ЛитМир - Электронная Библиотека

Но я не мог еще это себе позволить. Дело прежде всего.

Я спустился с дерева и скользнул в кустарник. Я помнил, каким острым должно быть обоняние у Дика, поэтому удвоил осторожность.

Я прошел уже с сотню метров, когда впереди послышался странный шум. Прислушавшись, я понял, что хор мужских голосов скандирует одну и ту же фразу.

— Лорд Грандрит! Лорд Грандрит!

Если это была уловка — а я не видел другого объяснения происходящему то уловка довольно оригинальная. Во всяком случае она возбудила мое любопытство до такой степени, что я не смог устоять перед желанием узнать, в чем, собственно, она заключалась.

Я разглядывал их лагерь с вершины дерева, стоящего на краю небольшой прогалины.

В жаровнях Калибана разогревался ужин. Восемь из десяти солдат выкрикивали хором мое имя, причем сиплый бас Дика легко перекрывал остальные голоса. В центре группы Муртаг дирижировал ими, размахивая своими руками, Я улучил паузу между их воплями и крикнул:

— Эй, вы, там! Что вам нужно?

— Мы хотим поговорить с вами, — ответил Муртаг.

— Чего ради?

— Вы сами знаете, что патриархи никогда не простят нам того, что случилось. Мы все будем уничтожены. Поэтому, посовещавшись, мы решились перейти на вашу сторону. Некоторые из нас уверены, что у вас с Калибаном есть шанс одержать верх. Мы предоставляем себя в ваше полное распоряжение. Думаю, вам не стоит отказываться. Вам тоже необходима помощь. Не вечно же вам будет везти.

— Бросьте оружие на землю! Все оружие, что у вас есть: ножи и пистолеты тоже, если они у вас имеются.

Им это было явно не по душе, но они повиновались. Без оружия эти солдаты чувствовали себя голыми, словно земляные черви; с другой стороны, они не были уверены, что я не воспользуюсь моментом и не свалю их всех одной очередью.

Когда они сняли все, что на них имелось, и побросали свои винтовки, автоматы и все остальные причиндалы в окружающие их густые заросли, я спустился к ним, перепрыгивая с ветки на ветку, в последнем прыжке преодолев оставшиеся пять метров, отделявших меня от земли. Пистолет и нож все так же висели каждый в своей люльке у меня на поясе. Я скрестил руки на груди.

Лицо Муртага расплылось в улыбке. Теперь, когда он пытался выглядеть приветливым, его рожа для меня не стала менее отталкивающей, чем в тот момент, когда она излучала ненависть и страх.

Но во время войны не приходится выбирать союзников, руководствуясь личными симпатиями. Он собирался что-то сказать, но я остановил его жестом.

— Если вы хотите заключить со мной договор, докажите сначала, что игра стоит свеч. Что вы знаете о моей жене? Как дела у Калибана?

— Даже ранг кандидата мне не позволил быть в курсе всех секретов Девяти, вы должны об этом знать. Честно говоря, я ничего не слышал по поводу вашей жены. Я даже не знаю имени того, кому поручено заниматься ею. Что же касается Калибана, то я получил приказ заняться его поисками в Германии, где его заметили в окрестностях Грамсдорфа. Мне доложили, что он пытался убить Ивалдира. Кстати, мне тоже было поручено убрать этого старца, если представится такая возможность. Но…

Нет, решительно, мир готов был перевернуться и встать с ног на голову, Я объединяю усилия с теми, кто все время гонялся за мной, а Девять пытаются избавиться от одного из своих. Ивалдир, древний карлик с длиннющей седой бородой и лицом, похожим на сморщенное печеное яблоко.

Вступать в альянс с недавним противником — вещь не новая в истории человечества. Впрочем, для меня тем более. Во время второй мировой войны я уничтожил немало немцев на востоке африканского континента. И патриотизм тут был ни при чем. Все дело было в личной мести. Зверства, толкнувшие меня на тропу войны, были делом рук отряда бандитов, принадлежащего к контингенту германских войск, расквартированному в Африке. Их скорее можно было назвать карательным отрядом, если бы они делали это с согласия офицера. Но фон Леттов об этом ничего не знал.

