ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Паг почувствовал на щеке влагу и посмотрел вверх. Начинал идти снег. Он с опасением посмотрел на туман, пытаясь понять, влияет ли на него снег, но потом вздохнул с облегчением, увидев, что снег только улучшает маскирующие свойства тумана.

Рядом послышались тихие шаги. Паг замер, как и все вокруг него. Прозвучал голос, говорящий на чуждом уху языке Братства.

У Пага по спине пробежали мурашки, но он не двинулся с места, пытаясь не обращать внимания на зуд. Он посмотрел на Томаса. Тот стоял твердо и спокойно, держа одну руку на морде лошади. В тумане он был похож на статую. Как и все остальные лошади, конь Томаса знал, что рука на морде означала команду молчать. Еще голос прозвучал в тумане, и Паг чуть не подпрыгнул: голос звучал так, как будто говоривший был прямо перед ним. Чуть подальше снова прозвучал ответ.

Гардан стоял прямо перед Пагом. Сержант медленно опустился на колени и бесшумно положил на землю меч и щит. Затем он все так же медленно поднялся, вытаскивая из-за пояса нож. Потом он вдруг шагнул в туман так же быстро, как кошка исчезает в ночи. Донесся едва различимый звук, Гардан появился снова.

Перед ним билась фигура Темного Брата, одна из огромных рук Гардана плотно зажала ему рот. Другой рукой сержант душил врага. Гардан не рискнул отпустить его, чтобы быстро всадить нож в спину. Сержант оскалил от боли зубы: враг когтями раздирал ему руку. Темный Брат пытался дышать, и его глаза вздулись. Гардан как будто врос в землю, слегка приподняв врага над землей. Тот все еще пытался освободиться. Его лицо стало красным, затем багровым. Из-под его когтей свободно стекала по руке Гардана кровь, но могучий солдат стоял неподвижно. Потом Темный Брат обмяк, Гардан резким движением сломал ему шею, и Брат бесшумно сполз на землю.

Глаза Гардана были широко раскрыты от напряжения, и он тяжело дышал. Он снова медленно стал на колени, убрал нож и поднял щит с мечом, после чего встал и продолжил наблюдение.

Паг испытывал восторг и благоговение перед сержантом, но, как и другие, мог лишь молча наблюдать. Прошло некоторое время, и голоса стали тише. Темные Братья злобно спрашивали друг друга о чем-то, ища укрытие беглецов. Голоса стали еще тише, и все испустили долгий вздох облегчения, после чего на поляне воцарилась тишина.

- Они прошли нас. Ведите лошадей. Идем на восток, - прошептал герцог.

ПАГ В СУМРАКЕ смотрел по сторонам. Герцог Боррик и принц Арута вели отряд. Гардан находился рядом с Калганом, который был все еще без сил после колдовства. Томас молча шел рядом с другом. Из пятидесяти солдат, выехавших с герцогом из Крайди, осталось тринадцать. Уцелело только шесть лошадей, остальные были добиты молчаливыми стражами, когда не выдержали и пали.

Они с трудом тащились вверх, забираясь все выше в предгорья Серых Башен. Солнце уже зашло, но герцог приказал двигаться вперед, боясь возвращения преследователей. В темноте раздавались тихие ругательства: солдаты спотыкались и поскальзывались на покрытой льдом каменистой почве.

Паг брел вперед, одеревенев от усталости и холода. Этот день, казалось, длился вечность. Он не помнил, когда он последний раз останавливался и ел. Один раз солдат передал ему бурдюк с водой, но о смутно помнил об этом. Он сгреб горсть снега и положил в рот, но это мало помогло. Снегопад стал сильнее, по крайней мере, так показалось Пагу, который не видел, как снег падает, но почувствовал, что он стал бить его в лицо чаще и сильнее. Было очень холодно, и Паг дрожал даже в плаще.

Как гром с неба прозвучал шепот герцога:

- Стойте. Сомневаюсь, что они бродят вокруг в темноте. Мы отдохнем здесь.

Еще где-то впереди послышался шепот Аруты:

- К утру наши следы занесет снегом.

Паг упал на колени и завернулся в плащ. Рядом раздался голос Томаса.

- Паг?

- Здесь, - тихо ответил он.

Томас тяжело опустился рядом с ним.

- Кажется, - проговорил он, тяжело дыша, - я больше не сдвинусь с места.

Паг мог лишь кивнуть. Рядом раздался голос герцога:

- Не разводить огня.

- Тяжкая ночь для холодного лагеря, ваша светлость, - ответил Гардан.

- Согласен, - сказал Боррик, - но если эти адовы дети бродят поблизости, то огонь приведет их прямо к нам. Соберитесь вместе для тепла, чтобы никто не замерз. Выставь часовых, а остальным скажи спать. Когда рассветет, я хочу уйти от них как можно дальше.

Паг почувствовал, что вокруг него начинают сгруживаться тела

и ради тепла готов был пожертвовать удобством. Вскоре он впал в прерывистую дремоту, но часто просыпался ночью. Потом внезапно наступил рассвет.

ЕЩЕ ТРИ ЛОШАДИ умерли ночью. Их тела лежали непокрытыми на снегу. Паг поднялся на ноги, голова его кружилась и он не мог согнуться. Он топал ногами, пытаясь возбудить жизнь в озябшем болящем теле, и невольно дрожал. Томас шевельнулся и резко проснулся. Он тяжело поднялся на ноги и вместе с Пагом стал топать ногами и размахивать руками.

- Никогда в жизни мне не было так холодно, - сказал он, стуча зубами.

Паг огляделся. Они находились в ложбине между двумя скалами, все еще голыми, не покрытыми снегом и местами серыми. Скалы вздымались вверх метров на десять, и там был гребень. Вдоль пути отряда земля имела уклон, и Паг заметил, что деревья здесь тоньше.

- Пойдем со мной, - сказал он Томасу и начал карабкаться по скале.

- Проклятье! - раздалось сзади, и Паг с Томасом оглянулись и увидели Гардана, наклонившегося над неподвижной фигурой солдата. Сержант посмотрел на герцога и сказал.

- Умер ночью, ваша светлость, - он покачал головой и добавил: - Его ранили, но он не сказал об этом.

Паг посчитал: кроме него, Томаса, Калгана, герцога и его сына теперь оставалось лишь двенадцать солдат. Томас посмотрел на Пага, которые забрался выше него и спросил:

- Куда мы?

Паг услышал его шепот. Он показал головой вверх и сказал:

- Посмотреть, что там.

Томас кивнул, и они полезли дальше.

Негнущиеся пальцы никак не хотели хвататься за твердую скалу, но Паг вскоре согрелся от усилий. Он добрался до верха, схватился за гребень, подтянулся, выбрался наверх и стал ждать Томаса.

Томас забрался на гребень и, тяжело дыша, посмотрел мимо Пага. Красота! - сказал он.

52
{"b":"71773","o":1}