ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно далеко впереди показались огоньки двух автомашин, двигавшихся нам навстречу. Они то появлялись, то исчезали, скрываясь за очередным поворотом дороги. Машины могли быть только с аэродрома. Я приказал Дику остановиться и вылез из джипа, чтобы лучше определить, как далеко они от нас находились. Но идущие навстречу автомобили внезапно выключили свои фары.

Дело требовало предельной осторожности. Я вернулся в джип.

— Они или решили устроить нам засаду, или считают, что так приблизились к цели, что дальше будут продвигаться на ощупь. Ладно, посмотрим. Двигай дальше. Будь готов остановиться, как только я скажу.

Мы приближались к перевалу. Дик останавливался через каждую сотню метров, и я напряженно вглядывался в темноту, стараясь различить движущиеся тени или услышать ворчание моторов. Звук здесь далеко разносился, отражаясь о грани гранитных скал. До нас продолжали отчетливо доноситься крики с нижних участков дороги. Наконец впереди послышался едва различимый звук моторов, работающих на холостом, ходу. Затем он вновь исчез. Это было, как мне помнится, во время нашей третьей остановки. Вывод напрашивался сам по себе: солдаты наверху услышали звук нашего мотора и теперь поджидали, когда мы появимся. Я приказал Дику выключить контакт. Мотор умолк. Мы только что миновали самую высокую точку перевала. Дальше дорога некоторое расстояние шла почти горизонтально с медленным, постепенно нарастающим уклоном, что позволяло нам двигаться по инерции, не включая мотора. Затем все чаще и чаще пришлось прибегать к помощи тормозов из-за увеличивающейся крутизны дороги. Проехав так еще с полмили, я вновь остановил джип. Визг тормозов громко раздался в тишине окружающей нас ночи.

— Дальше я пойду пешком и постараюсь зайти к ним в тыл, — сказал я. — Я оставляю тебе кинжал, Клара. Если ты сказала мне правду, он может тебе понадобиться. Но винтовку я все же заберу. Не двигайтесь с места до моего возвращения. Это приказ.

— Стоит тебе отойти, как он тут же убьет меня! — воскликнула графиня.

— Она перережет мне глотку! — запротестовал Дик.

— Вы оба достаточно сильны, чтобы защитить себя один от другого. Держитесь друг от друга на расстоянии, и ничего не случится.

В винтовке Клары оставалось еще четыре патрона. Прежде чем начать спуск, я решил спрятать ее за скалой, нависающей над самой дорогой. Мне понадобилось целых четверть часа, чтобы преодолеть осыпь, затем спуститься вниз по склону вне поля видения моих компаньонов. Я решил спуститься ниже и в стороне от предполагаемого места засады. Но я переборщил.

Когда я вновь стал подниматься вверх, осторожно крадясь вдоль края дороги, перебегая от камня к камню, от скалы к скале, мне пришлось пройти около мили, прежде чем заметил темнеющие впереди пятна двух автомашин. Это были джипы, спрятавшиеся между скал, по форме напоминающих остроконечные заколки для волос. Я сумел неслышно подобраться почти вплотную к ним.

С расстояния не более двух метров мне были хорошо видны все восемь солдат, затаившихся у колес автомобилей. Если мне не изменила память, на охрану взлетной дорожки было оставлено всего четверо солдат. Значит, за это время они успели получить подкрепление.

— Должно быть, они заметили нас, — негромко сказал в это время офицер. — Нужно сходить кому-то посмотреть, что там происходит. Давайте, вы трое, — он указал на ближайших солдат. — Только тихо. Если заметят, отбивайтесь сами и уходите через гору на ту сторону, к лагерю.

Трое разведчиков сразу двинулись в путь. Я подождал немного и осторожно поднялся по склону на несколько метров над дорогой. Офицер и оставшиеся четверо солдат сгрудились у капота переднего джипа, что очень облегчило мне задачу.

Я лишь сожалел, что нельзя одним махом уничтожить всех восьмерых.

Моя последняя граната упала точно в центре группы и взорвалась с оглушительным грохотом. Когда дым рассеялся, на земле валялись четыре трупа. Скорее всего они даже не успели понять, что случилось. Лишь один из солдат, мельком увидев падающий с неба предмет, интуитивно понял и, в испуге заорав: «Граната!», отпрыгнул подальше, но упасть не успел. Взрыв подхватил его и швырнул далеко в сторону, на круто уходящий вниз склон, по которому он закувыркался безвольной тряпичной куклой, то и дело натыкаясь и отскакивая от выступающих повсюду камней и скал, пока не исчез в темноте.

