ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Да здравствует Арута! Да здравствует принц Крайдийский!

Внезапно по всему замку раздался крик:

- Арута! Арута!

- Почему? - спросил Арута Гардана.

- Они увидели, как вы лично сражаетесь с цурани, ваше высочество, удовлетворенно сказал Гардан, - или слышали от других. Они солдаты и ожидают от командира определенных вещей. Теперь они действительно ваши люди, ваше высочество.

Арута стоял спокойно, замок наполняли радостные крики. Потом он поднял руку, и двор затих.

- Вы сражались хорошо. Солдаты великолепно служат Крайди.

- Поменяй посты на стенах, - сказал он Гардану. - У нас может быть мало времени, чтобы насладиться победой.

Как будто его слова были пророчеством, с ближайшей башни раздался крик солдата.

- Ваше высочество, смотрите на поле!

Арута увидел, что цурани перегруппировываются.

- Есть ли им предел? - устало спросил он.

Вместо ожидаемой атаки, от линий цурани подошел единственный человек, видимо, офицер, судя по шлему с гребнем. Он показал на стены, и из рядов цурани раздались приветственные крики. Он прошел дальше, в предел досягаемости луков, несколько раз остановившись, чтобы показать на замок. Его синие доспехи сверкали в утреннем солнце, а нападавшие приветствовали его жесты радостными криками.

- Вызов? - спросил Гардан, следя за странной сценой. Человек повернулся спиной, не обращая внимания на личную опасность и вернулся к своим линиям.

- Нет, - сказал Амос Траск, подошедший и вставший рядом с Гарданом. - Я думаю, они приветствуют храброго врага, - Амос слегка качнул головой. Странный народ.

- Поймем ли мы когда-нибудь этих людей? - спросил Арута.

Гардан положил руку Аруте на плечо.

- Сомневаюсь. Смотрите, они покидают поле.

Цурани шли обратно к своим палаткам перед останками города Крайди. Несколько часовых остались наблюдать за замком, но было ясно, что основным силам приказано снова уйти.

- Я бы приказал начать еще одну атаку, - сказал Гардан. - Они должны знать, что мы почти обессилели. Почему не продолжать атаковать?

- Кто знает? - сказал Амос. - Может быть, они тоже устали.

- У этих ночных атак, - сказал Арута, - есть какое-то значение, которого я не понимаю, - он покачал головой. - Со временем мы узнаем, что они затевают. Оставьте на стенах посты, но люди пусть идут во двор. Становится ясно, что они предпочитают не атаковать днем. Прикажите принести с кухни еду и воду, чтобы умыться.

Приказы передали, и люди оставили свои позиции. Некоторые сели прямо на стене, слишком устав, чтобы спуститься по ступеням. Другие пошли во двор, бросили оружие и сели в тени стены. Носильщики спешно ходили среди них с ведрами пресной воды. Арута прислонился к стене и про себя произнес: "Они вернутся."

На следующую ночь они пришли снова.

18. ОСАДА

Светало. Раненые стонали.

Двенадцатую ночь подряд цурани атаковали замок и отступали на рассвете. Гардан не видел ясной причины для этих опасных ночных атак. Наблюдая за цурани, собирающими своих мертвых и возвращающимися к своим палаткам, он произнес:

- Странные они. Их лучники не могут стрелять по стенам, когда лестницы подняты, боясь попасть в своих. У нас нет такой такой проблемы. Мы знаем, что все, кто внизу, - враги. Я не понимаю этих людей.

Арута оцепенело сидел и смывал с лица грязь и кровь, не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Он слишком устал, чтобы ответить Гардану.

- Вот, - сказал рядом голос, и он убрал от лица тряпку, которой вытирался, и увидел предложенную кружку. Он взял кружку и осушил ее одним глотком, ощутив вкус крепкого вина.

Перед ним стояла Карлайн в тунике и штанах, с мечом у пояса.

- Что ты здесь делаешь? - спросил Арута.

От усталости его голос звучал резко даже собственных ушах.

- Кто-то должен разносить воду и еду, - оживленно сказала Карлайн. Когда каждый на стене всю ночь, кто ты думаешь сможет исполнять обязанности утром? Уж конечно, не жалкая горстка носильщиков, которые слишком стары для боя.

Арута огляделся и увидел других женщин, леди из замка, также, как и служанки и жены рыбаков, ходящих среди людей, которые с благодарностью принимали предложенную пищу и питье. Он улыбнулся своей кривой улыбкой.

- Как поживаешь?

- Ничего. И все же сидеть в подвале так же трудно, в своем роде, как и быть на стене, я думаю. Каждый звук боя, который нас достигает, повергает какую-нибудь из дам в слезы, - в ее голосе было некоторое осуждение. - Они сжимаются в кучку, как кролики, - она мгновенье помолчала, затем спросила:

- Ты видел Роланда?

Он посмотрел вокруг.

- Один раз, этой ночью, - он закрыл лицо успокаивающе влажной тряпкой. Убрав ее через мгновенье, он добавил:

- Или это было две ночи назад. Я уже не знаю, - он показал на стену, ближайшую к замку. - Он должен быть где-то там. Я назначил его ответственным за посты, наблюдающие, нет ли фланговой атаки.

Карлайн улыбнулась. Она знала, что Роланд, разгоряченный, полезет в бой, но с его обязан-ностями это будет маловероятно, если, конечно, цурани не станут атаковать со всех сторон.

- Спасибо, Арута.

Арута изобразил неосведомленность.

- За что?

Она встала на колени и поцеловала его во влажную щеку.

- За то, что знаешь меня лучше, чем я сама иногда, - она встала и пошла прочь.

РОЛАНД ШЕЛ ВДОЛЬ зубцов стены, наблюдая за лесом в отдалении, за широкой поляной, идущей вдоль восточной стены замка. Он приблизился к солдату, стоящему рядом с сигнальным колоколом, и спросил:

- Что нибудь есть?

- Ничего, сквайр.

Роланд кивнул.

- Будь настороже. Это самое узкое открытое место перед стеной. Если они нападут с фланга, я бы ожидал атаки именно здесь.

- Действительно, сквайр. Почему они атакуют только одну стену и почему сильнейшую?

Роланд пожал плечами.

- Не знаю. Возможно, чтобы показать презрение к нам или храбрость. Или по какой-то чуждой нам причине.

Солдат встал по стойке "смирно!" и отдал честь. Карлайн молча подошла и встала позади них. Роланд взял ее под руку и спешно повел прочь.

- Ну и что ты тут делаешь? - спросил он строго.

Ее облегчение от того, что она нашла его живым и невредимым, сменилось гневом.

116
{"b":"71773","o":1}