Впоследствии я стал хорошим другом полковника Пауля фон Леттов-Форбека, который нанес поражение британской армии в двести тысяч солдат, командуя лишь корпусом в одиннадцать тысяч человек, состоящим в основном из чернокожих африканцев. Среди вас, естественно, есть те, кто читал книгу, в которой мой биограф описывает этот эпизод в совершенно искаженном виде, не имеющем ничего общего с тем, что было на самом деле. Если ему верить, то эти германские орды имели преимущество в численном составе войск, а героические англичане снискали себе славу победы в упорной борьбе. Но мой биограф всегда питал слабость к эффектам в ущерб простым и ясным фактам. Кроме того, в то время он был насквозь пропитан антинемецким настроением. Правда же состоит в том, что фон Леттов был партизанским вожаком, еще более ловким, чем знаменитый Лоурснс Арабский. Но имя его осталось в тени и не пользовалось столь громкой известностью, как имя знаменитого англичанина. Но что в этом удивительного? Ведь он воевал на стороне побежденных.

Я сомневался, что пресмыкание этого Муртага вызовет когда-нибудь мое уважение, как это произошло в случае с фон Леттов-Форбеком. Но я знал, что этот умный и достаточно хитрый человек мог быть мне полезен, даже если я буду ему доверять лишь частично.

— Я уже отправился было в Германию, — продолжил Муртаг, — когда мне внезапно изменили пункт назначения и направили в Париж. Именно здесь терялись следы Калибана. Затем новая неожиданность: мне срочно приказывают вернуться. Я никак не мог поверить в то, что вам все-таки удалось бежать. Но, как вы знаете, приказы Девяти обсуждению не подлежат. Я подчинился. Мубанига ждал меня в Конго, на аэродроме, и мы прямиком отправились сюда. Мне вновь было поручено схватить и убить вас, после чего он вновь сел в самолет, как вы знаете. Но не говорил мне, куда собирался отправиться после этого. Правда, я перехватил одну его радиопередачу, из которой понял, что он намеревался посетить Солсбери, в Англии. Зачем — не имею ни малейшего понятия.

Я обратил внимание на один аспект данной ситуации, что вызвало у меня улыбку. Муртаг, сам того не подозревая, выдал мне секрет, что ему знаком язык Девяти, которым они пользовались только в разговорах между собой.

Мне так и не удалось узнать ни происхождения, ни давности этого языка. Как-то, исполняя обязанности в качестве Глашатая при патриархах, во время одной из церемоний мне удалось увести несколько документов, написанных на этом языке, благодаря чему я и смог выучить его. Муртаг, вероятно, проделал нечто подобное. Удивительная смелость или феноменальное безрассудство.

Таинственный язык Девяти, да простит мне читатель это небольшое отступление, несколько похож на баскский. Думаю, это родной язык Аи-не-ны, главы Девяти. Вероятно, истоки его лежат в большой группе языков Присредиземноморья, которые распространились по всей Европе до того, как арийцы вышли из своих лесов, расположенных там, где сейчас находится центр Германии.

Я продолжал расспрашивать:

— Где находится этот аэродром? Там есть передатчик, способный добраться до Европы? Как туда можно добраться: пешком, или обязательно нужен вертолет или самолет?

Муртаг медленно засунул руку в карман, настороженно следя за моей реакцией, и вытащил карту, которую расстелил затем на земле, осветив лучом фонарика.

— Здесь, — сказал он. — В лесу Итури.

Карта была французской, и его палец указывал на маленький красный крестик, начерченный в зоне, где виднелась надпись «Пигмеи».

Этот лес находился на расстоянии примерно в сто тридцать миль. Пешком я мог бы добраться до него за сутки, при условии, что буду точно знать его месторасположение. Если идти туда всей группой, путь займет не меньше недели. А они могут мне понадобиться, особенно Муртаг. Кроме того, я не хотел расставаться с Кларой. Когда мы выберемся из джунглей, она будет вольна поступить, как ей заблагорассудится. Но сейчас я чувствовал себя обязанным вернуть ее цивилизации живой и невредимой. А это могло быть только в том случае, если она будет все время рядом со мной.

33
{"b":"71761","o":1}