ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Вот тоже додумалась - Лешего на нее наводить, - заметила третья девчонка, маленькая, крепко сбитая и губастая. - Да он сам ей заплатит...

- Тебя не спросили! - огрызнулась Машка. - Иди вон, тебя с того столика уже полчаса пеленгуют. Иди, иди... и нажрись в мясо... А то с души вывернет...

Советчица повернулась к столу с восточными мужчинами. Оттуда ей помахали - и она отправилась зарабатывть бабки.

* * *

- Как тебя зовут-то хоть? - спросил Дикий.

- А тебе на что? - певица ковыряла салат, словно сомневаясь в его съедобности. Еще на столике было блюдо с мясными закусками и два фужера с аперитивом.

- Обращаться же как-то надо.

- А зачем? Я же вот не знаю, как тебя звать, и прекрасно обхожусь.

- Я Дикий.

- Какой?

- Кликуха у меня. Ее весь город знает.

- И давно?

- С семнадцати лет. Так и приклеилась.

- Кликуха хорошая. Только не по делу. Какой из тебя Дикий?

- А что?

- Никакой. Размазня ты. А еще в музыкальный бизнес полез. Тебе афиши разве что расклеивать, и то...

- И расклеивал. И сцену красил. И билеты проверял, - ответил Дикий. Я что, виноват, если больше деваться некуда?

- Дикий, ты же не любишь музыку. Ты же в ней ни уха ни рыла не смыслишь. А слушаешь, чтобы не хуже других быть. Потому что слушать музыку - это круто.

- А ты - просто зануда. Люблю, не люблю - при чем тут это?

И тут музыка, некстати будь помянута, зазвучала, помешав певице ответить.

К столику подошел иностранец.

- Прошу быть партнером, - обратился он. - Танцевать.

- I'm glad to make You pleasure, - ответила певица, встала и пошла с ним под руку к пространству, отведенному под танцы.

* * *

Машка, зайдя за угол, снова названивала Лешему.

- Ну, где ты там? Он уже к ней за столик сел!

- Ничего, пусть посидит.

- Слушай, это же та самая!

- Да понял, не визжи. Делом бы занялась. Опять пустая приползешь. Толку с тебя!

- Блин! - воскликнула Машка, но ее приятель этого слова уже не услышал.

Машка сунула в сумку мобилку, достала помаду с зеркальцем, поправила губы. И тихо выругалась.

* * *

- He is my brother, - говорила певица хмельному иностранцу, который под столом уже держал руку на ее колене. - He is younger that me.

- Yes, I am, - вставил Дикий. Иностранец повернулся к нему и свободной рукой похлопал по плечу. Тут же певица стремительно кинула ему в бокал облачно порошка. Дикий разинул было рот, но она так звонко рассмеялась, что идиотский вопрос замер у него на языке.

Рассмеялся и иностранец.

Певица взяла свой бокал и чокнулась с его носом, сказав при этом "дзин-н-нь! " Тут уж его совсем повело. Он схватил бокал с отравой,

принялся сплетать руки для брудершафта, и брудершафт состоялся.

* * *

Машкины подружки, Анжелка и губастая девица, уже сидели с восточными мужчинами, но пока еще - рядышком и с краю. И поглядывали вбок.

- Вот ведь сучка, - тихо сказала Анжелка. - Сейчас с ним в гостиницу пойдет и вытрясет как миленького.

- Великая вещь клофелин, - так же тихо согласилась губастая. - Машка уже вся на пену изошла. Ты смотри, слишком перед Лешим не выделывайся. Машка - она такая. Ей бы эту сучку не трогать...

* * *

Иностранец рассчитывался с официантом.

- Войдешь вместе с нами в номер, попросишься в туалет, - быстро инструктировала Дикого певица. - Там и останешься.

- А ты?

- Идиот...

Иностранец встал и прихватил со стола початую бутылку. Певица поднялась и уверенно взяла его под руку.

- Let's go, honey!

Кавалера покачивало.

- Куда ты его такого повезешь? - озабоченно спросил Дикий.

- А никуда, тут из ресторана есть дверь в гостиницу. Очень удобно. Пошли, сэр.

И она решительно повела иностранца к той самой двери. Дикий озадаченно посмотрел на пустые бокалы - и поспешил следом.

* * *

Он сидел на унитазе, пришлепнутом крышкой, и читал старую газету, когда заглянула певица.

