ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Лагерь, у бродов.

Долган поразмыслил. Гномы не были пловцами, и им придется пересекать реку вброд. Вероятно, цурани удерживали все броды на этой стороне. Им придется найти место, свободное от охраны, если такое было.

Томас осмотрелся. Скоро должна была наступить ночь, и если они хотели прокрасться через реку так близко от линий цурани, то лучше всего это было делать в темноте. Томас прошептал это Долгану, и тот кивнул. Он подал знак часовому двигаться к западу от замеченного лагеря и найти подходящее место, где можно отсидеться.

Через короткое время он вернулся. Он нашел заросли рядом со скалой, в которой было ущелье, где они могли дождаться наступления ночи. Они поспешили туда и нашли гранитную скалу высотой в четыре метра, расширяющуюся к основанию до восьми или десяти метров в ширину. Отодвинув ветви, они нашли ущелье, в которое они могли плотно набиться. Оно было только семи метров в ширину, но под скалу оно уходило больше, чем на двенадцать метров, под небольшим углом книзу. Когда они все спрятались туда, Долган заметил:

- Это место когда-то, наверное, было под водой: смотрите, какое оно изнутри гладкое. Здесь тесновато, но на некоторое время мы здесь в безопасности.

Томас еле слышал его, потому что он снова сражался с образами, со снами наяву, как он их про себя называл. Он закрыл глаза и снова пришли видения и еле слышная музыка.

ПОБЕДА БЫЛА БЫСТРОЙ, но Ашен-Шугар был мрачен. Он размышлял. Что-то беспокоило Правителя Орлиного Леса. Кровь Алгон-Кокуна, Тирана Долины Ветров все еще ощущалась соленым привкусом на его губах, и его наложницы принадлежали теперь Ашен-Шугару. И все же чего-то не хватало.

Он внимательно посмотрел на моредэльских танцовщиц, двигающихся в такт музыке ради его забавы. Это было так, как и должно быть. Нет, недоставало чего-то глубоко внутри Ашен-Шугара.

Аленгван, та, кого эльфы называли своей принцессой, его последняя фаворитка, сидела на полу возле его трона, ожидая его желаний. Он едва заметил ее прекрасное лицо и гибкое тело, одетое в шелк, что скорее подчеркивало ее красоту, нежели скрывало ее.

- Тебя что-то заботит, господин? - еле слышно спросила она. Ее ужас перед ним был так же плохо скрыт, как и ее тело.

Он посмотрел в сторону. Она заметила его нерешительность, этим она заслужила смерть, но он убьет ее позже. В последнее время потребность в плоти отступила: и удовольствие от постели, и от убийства. Теперь он думал о своем неизвестном чувстве, призрачном и таком странном. Ашен-Шугар поднял руку, и танцовщицы опустились на пол, прижавшись лбами к полу. Музыканты прекратили играть, как показалось, прямо в середине ноты, и в пещере стало тихо. Едва заметным движением руки он отпустил их, и они удалились из огромного зала мимо могучего золотого дракона, Шуруги, который терпеливо ожидал своего хозяина...

- ТОМАС, - РАЗДАЛСЯ ГОЛОС.

Глаза Томаса резко открылись. Рука Долгана лежала на плече молодого человека.

- Пора. Ночь наступила. Ты спал, паренек.

Томас потряс головой, чтобы прояснить ее, и задержавшиеся образы ушли. Живот вспучило, когда исчезло последнее мерцающее видение о воине в белом и золотом, стоящем над окровавленным телом эльфийской принцессы.

Вместе с остальными он выполз из-под нависающей скалы, и они снова пошли к реке. В лесу была тишина, и даже ночные птицы, казалось, были осторожны, чтобы не выдать их местонахождения.

До реки они добрались без происшествий, только раз пришлось спрятаться, пока проходил цуранийский патруль. Они пошли вдоль реки, впереди разведчик. Через несколько минут он вернулся.

- Реку пересекает песчаная отмель.

Долган кивнул. Гномы тихо двинулись вперед и вошли в воду одной линией. Томас с Долганом ждали, пока перейдут остальные. Когда последний гном вошел в воду, выше по берегу раздался вопросительный оклик. Гномы замерли. Томас быстро прошел вперед и неожиданно напал на часового цурани, пытающегося разглядеть что-то в сумраке. Падая, человек вскрикнул, и где-то невдалеке тоже раздался крик.

Томас увидел светильник, быстро приближающийся к нему, повернулся и побежал. Он нашел Долгана, ожидающего на берегу и прокричал:

- Бегите! Они напали на нас.

Несколько гномов стояло в нерешительности, а Томас с Долганом с брызгами вбежали в реку. Вода была холодная и быстро текла через отмель. Томасу пришлось удерживать равновесие, чтобы его не снесло. Ему вода была лишь по пояс, но гномам - почти что до подбородка. Они не смогут драться в реке.

Когда первые солдаты цурани прыгнули в воду, Томас повернулся и стал сдерживать их, чтобы гномы могли благополучно перебраться через реку. Два цурани атаковали, и он уложил обоих. В реку прыгнуло еще несколько, и у него остался лишь краткий миг, чтобы взглянуть на гномов. Они были уже почти на противоположном берегу. Он заметил Долгана, на лице которого в свете цуранийского фонаря ясно читалась беспомощность.

Томас снова атаковал солдат цурани. Четверо или пятеро пытались окружить его, и лучшее, что ему удавалось сделать, - это сдерживать их. Каждый раз, когда он пытался убить кого-то, он открывал себя с другой стороны.

Звук новых голосов сказал ему, что всего через несколько мгновений силы врага перевесят его силы. Он поклялся заставить их дорого заплатить и внезапно ударил одного из солдат, разбив его щит и сломав руку. Человек с криком упал.

Томас едва поймал ответный удар на щит. Мимо его уха что-то просвистело, и цурани, крикнув, упал со стрелой торчащей из груди. Воздух тут же наполнился стрелами. Еще несколько цурани упало, а остальные отошли назад. Все солдаты, что были в воде, умирали прежде, чем достигали берега.

- Быстрее, - позвал голос. - Они ответят в том же духе.

В подтверждение этому предупреждению мимо лица Томаса пролетела стрела с другой стороны. Он поспешил к другому берегу. Цуранийская стрела ударила его по шлему, и он споткнулся. Когда он выровнялся, другая попала ему в ногу. Он упал вперед и почувствовал под собой песчаную почву берега реки. Протянулись руки и бесцеремонно потащили его.

Он почувствовал головокружение и услышал голос:

- Они отравляют свои стрелы. Мы должны... - остальное утонуло во тьме.

97
{"b":"71773","o":1}