ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Герцог рад, что с тобой все в порядке и ты здоров, - продолжил Гримсворт. - Но он также послал тебе печальные вести. Твой друг Паг пал в первом набеге на лагерь цурани и был взят ими в плен. Лорд Боррик разделяет твою утрату.

Томас молча встал и прошел вглубь пещеры. Он сел к задней стенке и несколько мгновений сидел неподвижно, как скала, окружающая его. Потом плечи его слегка затряслись, потом все сильнее, и наконец он весь задрожал, а зубы застучали, словно от холода. Потом выступили непрошенные слезы, и он почувствовал, как горячая боль, стискивая грудь, поднимается к горлу. Он беззвучно втянул в себя воздух, и его тело сотрясли тихие рыдания. Боль стала почти невыносимой, и внутри него возникло семя холодной ярости, которая стала прорываться вперед, замещая горячую боль и печаль.

Долган, Гримсворт и остальные смотрели, как он возвращается в свет костра.

- Скажи, пожалуйста, герцогу, что я благодарю его за то, что он думает обо мне, - попросил Томас следопыта.

Гримсворт кивнул.

- Хорошо, скажу, паренек. Я думаю, сейчас ты можешь побежать со мной в Крайди, если хочешь вернуться домой. Уверен, что принцу Лиаму пригодился бы твой меч.

Томас немного подумал. Хорошо было бы снова увидеть дом, но в замке он будет всего лишь еще одним учеником, хоть и носящим оружие. Ему позволят сражаться, если на замок нападут, но, конечно, ему не позволят участвовать в набегах.

- Спасибо, Гримсворт, но я останусь. Здесь еще много чего нужно сделать. Я попросил бы тебя передать моим матери и отцу, что я в порядке и думаю о них, - сказал он и садясь добавил:

- Если мне суждено вернуться в Крайди - я вернусь.

Гримсворт пристально посмотрел на Томаса, и уже, казалось, собирался заговорить, но заметил, что Долган слегка качнул головой. Следопыты Натала больше других людей Запада понимали эльфов и гномов. Здесь происходило что-то, что Долган хотел на настоящее время оставить скрытым, и Гримсворт склонился перед гномьей мудростью.

Как только трапеза была окончена, расставили часовых, а остальные приготовились ко сну. Костер постепенно гас, и Томас услышал звуки нечеловеческой музыки и снова увидел пляшущие тени. Прежде чем сон охватил его, он ясно увидел одну фигуру, стоящую немного в стороне от остальных: высокий воин с суровым лицом, спокойный и могучий, одетый в белый плащ с золотым драконом.

ТОМАС СТОЯЛ ПРИЖАВШИСЬ спиной к стене туннеля. Он улыбался ужасной жестокой улыбкой. Глаза расширились: ярко-белое вокруг бледно-голубых радужных оболочек. Он стоял неподвижно. Пальцы сжимались и разжимались вокруг эфеса его бело-золотого меча.

Перед глазами мерцали образы: высокие изящные люди, летающие на спинах драконов и живущие глубоко под землей. Внутренний слух различал еле слышную музыку и странный язык. Давно умерший народ взывал к нему, народ, изготовивший эти доспехи, совершенно не предназначенные для использования человеком.

Видения приходили все чаще и чаще. В основном он мог сохранять сознание свободным от них, но когда в нем поднималась жажда боя, как сейчас, образы обретали глубину, цвет и звук. Напрягшись, он мог слышать слова. Они были тихими, но он почти понимал их.

Он потряс головой, возвращаясь к настоящему, оглядел темный проход, больше не удивляясь своей способности видеть в темноте, и подал сигнал в перекрещивающийся туннель Долгану, который стоял со своими людьми наготове метрах в пятнадцати от него. Долган ответил ему движением руки. С каждой стороны широкого туннеля стояло по шестьдесят гномов, ожидая, пока можно будет захлопнуть ловушку. Они ждали маленькую группу гномов, бегущую перед отрядом цурани и ведущую врага в мышеловку.

Их насторожил звук шагов. Через мгновенье к нему присоединился звук ударяющегося друг о друга оружия. Томас напрягся. В поле зрения появилось несколько гномов. Они шли спиной вперед, защищаясь от врага. Проходя боковые туннели, гномы не подали ни малейшего знака своей осведомленности о затаившихся у стен собратьях.

Как только первые воины цурани прошли, Томас закричал:

- Вперед! - и выпрыгнул в туннель.

Туннель внезапно наполнился вертящимися и рубящимися телами. Цурани в основном были вооружены мечами, плохо подходящими для тесных туннелей, а гномы умело работали топорами и молотами. Томас махнул мечом вокруг себя, и несколько тел упало. Мерцающие факелы цурани отбрасывали на стены прохода безумные пляшущие тени, которые мешали теперь что-нибудь разобрать.

Из арьегарда цурани раздался крик, и чужаки стали отступать обратно по туннелю. Те, у кого были щиты, вышли вперед, образовав стену, из-за которой мечники могли атаковать. Гномы не могли дотянуться далеко, чтобы причинить хоть какой-нибудь вред. Каждый раз, когда гном атаковал, стена щитов выдерживала, а нападающему отвечали мечом из-за щита. Враг короткими рывками отступал.

Томас продвинулся вперед, так как он достаточно далеко доставал мечом, чтобы нападать на держащих щиты. Он уложил двоих, но как только один падал, другой тут же занимал его место. И все-таки гномы теснили их, и они отступали.

Они дошли до пещеры славы, и вошли в нее на самом низком уровне. Цурани быстро заняли позицию в центре, образовав неровный круг из щитов. Помедлив мгновенье, гномы напали.

Томас взглянул на один из уступов сверху и уловил там глазом едва заметное движение. Во тьме шахты невозможно было увидеть что-либо ясно, но какое-то внезапное чувство встревожило его.

- Смотрите наверх! - крикнул он.

Большинство гномов прорвались сквозь стену щитов и были слишком заняты, чтобы обратить на него внимание, но некоторые ближайшие к нему прекратили атаку и взглянули наверх. Один, стоящий рядом с Томасом, закричал:

- Сверху!

Сверху лились черные силуэты. Они, казалось, сползали вниз по скале. Другие, человеческие силуэты выбегали из тоннелей на верхних уровнях. Сверху появились огни, когда воины цурани, находящиеся там, затворили фонари и зажгли факелы.

Томас, пораженный, остановился. Прямо за немногими выжившими цурани в центре пещеры он видел тварей, вылезающих из каждой дыры сверху, как стадо муравьев, на которых они очень походили. Но в отличие от муравьев они были прямоходящими от середины тела и с руками, похожими на человеческие, в которых было оружие. Лица были как у насекомых, с большими фасетчатыми глазами, но рот очень походил на человеческий. Они двигались с невероятной скоростью, наклоняясь вперед, чтобы ударить гномов, которые, хотя и удивленные, отвечали все же немедля. Бой продолжился.

95
{"b":"71773","o":1}