Взрыв подтолкнул джип к обрыву, и теперь он стоял, нависнув над ним своей передней частью. Он не загорелся, но оба правых колеса разнесло в клочья, а вся правая сторона была покорежена, так что он был полностью выведен из строя.

Услышав взрыв, разведчики бегом бросились назад. Они вынырнули из темноты и натолкнулись на струю раскаленного свинца, вырвавшуюся из моего автомата, которая уложила их носом на землю в двух шагах от их приятелей.

Убедившись, что никто не движется, я выбрался на дорогу, собрал валявшиеся на земле винтовки, автоматы и кинжалы и покидал их в кузов второго джипа, оставшегося невредимым.

Тут я наклонился. Что и спасло мне жизнь. В задней части кузова джипа стоял металлический ящик, и я решил посмотреть, нет ли в нем гранат. Едва я склонился над ним, как раздались четыре быстро последовавших один за другим выстрела, эхом отразившиеся от скал над моей головой. Две пули, продырявив брезентовый верх машины, просвистели на уровне моей головы. Я бросился на землю. Две следующих пронеслись там, где я только что стоял, и канули в ночи через открытую дверь джипа. Не среагируй я столь мгновенно, они наверняка пронзили бы меня насквозь. В воздухе раздался какой-то низкий басовитый звук, затем глухой стук предмета о землю, и разряженная винтовка приземлилась сзади меня.

У Клары никогда не хватило бы сил бросить винтовку так далеко. Пожалуй, никто, кроме Калибана и меня самого, не был способен на столь выдающееся спортивное достижение.

И тут мысль о Кларе ледяной удавкой сдавила мне горло.

Что он с ней сделал?

— А ну, спускайся сюда, ты, колченогая образина! — забыв обо всем, заорал я во все горло. — Спускайся оттуда, вонючая обезьяна! Подойди поближе, урод несчастный! Я не буду стрелять. Вытаскивай свой нож, который ты отнял у слабой женщины, и докажи свою храбрость мне! С каким наслаждением я продырявлю твое тухлое брюхо! Эй, ну где же ты? Ты слышишь меня, недостающее звено? Ты, двурушник, патриарший подхалим!

Ответом мне было гробовое молчание. Он не хотел выдавать свою позицию. И правильно сделал, потому что в следующую секунду я схватил первый попавшийся под руку автомат и полностью опустошил диск, поливая пулями уходящий вверх склон горы. Перезарядил и опорожнил второй, а за ним и третий диск подряд. Шестьдесят пуль с разрывными головками пропели свою песнь смерти в холодном ночном воздухе.

Наконец грохот эха очередей затих вдали, и пули прекратили щелкающие па балета, перестав рикошетировать от скал.

Вновь воцарилась тишина, нарушаемая лишь пронзительными криками какой-то птицы, вырванной из сна звуками этой стрельбы.

В небе послышался звук приближающегося реактивного самолета. Он летел с потушенными огнями на значительной высоте. Внезапно на нем вспыхнули все бортовые огни, а под брюхом завертелась мигалка. Из-за скал в небо метнулся мощный сноп яркого света, четко высветивший верхушки скал на фоне черного неба. Прожектора и сигнальные лампы, стоящие вдоль посадочной полосы, указывали летчику направление полета, ярко осветив при этом узкую щель в кольце гранитных скал, через которую только самолет и мог попасть внутрь долины.

Я прыгнул за руль, включил мотор и рванул с места, огибая покореженный взрывом гранаты джип. Я не мог уйти, не зная наверняка, что с Кларой. Я не думал, что моя бешеная стрельба нанесла хоть какой-то урон Дику. Скорее всего он просто отлежался за какой-нибудь глыбой гранита, пока выстрелы не прекратились, но теперь, если мы встретимся, ему придется защищать себя лишь с помощью кинжала. Другого оружия у него не было.

Я плюнул на все меры предосторожности и, чтобы увеличить скорость, ехал с зажженными фарами. Не успел я проехать и первых шестидесяти метров, как от вершины ближайшей к дороге скалы отделилась огромная тень и, сделав головокружительный прыжок, приземлилась на заднее сиденье.

27
{"b":"71761","o":1}