нет, забыл! Допустим невероятное: вам удалось каким-то образом, неважно, избавиться от цепей, наручников, пояса словом, от всего, что мы тут на вас понавешали. Но вот от диска вам ни за что не избавиться, если только не с куском вашей собственной кожи, к которой он приклеен с помощью эпоксидного клея и который можно снять лишь очень специфическим растворителем. Вот теперь, кажется, действительно все.

Было очевидно, что дальность действия этого передатчика не бесконечна. Но я оставил это замечание при себе.

Муртаг продолжал глядеть на меня, холодно и презрительно улыбаясь. Он явно колебался, говорить ему или нет. Потом все-таки не выдержал.

— Хочу также сообщить вам еще одну приятную новость. К сожалению, приятную не для вас. Я — один из десяти кандидатов, выбранных, чтобы заменить кандидатуры вашу и Калибана. Благодаря вашему пленению или вашей смерти — это уже неважно — я становлюсь одним из двух, которые останутся из всего списка. Вторым будет тот, кто доставит Калибана, или его тело. Но так как я сдам вас на руки Девяти, то буду удостоен чести принять участие в охоте на Дока. Таким образом, у меня появится шанс встать во главе списка. Так что можете порадоваться за меня. Пройдет не слишком много времени, и я займу вакантное место за столом Девяти.

Я снова проигнорировал его тираду. Тогда, поджав губы и обнажив при этом свои желтоватые клыки, Муртаг шумно всосал в себя воздух, будто собираясь плюнуть мне в лицо. Но не сделал этого. Вместо этого он снова круто повернулся и задернул за собой полог своей палатки.

Не прошло и шести секунд, как я снова крепко заснул.

Было шесть часов утра, когда меня вновь разбудили. В течение ночи я несколько раз наполовину просыпался из-за дождя. Густой и плотный лиственный полог верхних и средних этажей леса не позволял дождю падать прямо на мое тело. Но то здесь, то там прорывалась крупная тяжелая капля или тоненькая струйка, которые время от времени наполовину будили меня. Но я человек привычный к таким мелким неудобствам и почти не обращал на них внимания. Меня по-настоящему не обеспокоили бы даже внезапное резкое понижение температуры воздуха или проливной дождь.

Не то что мои охранники! Они чертыхались и проклинали меня на чем свет стоит, как причину, из-за которой они должны были мокнуть под дождем, когда все остальные находились в тепле под непромокаемой тканью их палаток. Но, ругаясь, солдаты не забывали приглушать свои голоса, чтобы не вызвать на себя гнев их офицеров.

Через несколько секунд после утреннего свистка «на побудку» Муртаг уже стоял на пороге своей палатки. Он вновь пристально и внимательно осмотрел меня, будто пытаясь удостовериться, что я не собираюсь испариться у него на глазах вместе со всеми его чаяниями и надеждами на щедрую компенсацию. Затем вновь нырнул в палатку, и вскоре оттуда донеслось жужжание электробритвы.

Были зажжены все жаровни, и вскоре мне развязали руки и сняли с них наручники, чтобы я смог поесть самостоятельно.

Вокруг меня количество стражников не уменьшилось. После завтрака мне было позволено встать. Я потянулся и сделал несколько движений, возвращая гибкость сочленениям и восстанавливая кровообращение в затекших руках и ногах. Все тело болело от многочисленных ударов о ветви во время падения, и за ночь эта боль нисколько не уменьшилась.

Выбора у меня не было. Поэтому я нисколько не сопротивлялся, когда мне вновь связали руки за спиной. Зато теперь с меня сняли ножные кандалы и разрешили немного размять ноги, прогуливаясь туда-сюда, пока отряд сворачивал лагерь.

Ткань палаток вновь превратилась в «носовые платки», а арматура заняла место в походных чехлах.

Вся мебель тоже была складной и в походном виде занимала совсем мало места. Пустые консервные банки сминались простым ударом каблука и отправлялись в общую кучу отходов, собранную в одном месте. Нескольких капель бензина и одной спички было достаточно, чтобы все это вскоре запылало в огне яркого костра. Впрочем, все прогорело очень быстро, оставив после себя лишь кучку серого пепла, который был тщательно собран и затем развеян по дороге. К моменту выхода отряда на поляне не осталось ничего, что говорило бы о нашем здесь пребывании. Даже следы в земле от палаточных колышков вскоре исчезли под ударами подошв солдатских ботинок, снабженных широкими пластмассовыми дисками.

Шествие вновь возглавил Муртаг. Он шел, часто поглядывая на компас и то и дело поднося к уху маленький приборчик, висящий на цепочке у него на шее. Любому человеку, за исключением, пожалуй, лишь аборигена, очень легко заблудиться в тропическом лесу. Говоря об аборигене, я не говорю о среднестатистическом африканце, который рискует забраться в мир лесных гигантов, лишь защищая собственную жизнь.

Я имею в виду истинных аборигенов, живущих в этом мирном краю: пигмеев, антропоидов и диких зверей: Только они знали, как найти дорогу в зеленом лабиринте джунглей. Они и я.

Я шел в середине отряда, недоумевая про себя, почему Муртаг ведет отряд другой дорогой, вместо того чтобы веонуться по своим же следам к опушке леса, до которой было от силы шесть километров. Но он выглядел уверенно и, казалось, знал, что он делает. И действительно, прошагав полдня по лесу, отряд вышел на обширную прогалину, как потом оказалось, специально вырубленную в центре леса, на котооой хватало места для посадки сразу двух вертолетов.

Вскоре приземлился один из них, «Сикорский S-62». Мне снова связали лодыжки и в таком виде я был вынужден проскакать до аппарата. Влезал я в него в основном при помощи рук. За мной на борт вертолета поднялись Муртаг и двенадцать солдат. Остальных вертолеты перевезут позже, делая челночные рейсы. При этой мысли у меня потеплело на сердце. По крайней мере, мне удалось уменьшить их воздушные силы.

Но я ошибся. Когда, после двадцати пяти минут полета (по часам Муртага), мы приземлились в центре другой вырубки, гораздо большей по площади, я увидел целый палаточный городок. Он состоял из сорока палаток, стоящих концентрическими кругами, и занимал большую часть открытого пространства. В одном углу располагалась вертолетная площадка, но хватало места и для еще нескольких. Но я не увидел ни одного истребителя. Не было даже взлетной полосы для него.

За все время перелета, сидя напротив меня, Муртаг не произнес ни единого слова. Лишь один раз он вышел по какимто делам из кабины. Все остальное время он проторчал у меня перед глазами, восседая с гордым видом «большого белого человека», который возвращается с охоты с головой самого крупного в мире слона. Остальные тоже притихли и сидели, помалкивая всю дорогу. Это меня удивило. Честно говоря, я ожидал увидеть с их стороны гораздо больше энтузиазма, хотя им было чего опасаться. Их эффективность оставляла желать гораздо лучшего. Куда они все годились, если всего один человек уменьшил их силы более чем наполовину? Хуже того, мое пленение стало следствием чистой случайности, а не их ловкости и умения, и они прекрасно знали это.

16
{"b":"71761","o":1}