ЛитМир - Электронная Библиотека

Клара рассмеялась:

— Попробуй поймать меня, торопыга питекантроп. Пока тебе удастся это, уверяю, ты весь будешь в пене! Но сейчас, мне кажется, тебе лучше поберечь свои силы для другого.

— Согласен, — тихонько прорычал он. — Мы поговорим об этом за стаканчиком доброго мартини.

— Я жду тебя после этой заварушки.

— Посмотрим, что скажет наш волокита Барни, когда узнает про это, хихикнул Паунчо.

Когда он смеялся, было впечатление, будто с горы катится мешок с орехами. Я повысил голос:

— Тихо!

Сквозь окружавшую нас серую пелену донеслись чьи-то приглушенные крики, шум и треск. Сухой звук удара одной биты о другую, по доспехам или по голове? Поди узнай.

Мы бросились бежать, когда шум усилился и раздался сильный вопль, оборвавшийся совершенно внезапно, будто отрезанный ударом кинжала. Не успел я сосчитать до трех, как взорвалась граната. И все. Тишина. Все звуки мгновенно исчезли, будто всосанные медленно клубящимся туманом.

Во всем Стоунхендже было, вероятно, множество сражающихся, но сейчас и речи не могло быть о какой-либо организованной схватке. По тому, что мы услышали, можно было лишь предположить, что тут вслепую бродит целая армия теней, не знающих, как им- отличить в этом киселе своего от чужого.

Я передал по цепочке: — Всем выходить на дорогу и идти до первого кургана.

— А что это такое, курган? — пробормотал чей-то голос.

— Это искусственный холм, в которых древние хоронили своих умерших, объяснил я. — Здесь кругом таких масса. Но нам сейчас нужно произвести разведку. Будьте осторожны. Ивалдир и патриархи наверняка расставили здесь повсюду своих часовых. Не ходите поодиночке, только группами. Не хватает еще потеряться в этом «молоке». Я хорошо понимаю, что легче пройти незамеченным, если идти по нашей стороне дороги, но у нас нет выбора. И не забывайте: люди Дока наши союзники. В них не стрелять. Если вы узнаете их, скажите пароль: «Пончо» — Узнаем? Он что, смеется? Тут не видно дальше пятидесяти сантиметров!

— Уж как-нибудь постарайтесь. Можете прибить кого угодно, кроме Калибана и его ассистентов. Всем ясно?

Конечно, я не верил, что солдаты Муртага смогут удержаться от выстрела до того, пока наверняка не убедятся, что перед ними противник. Среди этой банды черствых, грубых парней не было ни одного, кто в первую очередь не думал бы о себе.

Они, естественно, не будут ждать, пока им врежут по мозгам, чтобы лишь потом ответить. Жизнь их научила тому, что «потом» может уже не быть. Но я все же надеялся, что мое описание Дока, Пат и Барни, которое я им дал, поможет отличить их от всех остальных. Большего я не мог от них требовать.

Я возглавил отряд с арбалетом в правой руке и с бейсбольной битой в другой.

С тех пор как мы вышли на дорогу, тишину не нарушил ни единый звук. Но лишь только мы поравнялись с первым курганом, как три последовавших друг за другом взрыва гранат разорвали ватный полог, окружавший нас на протяжении вот уже скольких миль. Отряд, как один человек, плюхнулся на сырую землю. Однако вроде бы ничто не говорило о том, что 'эти гранаты предназначались нам.

Я поднялся и, согнувшись вдвое, броском добрался до канавы, идущей вдоль внешней стены могильной насыпи. Сложив ноги вместе, я прыгнул вниз, прямо на спину затаившемуся в канаве человеку, присевшему на корточки. Он завопил, Я тоже рявкнул что-то и сломал ему челюсть, наотмашь ударив битой.

— Эй- там! Что случилось? — спросил чей-то голос в тумане. — Все в порядке, Митерс?

Мою жертву звали по-другому, потому что настоящий Митерс ответил, что у него все нормально. Его голос раздался левее меня метрах в трех.

В следующий момент Клара и Паунчо вынырнули из тумана. Я выпрямился и бросился вперед, вопя как одержимый.

