ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Драка становилась все оживленней, и несколько раз перед Томасом оказывалось сразу два противника, цурани, чудища или и тот, и другой. Твари, очевидно, были умны, потому что сражались они организованно и слышны были их нечеловеческие голоса, кричащие на языке цурани.

Томас, уложив очередную тварь, взглянул наверх и увидел новый наплыв воинов.

- Ко мне! Ко мне! - закричал он, и гномы стали пробиваться к нему. Когда большинство собралось рядом, Долган прокричал:

- Назад! Отступаем. Их слишком много.

Гномы стали медленно продвигаться к тоннелю, через который вошли: он был относительно безопасен. Там они могли столкнуться с меньшим количеством тварей и цурани и, как они надеялись, оторваться от них в шахтах. Увидев, что гномы отступают, цурани и их союзники усилили атаку. Томас увидел большую группу тварей встающую между гномами и дорогой к отступлению. Он прыгнул вперед и странный военный клич сорвался с его губ. Слов он не понял. Его золотой меч сверкнул, и с пронзительным криком одна из странных тварей упала. Другая замахнулась на него мечом, и он принял удар на щит. Рука другого сломалась бы, но удар зазвенел на белом щите, и тварь отодвинулась назад, а потом ударила снова.

Он снова отбил удар, а потом, описав дугу вокруг руки твари, ударил по ее шее, отделяя голову от тела. Тварь застыла на мгновенье, потом повалилась ему под ноги. Он перепрыгнул через павшее тело и приземлился перед тремя удивленными воинами цурани. Один держал два светильника, а двое других были вооружены. Прежде чем человек со светильниками успел бросить их, Томас уложил двух остальных. Третий умер, пытаясь вытащить меч.

Позволив щиту свободно повиснуть на руке, Томас потянулся вниз и схватил светильник. Повернувшись, он увидел гномов, перебирающихся через тела убитых им тварей. Несколько несли раненых товарищей. Маленькая группа с Долганом во главе сдерживала врага, пока остальные уходили. Гномы, несущие раненых, поспешили мимо Томаса.

Один, который в течение боя оставался в туннеле, поспешил вперед, увидев, что товарищи отступают. Вместо оружия он нес два пухлых бурдюка, наполненных какой-то жидкостью.

Арьегард теснили к туннелю, по которому гномы собирались уходить, и дважды солдаты пытались окружить и отрезать их. Оба раза Томас атаковал, и солдаты падали. Когда Долган и его бойцы оказались сверху на телах павших чудищ, Томас прокричал:

- Будьте готовы прыгнуть!

Он взял у гнома два тяжелых бурдюка.

- Давайте! - крикнул он.

Долган и остальные прыгнули назад, и цурани остались по другую сторону от тел. Гномы не медля заторопились по туннелю. Томас швырнул бурдюки на тела. Их несли осторожно, потому что они были сделаны с таким расчетом, чтобы разорваться от удара. В обоих была сырая нефть, которую гномы собрали из глубоких озер под горой. Она горела без фитиля, в отличие от масла.

Томас поднял светильник и, бросив с силой, разбил его в середине лужи летучей жидкости. Цурани, лишь немного помедлив, продолжали двигаться вперед, когда светильник вспыхнул. В тоннеле взорвался белый жар, и нефть загорелась. Гномы, ослепленные, слышали лишь крики цурани, которые попали в огонь. Когда зрение восстановилось, они увидели единственную фигуру широкими шагами идущую по коридору. Томас появился черным контуром, вырисованным на фоне почти что белого пламени.

- Они нападут на нас, когда пламя погаснет, - сказал Долган, когда Томас добежал до них.

Они быстро пошли через череду тоннелей, продвигаясь обратно к выходу на западной стороне гор. Через небольшое время Долган остановил отряд. Он и еще несколько гномов застыли, вслушиваясь в тишину тоннелей. Один лег на пол и прижался ухом к земле, но тут же вскочил на ноги.

- Они идут! Судя по звуку, их сотни, и тварей тоже. Они, должно быть, начинают большое наступление.

Долган оглядел отряд. Из ста пятидесяти гномов, начавших засаду, здесь было только семьдесят или около того, и двенадцать из них было ранено. Можно было надеяться, что остальные убежали по другим тоннелям, но в настоящий момент они все были в опасности.

Долган действовал быстро.

- Мы должны добраться до леса, - и он быстро побежал вперед. Остальные последовали за ним.

Томас бежал легко, на его разум был наполнен образами. В жару боя они нападали на него более живые и ясные, нежели раньше. Он видел тела своих павших врагов, хотя они выглядели и не как цурани. Он ощущал на губах вкус их крови, и волшебную энергию, входящую в него по мере того, как он пил из их открытых ран на церемонии победы. Он потряс головой, чтобы избавиться от образов. "Что это за церемония?" - подумал он.

Долган заговорил, и Томас силой направил свое внимание на слова гнома.

- Мы должны найти другой оплот, - сказал он на бегу. - Возможно, лучше всего было бы попытаться добраться до Каменной Горы. Наши деревни здесь безопасны, но у нас нет никакого опорного пункта, чтобы оттуда сражаться, потому что я думаю, что цурани скоро будут контролировать эти шахты. Эти их твари хорошо сражаются в темноте, и если их у них много, они могут выгнать нас и из глубоких тоннелей.

Томас кивнул, не способный говорить. Он горел изнутри холодным огнем ненависти к этим цурани. Они разоряли его родную землю и пленили его брата по всему, кроме имени, а теперь многие его друзья-гномы лежали из-за них мертвыми под горой. Со зловещим лицом он дал молчаливую клятву уничтожать этих пришельцев любой ценой.

ОНИ ОСТОРОЖНО ПРОДВИГАЛИСЬ сквозь деревья, высматривая признаки цурани. Три раза за шесть дней они нарывались на небольшие стычки, и теперь гномов было пятьдесят два. Наиболее серьезно раненых отнесли в высотные деревни, где было относительно безопасно: вряд ли цурани последовали бы туда.

Теперь они приближались к южной части эльфийских лесов. Сначала они пытались повернуть на восток, к перевалу, ища дорогу к Каменной Горе. Путь их был густо усеян лагерями и патрулями цурани, и их постоянно разворачивали к северу. Наконец было решено попытаться добраться до Эльвандара, где они могли отдохнуть от постоянных боев.

Разведчик вернулся со своей позиции в двадцати метрах впереди и тихо сказал:

96
{"b":"71773","o":1}