ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ТОМАС ОТКРЫЛ ГЛАЗА. В первое мгновенье он не имел ни малейшего понятия о том, где находится. Голова кружилась, а во рту было сухо. Над ним вырисовалось чье-то лицо, рука приподняла его голову, а к губам поднесли воду. Он жадно выпил, почувствовав себя после этого гораздо лучше. Слегка повернув голову, он увидел двух людей, сидящих рядом. На мгновенье он испугался, что его захватили, но потом увидел, что эти двое были в темно-зеленых кожаных туниках.

- Ты был очень болен, - сказал тот, который дал ему воды. Тут Томас понял, что это были эльфы.

- Долган? - прохрипел он.

- Гномов отвели на совет с нашей госпожой. Мы не могли рисковать двигать тебя, опасаясь яда. У этих чужеземцев есть неизвестный нам яд, быстро убивающий. Мы лечим от него, как можем, но раненые умирают так же часто, как и выживают.

Он почувствовал, что силы медленно возвращаются к нему.

- Как долго?

- Три дня. Ты болтался на грани смерти с тех пор, как мы выловили тебя из реки. Мы отнесли тебя как могли дальше.

Томас огляделся и увидел, что был раздет и лежал под одеялом в укрытии, сооруженном из веток деревьев. Он почуял запах пищи, готовящейся на костре и увидел котел, из которого и шел вкусный аромат. Эльф заметил это и махнул рукой, чтобы миску поднесли.

Томас сел. Голова его покружилась мгновенье. Ему дали большой кусок хлеба, и он стал им пользоваться вместо ложки. Еда была вкусной, и каждый кусочек, казалось, наполнял его все возрастающей силой. Пока он ел, он осмотрел остальных сидящих рядом. Два молчаливых эльфа смотрели на него без выражения, и только тот, что говорил, проявлял знаки гостеприимства.

- Что насчет врага?

Эльф улыбнулся.

- Чужеземцы все еще боятся пересекать реку. Здесь наша магия сильнее, им здесь неуютно и кажется, что они заблудились. Ни один чужеземец еще не достиг нашего берега, вернувшись при этом назад.

Томас кивнул. Когда он закончил есть, то почувствовал себя удивительно хорошо. Он попытался встать, и обнаружил, что его лишь слегка шатает. Через несколько шагов он почувствовал, как сила возвращается в члены и что рана на ноге уже исцелилась. Несколько минут он разминался и избавлялся от окоченения после трех дней лежания на земле, после чего оделся.

- Ты принц Калин. Я помню тебя. Ты был при дворе герцога.

Калин улыбнулся в ответ.

- А я - тебя, Томас из Крайди, хотя ты и сильно изменился за год. Эти двое - Галейн и Алгевинс. Если ты в состоянии, мы можем присоединиться к твоим друзьям при дворе королевы.

Томас улыбнулся.

- Пойдем.

Они свернули лагерь и тронулись в путь. Сначала они двигались медленно, давая Томасу много времени, чтобы примериться к ходьбе, но через некоторое время стало очевидно, что он легко отделался в своей недавней схватке со смертью.

Вскоре четыре силуэта бежали сквозь деревья. Томас, несмотря на доспехи, поддерживал темп. Эльфы вопросительно глядели друг на друга.

Они бежали большую часть послеполуденного времени, потом остановились.

- Какое чудное место! - сказал Томас, оглядев лес вокруг.

- Большинство из твоего народа не согласилось бы с тобой, - сказал Галейн. - Они находят этот лес пугающим, полным странных форм и страшных звуков.

Томас рассмеялся.

- Большинству людей не хватает воображения, или у них его слишком много. Этот лес тихий и спокойный. Это самое спокойное место, что я знаю.

Эльфы не сказали ничего, но на лице Калина выступило легкое удивление.

- Нам лучше двигаться дальше, если мы хотим добраться до Эльвандара до наступления темноты.

Когда наступила ночь, они добрались до огромной поляны. Томас остановился и замер, очарованный зрелищем, открывшимся перед ним. Гигантские деревья, по сравнению с которыми любые воображаемые дубы казались карликовыми, были связаны изящными арочными мостами из ветвей, по которым эльфы переходили со ствола на ствол. Томас посмотрел вверх: стволы поднимались и терялись в море листвы и ветвей. Листья были темно-зелеными, но тут и там встречались деревья с золотой, серебряной или даже белой листвой, сверкающей огнями. Мягкий свет пропитывал все вокруг, и Томас стал гадать, бывает ли здесь когда-нибудь действительно темно.

Калин положил руку Томасу на плечо и сказал просто:

- Эльвандар.

Они поспешили через лужайку, и Томас увидел, что эльфийский город был даже больше, чем он сначала вообразил. Он уходил во все стороны и должен был быть больше мили в поперечнике. Томас дивился этому волшебному месту и приходил от него в восторг.

Они дошли до лестницы, вырезанной в стволе дерева, которая взвивалась вверх, к ветвям. Они пошли по ступеням, и Томас снова ощутил радость, словно неистовство, овладевавшее им в бою находило отклик и в мягкой стороне его характера.

Они взбирались вверх, мимо больших ветвей, служивших эльфам дорогой, Томас увидел вокруг эльфийских мужчин и женщин. Многие мужчины носили боевые одежды, как его проводники, но многие были в длинных изящных одеяниях или ярких туниках. Женщины все были красивыми, волосы их были очень длинными, в отличие от леди герцогского двора. У многих в волосах были сверкающие драгоценные камни. Все были высокие и изящные.

Они достигли гигантской ветки и сошли с лестницы. Калин начал было предупреждать его, чтобы он не смотрел вниз, потому что он знал, что у людей были трудности на высоких дорожках, но Томас стоял у края, глядя вниз и не показывая признаков неудобства или головокружения.

- Удивительное место, - сказал он. Трое эльфов обменялись вопросительными взглядами, но не произнесли ни слова.

Они снова тронулись и когда дошли до перекрещивающихся ветвей, два эльфа повернули, оставив Томаса с Калином идти вдвоем. Они заходили все глубже и глубже. Томас чувствовал себя на ветвях так же уверенно, как эльф. Вскоре они дошли до большой поляны. Здесь круг деревьев образовывал двор эльфийской королевы. Сотни веток встречались и сливались в огромную площадку. Агларанна сидела на деревянном троне, окруженная придворными. Один человек, одетые в серые одежды Наталских Следопытов, стоял рядом с королевой, сверкая в ночном свете темной кожей. Это был самый высокий человек, которого Томас когда-либо видел, и молодой человек понял, что это, должно быть, Длинный Леон, следопыт, о котором говорил Гримсворт.

98
{"b":"71773","o":1}