ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Значит, я творец этого отчуждения?

В голосе Роланда прорвался гнев.

- Да, Карлайн! - он пропустил руку через волнистые каштановые волосы. Помнишь тот день, когда я подрался с Пагом? День пред самым его отъездом.

На имя Пага она напряглась.

- Да, я помню, - натянуто сказала она.

- Ну, это было глупо, это было по-мальчишески, та драка. Я сказал ему, что если когда-нибудь он причинит тебе вред, я изобью его. Он говорил тебе?

В ее глазах появилась непрошенные слезы.

- Нет, он никогда не упоминал об этом, - тихо сказал она.

Роланд посмотрел на красивое лицо, которое он любил столько лет.

- По крайней мере, тогда я знал своего соперника, - он понизил голос, и гнев исчез. - Мне нравится думать, что тогда, в конце, он и я были крепкими друзьями. И все-таки я обещал, что не оставлю попыток завоевать твое сердце.

Карлайн, дрожа, поплотнее завернулась в плащ, хотя было и не так холодно. Внутри она испытывала противоречивые смущающие чувства.

- Почему ты остановился, Роланд? - сказала она дрожа.

Внутри Роланда внезапно взорвался резкий гнев. Впервые он потерял маску остроумия и манер перед принцессой.

- Потому что я не могу бороться с памятью, Карлайн, - ее глаза широко раскрылись, и по щекам побежали слезы. - С другим человеком из плоти я могу столкнуться, но с этой тенью из прошлого я схватиться не могу, - в слова влился горячий гнев. - Он мертв, Карлайн. Мне жаль, что это так; он был моим другом, и я скучаю по нему, но я отпустил его. Паг мертв. Пока ты не признаешь, что это правда, ты живешь с ложной надеждой.

Она поднесла руку ко рту ладонью наружу, глядя на него с молчаливым несогласием. Внезапно она повернулась и ушла вниз по ступеням.

Оставшись один, Роланд поставил локти на холодные камни башенной стены. Держа голову в своих руках, он произнес:

- Ох, каким же дураком я стал!

- ПАТРУЛЬ! - ПРОКРИЧАЛ СТРАЖНИК с замковой стены. Арута и Роланд повернулись. Они наблюдали за тем, как солдаты инструктируют ополченцев близлежащих деревень.

Они дошли до ворот, и патруль медленно заехал внутрь: двенадцать грязных, уставших всадников, и Мартин Длинный Лук с двумя следопытами. Арута поприветствовал Егеря и спросил:

- Что у вас там?

Он показал на трех человек в серых балахонах, стоящих между линиями всадников.

- Пленники, ваше высочество, - ответил охотник, опершись на свой лук.

Когда другие стражники подошли занять позицию вокруг пленников, Арута отпустил их и сам подошел к ним. Когда он подошел на расстояние протянутой руки, все трое упали на колени, прижавшись лбами к грязной земле.

Арута в удивлении поднял брови.

- Я никогда не видел таких, как эти.

Длинный Лук согласно кивнул.

- У них не было доспехов, и они не пытались ни драться, ни убежать, когда мы их нашли в лесу. Они делали как сейчас, только еще что-то бормотали, как уличные торговки.

- Приведи отца Талли, - сказал Арута Роланду. Он, может быть, сможет сказать что-нибудь на их языке.

Роланд заторопился прочь, чтобы найти священника. Длинный Лук отпустил следопытов, направившихся к кухне. Солдат был послан найти Мастера Мечей Фэннона и сообщить ему о пленниках.

Через несколько минут вернулся Роланд с отцом Талли. Старый жрец Асталона был одет в темно-синюю, почти черную рясу, и, взглянув на него, три пленника зашептались. Когда Талли взглянул в их направлении, они замолчали. Арута с удивлением посмотрел на Лонгбоу.

- Что у нас тут? - спросил Талли.

- Пленники, - ответил Арута. - А так как ты единственный человек здесь, кто имел дело с их языком, я подумал, ты можешь что-нибудь из них вытянуть.

- Я мало помню из моего контакта разумов с цурани Зомичем, но я попытаюсь.

Священник что-то отрывисто произнес, и все три пленника заговорили разом. Тот, который был посередине, что-то резко сказал товарищам, и они замолчали. Он был низок, как остальные, но крепко сложен. Волосы были каштановыми, кожа смуглой, но глаза, к удивлению, зеленые. Он медленно заговорил с Талли. Его тон был несколько менее почтительным, чем у его спутников.

Талли покачал головой.

- Не могу быть уверен, но думаю, что он желает узнать, являюсь ли я Великим этого мира.

- Великим? - спросил Арута.

- Умирающий солдат был в благоговении перед человеком на борту, которого он называл "Великим". Я думаю, это был титул, а не что-то частное. Возможно, Калган был прав в подозрении, что этот народ благоговеет перед магами или священниками.

- Кто эти люди? - спросил принц.

Талли снова отрывисто заговорил с ними. Человек посередине стал медленно отвечать, но через мгновение Талли оборвал его движением руки.

- Это рабы, - сказал он Аруте.

- Рабы?

До сих пор не было контактов ни с какими цурани, кроме воинов. Это было что-то вроде открытия, что они использовали рабство. Хоть и не в диковинку в Королевстве, рабство не было широко распространено и было ограничено осужденными преступниками. На Дальнем Побережье его вообще не существовало. Аруте эта идея казалась странной и отвратительной. Люди могли рождаться на низкой ступени общества, но даже последний крепостной имел права, которые дворянство должно было уважать и защищать. Рабы же были собственностью.

- Скажи им подняться, ради милосердия, - сказал Арута с отвращением.

Талли заговорил и люди медленно поднялись. Двое с краю оглядывались, как испуганные дети. Третий стоял спокойно, лишь слегка опустив глаза. Талли снова задал ему вопрос. Понимание их языка возвращалось к нему.

Центральный человек что-то долго говорил, а когда закончил, Талли сказал:

- Их назначили работать возле реки. Они говорят, что их лагерь разорил лесной народ - думаю, он имеет в виду эльфов - и коротышки.

- Гномы, нет сомнений, - добавил Лонгбоу с усмешкой.

Талли бросил на него испепеляющий взгляд. Лесник просто продолжал улыбаться. Мартин был одним из немногих молодых людей в замке, кого старый жрец никогда не мог испугать, даже до того, как Мартин стал приближенным герцога.

- Как я говорил, - продолжил священник, - эльфы и гномы разорили их лагерь. Они убежали, боясь, что будут убиты. Несколько дней они бродили по лесу, пока патруль не подобрал их этим утром.

101
{"b":"71773","o":1}