- Вылезай. Поможешь.

* * *

Иностранец лежал поперек тахты весь расхристанный.

- Вовремя вырубился, - хладнокровно заметила певица. - Давай, одевай его.

- Зачем? Он же у себя в номере.

- Затем, чтобы ему служба медом не казалась. Он потом начнет свой маршрут вычислять. Был в "Самарканде", проснулся в номере, а деньги куда по дороге девались? Вот мы его сейчас куда-нибудь отведем...

- Отведем? Да он же в хлам! - Дикий не верил, что эта грузная туша сейчас встанет и пойдет.

- Оттащим. Все равно - одна не справлюсь. И пусть он ломает голову как туда попал.

- Погоди... - до Дикого наконец дошло. - Какие деньги?!

- У него две кредитки, я их трогать не стала. А шестьсот баксов взяла. Ничего, не обеднеет.

- Шестьсот баксов?

- А ты думал, он миллион наличкой с собой таскает? На, твое, заработал.

Певица протянула Дикому пятидесятидолларовую банкноту.

- Так мы за этим сюда ехали?

- Ну да, за деньгами... - певица вздохнула и негромко рассмеялась. Почему-то в нужную минуту теряешь всякое соображение. Я вот могла просить чего душе угодно - так почему же я не попросила обычных денег? Не знаешь? Нет? И я не знаю.

* * *

- Вот, вот, пошли! - Машка показала пальцем. - Сейчас они его в лифте спустят, в переулок заведут и за мусоркой уложат.

Она стояла в дверях, ведущих из гостиничного коридора на служебную лестницу. Крупный бритоголовый парень по кличке Леший смотрел из-за ее плеча.

- Так, ясно. Теперь иди туда и смотри, чтобы никто не сунулся. Пошла!

Машка поспешила по коридору. А за спиной у ее приятеля образовались еще двое похожих граждан.

- Овца овцой, а за место держится, - сказал один.

- Так ничего же больше не умеет, только ноги раздвигать, - заметил Леший. - А с этой телкой у меня особый разговор будет. Ишь, приехала! С клофелином! Умная! ..

- Знаю я твои разговоры.

- А знаешь, так молчи.

* * *

Певица и Дикий по какому-то унылому коридору тащили на себе иностранца.

- Может, тут и оставим? - спросил, изнемогая, Дикий.

- Нет, нужно на улицу.

- Почему?

- Сказала - нужно, значит, нужно.

- Тихо, - с этим единственным словом перед ними появился Леший. Тихо, я сказал. Димон, Найк, оттащите лоха к диванчику. Ты катись, пока цел...

Это относилось к Дикому.

- А ты пойдешь со мной.

Димон и Найк оттерли певицу с Диким и впряглись в иностранца.

- Он тут ни при чем, - вмешалась певица. - Я его на улице подобрала.

- Получше не нашла? - глумливо спросил Леший.

- Не одной же в кабак идти!

- Получше, спрашиваю, не было?

- Искать времени не было! - выпалила она.

Леший смотрел на певицу с возрастающим интересом.

- Ладно. Это чмо пусть катится, а ты останешься, побазарим.

- Идет, - весело согласилась она. - Считай, договорились.

Леший обнял певицу за плечи - и вдруг грубо поволок куда-то вглубь коридора.

Она вскрикнула.

Дикий, окаменевший было от этой разборки, бросился на выручку. Димон с Найком, не позаботившись, куда рухнет иностранец, вмешались - и произошла свалка...

* * *

В какую-то подсобку со шкафами, с посудными полками, с гладильной доской, втолкнули сперва Дикого, потом певицу.

Дверь захлопнулась.

- Вот сволочи, - беззлобно сказала она. - Из-за каких-то шести сотен... А тебя кто просил лезть? Ты что, думаешь, помог? Спас? Ковбой, блин, техасский рейнджер! Граф Монтекристо!

В негодовании она даже отвернулась и уставилась на полки. Сняла большую пеструю коробку, изучила надписи, поставила на гладильную доску.

Дикий меж тем ощупывал челюсть и морщился.

- Что, схлопотал? Надо же, когда в нем мужик проснулся! - продолжала издеваться певица. - Нашел время героизм проявлять! Чего это на тебя еапало?

- Ты знаешь, даже кролик крольчиху защищает...

8
{"b":"71777","o":1}