ЛитМир - Электронная Библиотека

Я оставил себе пистолет, положил пулемет так, чтобы он оставался под рукой, и проверил, хорошо ли скользит кинжал в ножнах. Он мог понадобиться мне в любую секунду. Во мне все больше росло недоверие к Дику. Клара тоже могла быть опасна, но Дик, который соединял в себе огромную физическую силу и быстроту гориллы со знанием стрелкового оружия, знакомством с боксом и каратэ, мог оказаться страшным противником, таким, с которым мне еще никогда не приходилось встречаться. Пока что он вел себя в соответствии с тем, каким хотел казаться. Но теперь я опасался поворачиваться к нему спиной.

Дик ловко управлялся с джипом. Впрочем, я бы не удивился, если бы он проявил подобную ловкость в обращении с большинством механизмов, изобретенных человеком. Наши разговоры с ним ограничивались чисто материальными потребностями и не касались абстрактных понятий. Но какая разница, был ли он способен заметить тонкости рассуждений Платона, Спинозы, Шекспира или Джойса? Много ли найдется таких и среди людей?

Я решил доверить вести джип Кларе. Дик сел рядом с ней, а я устроился сзади. Мы ехали не торопясь, не быстрее тридцати километров в час, с зажженными фарами, когда у подножия очередной скалы вдруг открылась пещера. Вооруженные люди, заполнившие ее, не обратили на нас особого внимания.

Вероятно, они не нашли ничего необычного ни в самом появлении джипа в такое время, ни в нашей одежде, ни в том, как мы ехали. На это-то я и рассчитывал. Слава Богу, они не страдали маниакальной подозрительностью ко всем и всему!

— Через четверть мили пути, лежащего между высокими остроконечными склонами, которые мы огибали, едва не касаясь бортами их граней, прямо перед нами показался лагерь. Горящие электрические лампы обозначили его периметр. Все палатки были задернуты и темны, за исключением самой последней: сторожевой пост с четырьмя часовыми, стоящими по обе стороны дороги. В палатке виднелся офицер, сидящий за столом.

Клара притормозила. Мы договорились заранее, что она остановится, если у нас потребуют документы. Если нет, то она должна будет спокойно ехать вперед с постоянной скоростью до тех пор, пока кто-то не попытается нас остановить. Над дорогой, на протянутой поперек проволоке, раскачивалось несколько ламп. Но их света было вполне достаточно, чтобы солдаты с первого взгляда признали в Кларе женщину, а в Дике человека-обезьяну из каньона.

Я рассчитывал, что удивление и неожиданность парализуют их действия не менее чем на три секунды. И не ошибся. Ни Клара, ни Дик не сделали ни единого жеста, который можно было расценить как сигнал или предупреждение. Может быть, потому, что боялись, как бы я не пристрелил их тут же на месте.

Один из часовых вышел на дорогу и направился к джипу, предостерегающе подняв руку вверх. По мере приближения автомобиля лицо его приобретало все более удивленное выражение. Дальше медлить было нельзя. Как мы и договаривались, Клара открыла огонь в тех, что были справа от нас. Мой «брен» выпустил длинную очередь в тех, что были слева. Эффект был одинаковый, все четверо часовых растянулись на земле. Вторую очередь я выпустил в темноту, несколькими метрами дальше, а затем чуть-чуть приподнял ствол пулемета.

И в самое время. Офицер, сидящий в палатке, прыгнул по направлению к выходу. Очередь вначале прошила ему живот, а потом кровавой строчкой прошлась по груди.

Дорога освободилась, но я сожалел, что пришлось ПОСТУПИТЬ именно таким способом. Я хотел как можно меньше шума.

Стража, стоящая на стене, перегораживающей долину, теперь была настороже. Они, вероятно, уже направили дула своих, пулеметов и единственной пушки в нашу сторону.

Стрельба разбудила спящий лагерь.

Мне нужно было бы подобраться к часовым пешком и снять их, пока джип пересекал освещенную зону поста. Но это значило бы подставить себя под пули Дика и Клары, которые, если они были завербованы патриархами, не остановились бы перед тем, чтобы пожертвовать своими собственными людьми, лишь бы свести со мной Счеты.