В левой руке у меня угрожающе вертелась бита, правая в любой момент была готова нажать на курок арбалета. Я был готов встретить сразу двух противников, чтобы испытать эффективность стрел Калибана, Звонко тренькнула тетива. Первый неприятель упал с хвостом стрелы, торчащим из его широко открытого рта; второй присоединился к нему в следующую секунду, сраженный ударом, сломавшим мою биту, его биту, его каску и проломившим ему верхнюю часть черепа, С моей стороны путь был свободен. Но я слышал шум топающих и толкающихся в канаве других солдат. Вместо того чтобы дружно броситься и освободить узкий проход или напасть на нас с вершины кургана, они предпочли дать деру.

Укрытые туманом, некоторые из них становились на колени и осыпали нас дождем стрел. Они зарывались в грязь и стреляли оттуда, и вскоре весь холм ощетинился лесом воткнувшихся в землю стрел. Мы отступили и вновь сгрудились в оставленной противником траншее, едва не отдавив друг другу ноги.

Я сосчитал наших убитых и раненых — их было всего двое.

Муртаг и Паунчо решили обследовать окрестности и определить, по возможности, потери противника. Они насчитали десять трупов, но сказать, к какому лагерю они принадлежали, Девяти или Ивалдиру, было совершенно невозможно. Все убитые были одеты в гражданское платье, с яркo-желтoй полоской материи, у всех была защитная одежда, изобретенная Калибаном, кольчуга и корсет из пластика. Головы прикрывали точно такие же каски, как и у нас.

Гбампв, один негр из Центральной Африки, похвалявшийся, будто он является чемпионом в метании копья, помог мне разбросать по округе гранаты.

Они пронзили покрывало белой ваты, душившей нас отовсюду вспышками алого огня. Но установить, накрыли ли мы ими какую-нибудь цель, было невозможно. Единственным ответом на это был новый ливень стрел, которые усеяли всю землю и склон кургана вокруг нас.

Вдали раздался чей-то зов. Но из-за расстояния и тумана было не очень понятно, что именно кричат. На всякий случай я крикнул в ответ: «Пончо! Пончо!»

— Пончо, мой!.. — проревел чей-то голос. Последние его слова утонули в общем гвалте, в котором крики и проклятия переплелись с глухими звуками ударов бит и топаньем ног о размытую землю.

— Местные фермеры, наверное, уже давно висят на телефонах, — сказал Паунчо. — Готов держать пари, что взрывы слышны по ту сторону долины, в Амсбери. Это недалеко, милях в двух отсюда.

Он был прав. Местная полиция, видимо, давно ломала себе голову над тем, как объяснить все эти взрывы и падение напряжения в электрической сети и как связать все это с деятельностью британской секретной службы в районе Стоунхенджа. Но воля Девяти крепко запечатала их рты и связала руки.

Думаю, аналогичный приказ получили и войска, расквартированные в округе.

Очередная моя граната взорвалась точно посредине между точками попадания двух предшествующих. В ответ обрушилась новая волна стрел, не причинивших, правда, никому вреда. Вполне вероятно, я убил нескольких солдат, бежавших от нас из этой канавы, но с такой же вероятностью можно было предположить, что эти взрывы никого не задели, что неприятель держится настороже и лишь выжидает момент, чтобы насесть на нас основательно.

Справа вновь донесся глухой перестук сталкивающихся между собой импровизированных булав. По моему приказу все покинули курган. Я собирался провести отряд параллельно дороге до так называемого жертвенного камня, с внешней стороны кольца каменных столбов. Едва мы отправились в путь, как разом смолкли все звуки и над городищем вновь пала мертвая тишина.

На многие мили вокруг не было слышно ни единого звука, кроме шороха наших башмаков по подмерзшей траве и хлюпающие звуки подошв, отрываемых от липкой грязи. Мы шли по трое в ряд. Я возглавлял шествие, за мной шли Клара, Паунчо и Муртаг, дальше все расплывалось в серо-молочной дымке.

Туман стал настолько густым, что стоило мне сделать шаг чуть длиннее, чем у идущих за мной следом, как я тут же оказывался в одиночестве, отделенный от них тонкой, но непроницаемой для глаз завесой.

Когда, как я рассчитывал, мы были на полпути к жертвенному камню, я поднял руку. За моей спиной Клара, Паунчо и Муртаг повторили мой жест и так далее, пока не остановилась вся колонна. Кругом царила гробовая тишина.

39
{"b":"71761","o":1}