ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Думаю, да. Роланд в целом неплохой парень. Мы всегда были друзьями. Но после моего повышения в должности он проявляет открытую враждебность. Я пытаюсь не замечать этого, но это беспокоит меня. Может, стоит попытаться поговорить с Роландом.

- Думаю, это будет мудро. Но не удивляйся, если он не воспримет твоих слов. Скорей всего, на него сильно действуют ее чары.

От этой темы у Пага болела голова, и упоминание о чарах навело его на вопрос:

- Расскажи мне побольше об эльфийской магии.

- Наша магия очень древняя. Она есть часть нашей сущности и того, что мы создаем. В эльфийской обуви даже человек может ходить бесшумно, а из эльфийского лука легче попасть в цель, ибо это природа нашей магии. Она в нас, в наших лесах и лугах. Некоторые ей управляют, в основном, те, кто ее полностью понимает, заклинатели, такие, как Тэдар. Но это нелегко. Наша магия больше всего похожа на воздух, всегда окружающий нас, но невидимый. Но как и воздух, который можно почувствовать, когда дует ветер, она ощутима. Люди называют наши леса зачарованными, потому что мы там живем так давно, что Эльвандар как бы пропитался нашей магией. У всех, кто там живет, спокойно на душе. Никто не может без приглашения войти в Эльвандар, если не обладает магией сильнее нашей, и даже проникнуть в пределы эльфийских лесов со злыми намерениями. Это не всегда было так, многие века назад мы делили землю с другими, моредэлами, которых вы называете Братством Темного Пути. Со времени великого разрыва, когда мы изгнали их из наших лесов, Эльвандар все время менялся все более и более становясь нашим местом, нашим домом, нашей сущностью.

- Это правда, что Братья Темной Тропы в родстве с эльфами?

Глаза Калина подернулись дымкой. Он помолчал некоторое время и сказал:

- Мы мало говорим о таких вещах, потому что мы хотим, чтобы многое из этого не было правдой. Могу тебе сказать следующее: между моим народом и Братством есть связь, хоть и древняя. Мы хотели бы, чтобы это не было так, но они действительно нам сродни. Иногда, очень редко, один из них возвращается к нам. Мы так и называем это: Возвращение, - было видно, что ему неприятно говорить на эту тему.

- Прости, если... - начал Паг.

- Не стоит извиняться за любопытство, Паг, - перебил Калин. Я просто больше ничего не буду говорить насчет этого.

Они говорили до поздней ночи, говорили о множестве разных вещей. Паг был очарован эльфийским принцем и польщен тем, что многое из того, что он сказал, было интересно Калину.

Наконец Калин сказал:

- Я должен идти. Хоть я и мало нуждаюсь в отдыхе, чуть-чуть мне все-же нужно. Думаю, что и тебе тоже.

Паг поднялся и сказал:

- Спасибо, что так много мне рассказал, - он, слегка смущаясь, улыбнулся. - И за то, что поговорил о принцессе.

- Тебе это было нужно.

Паг отвел Калина в длинный зал, откуда слуга потом повел его в отведенные ему покои. Паг вернулся в свою комнату и лег спать. К нему тут же подобрался мокрый Фантус, раздраженно фыркающий на то, что приходится летать под дождем, и вскоре заснул. Но сам Паг смотрел на игру огня камина на потолке и заснуть не мог. Он пытался выкинуть из головы рассказы о странных воинах, но образы ярко одетых бойцов, бредущих через леса западных земель, делали сон невозможным.

НА СЛЕДУЮЩЕЕ УТРО настроение у всех в замке Крайди было мрачным. Сплетни слуг уже распространились, и новости о цурани были всем известны, хотя и недоставало деталей. Каждый занимался своим делом, но одним ухом слушал рассуждения других о том, что предпримет герцог. Все были согласны в одном: Боррик конДуан, герцог Крайдийский, был не таким человеком, чтобы сидеть сложа руки и ждать. В скором времени что-то будет предпринято.

Паг сидел на стоге сена, наблюдая, как Томас упражняется с мечом, замахиваясь на столб, изображающий противника, ударяя слева, потом справа, и так снова и снова. Бил он равнодушно, и наконец в раздражении бросил меч на землю.

- Ничего не получается, - он подошел и сел рядом с Пагом. Интересно, о чем они там говорят.

Паг пожал плечами. Под словом "они" имелся в виду герцогский совет; сегодня их не просили туда приходить, и последние четыре часа истекали очень медленно.

Внезапно двор наполнился людьми, а слуги побежали к главным воротам.

- Пойдем, - сказал Томас. Паг спрыгнул со стога и последовал

за другом.

Они как раз обегали замок, и увидели, как стража расходится, как и вчера. Было холоднее, чем тогда, но дождя не было. Мальчишки забрались на ту же телегу, и Томас задрожал.

- Я думаю, в этом году снег выпадет рано. Может, даже завтра. - Если так будет, то это будет самый ранний снег на моей па

мяти. Тебе надо было надеть плащ. Ты потный после упражнений, и холодный воздух студит тебя.

На лице Томаса появилась болезненная гримаса.

- О боги, ты говоришь как моя мать.

Паг изобразил сердитость. Высоким и гнусавым голосом он произнес:

- И не прибегай ко мне весь синий от холода, кашляя и чихая и ища утешения, ибо здесь ты его не найдешь, Томас сын Мегара.

Томас ухмыльнулся.

- Теперь точно как она.

Они повернулись на звук открывающихся ворот. Герцог и эльфийская королева проводили других гостей из замка. Герцог вел королеву под руку. Королева поднесла руку ко рту и пропела несколько слов, негромко, но заглушая шум толпы. Слуги, стоящие во дворе, замолчали, и вскоре снаружи послышался топот копыт.

Двенадцать белых лошадей вбежали через ворота и встали на дыбы, приветствуя эльфийскую королеву. Эльфы быстро вскочили в седла, подняли руки, прощаясь с герцогом и, повернувшись, выехали.

Толпа постояла еще несколько минут, как будто люди не желали признавать, что они видели эльфов в последний раз, вероятно, даже последний раз в жизни, но потом она медленно рассосалась, и люди вернулись к работе.

Томас смотрел в даль, и Паг, повернувшись к нему, спросил:

- В чем дело?

- Хотел бы я когда-нибудь увидеть Эльвандар, - тихо сказал Томас.

- Может, и увидишь, - сказал Паг, потом добавил: Хотя я и сомневаюсь в этом. Ведь я буду магом, ты будешь солдатом, а королева будет править в Эльвандаре еще долгие годы после нашей смерти.

Томас рассмеялся, и прыгнул на Пага, повалив его на солому.

37
{"b":"71773","o":1}