Теперь же я заставил их вылезти из джипа и первыми войти в палатку офицера. В ней находился настоящий арсенал. Автоматические винтовки, базуки, ракеты, пулеметы и гранаты.

Я приказал им повесить их винтовки за спины и заняться погрузкой всего этого военного богатства в джип. Дик взял в руки базуку, повертел перед носом и заявил, что не знает, как этим пользоваться. Клара успокоила его, сказав, что нет на свете оружия, с которым бы она не умела обращаться. И это было правдой.

Я подвесил к поясу целую гирлянду гранат. Потом оторвал все телефонные провода, ведущие к распределительному щитку, висящему за палаткой. Закончив погрузку, я вновь уселся сзади, и мы, не слишком торопясь, отправились дальше, пока до стены осталось не более двух шагов. Здесь мы остановились.

Прожектора, установленные на гребне стены, лихорадочно обшаривали долину во всех направлениях. Начальник охраны стены, должно быть, уже оборвал телефон, пытаясь дозвониться до контрольного поста. Теперь же для того чтобы понять, в чем дело, они должны были побывать в самой палатке. Вот тогда уж репродукторы завопят во всю мочь.

Клара остановила джип, заведя его в небольшую ложбину.

Не спуская с моих приятелей глаз, я вновь приказал им вылезать и идти передо мной. От предвкушения предстоящей драки оба обильно потели. И вот здесь, кроме запаха обычного пота, я почувствовал исходящий от Дика какой-то новый, неизвестный для меня компонент.

Сейчас я знаю, что он означает. Если мне случится еще раз почувствовать этот аромат в присутствий кого-нибудь из его расы, я тотчас же уловлю этот горьковатый запах предательства.

Дик опустился на колено, и теперь над уровнем долины торчала лишь одна его голова. Стоя рядом, Клара зарядила базуку. Я забрался на гребень ложбины и выпустил по прожекторам несколько длинных очередей, пока не закончились патроны. Прожектора потухли, и на нас обрушилась темнота. Я спешно сменил диск.

Настала очередь Клары. Широко распустив свой огненный хвост, ее первая ракета прочертила в черном небе след, будто огненная комета, которая воткнулась в землю прямо перед огромными металлическими воротами. Земля содрогнулась от тяжкого взрыва, и в воздухе возник огромный султан из дыма и выброшенной вверх земли, которая ошметками стала сыпаться вокруг нас. Клара уже перезарядила, на этот раз ее целью стала амбразура, сквозь которую плевалась огнем пушка Бофора. Снаряд ударил в стену, чуть ниже отверстия. Пушка, вероятно, уцелела, но людям должен был быть нанесен большой урон.

После минутной передышки «бофор» вновь начал стрельбу.

Пригнувшись, Клара и Дик зарядили оружие в третий раз.

Пока они занимались этим, я поливал грохочущую темноту очередями из ручного пулемета. Залп мортиры, вспахавший землю долины в каких-нибудь пятидесяти метрах, заставил меня отступить. Я укрылся за склоном ложбины. Артиллеристы, обслуживающие пушку, уточнили прицел, но удача все равно была за нас. Первый снаряд, взорвавшийся на самом гребне впадины, оглушил нас своим взрывом и почти похоронил под дождем из гравия и земли. Второй просвистел прямо над нашими головами сквозь густую завесу из дыма и разнес вдребезги противоположный склон оврага, в котором мы прятались. В этот раз они почти достали нас. Мы все были контужены и наполовину оглохли. Придя в себя, я первое время никак не мог понять, где нахожусь. Наконец головокружение прошло и зрение восстановилось. Я поднялся на четвереньки, продолжая сжимать в руках ставший неразлучным «брен», все так же направленный на Дика и Клару.

Глубокую темноту ночи прорезали редкие лучи прожекторов, которые успели починить. При их свете мои компаньоны смогли рассмотреть оружие, направленное на них, и догадались о моих намерениях. Ни слова не говоря, они вновь зарядили базуку, и очередная ракета взлетела в воздух. Едва снаряд достиг цели, хриплое рыкание выстрелов пушки прекратилось. Но, несмотря на несравненное умение Клары обращаться с базукой, со стен продолжали огрызаться три пулемета и шесть автоматических винтовок…

25
{"b":"71761","o":1}