ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Самолет Джонни вылетел из Чикаго, - объяснил он. - Двадцать минут назад они получили сообщение, что в самолет, возможно, подложена бомба, и повернули обратно. Бог знает, на какой другой рейс он сумеет попасть. - В глубине комнаты зазвонил телефон.

Все снова заговорили. Управляющий "Гарден", ответивший на звонок, подал знак Куисту.

- Это вас, - сказал он. - По-моему, Сандз.

Куист пробрался к телефону.

- Джулиан?

- Да, Джонни. - Этот голос нельзя было не узнать.

- Разве это не чертовщина?

- Где ты?

- В аэропорту. В Чикаго. Вылетаю через десять - двенадцать минут.

- Значит, прибудешь сюда около полуночи, - подсчитал Куист. - Нашли бомбу?

- Ложная тревога. Какой-то ненормальный играет в свои игры.

- Ты представляешь, сколько сейчас здесь собралось народу?

- Великолепно! - рассмеялся Джонни Сандз. Он говорил весело, как нашкодивший мальчишка. - Расскажи им, что случилось. Все пойдет в новости по радио и телевидению. Люди поймут, что это не розыгрыш. Скажи им, что я буду петь для них до завтрака, если они дождутся меня.

- Им придется очень долго ждать, Джонни.

- Они подождут, - уверенно заявил Джонни Сандз. - Мне пора. До встречи, дружище. Рейс семь-четырнадцать. Встречай меня.

Ассоциация Джулиана Куиста являлась одной из ведущих фирм в стране по связям с общественностью. Она обеспечивала интересы воротил большого бизнеса, политиков, актеров, музыкантов, балетных трупп, художественных галерей, музеев. Джулиан Куист был гениальным менеджером. Сладострастную красавицу, сопровождающую его в этот вечер в "Гарден", звали Лидия Мортон. Она была похожа на очаровательную манекенщицу высокой моды; на самом деле Лидия являлась талантливым разработчиком и аналитиком. Впрочем, она исполняла у Куиста и другие обязанности. Бобби Хиллиард, молодой человек в обычном смокинге, похожий на робкого молодого Джимми Стюарта, был помощником Куиста.

Куист в последние несколько лет разбирался с особыми ситуациями, возникавшими у Джонни Сандза, и руководил рекламой для этой особой благотворительной акции в "Гарден". И теперь все находившиеся в кабинете смотрели на него, ожидая ответа.

- Через пять - десять минут Джонни вылетает из Чикаго, - объявил он взволнованной группе. - Время в полете - около двух часов. Номер рейса семьсот четырнадцать. Бобби, организуй полицейское сопровождение из аэропорта.

- Хорошо.

- В лучшем случае он прибудет сюда в половине двенадцатого, - подытожил Мюррей Клинг. - Как вы предполагаете разобраться со сложившейся здесь ситуацией?

- Начинать вечер, как будто ничего не случилось, - ответил Куист. Никто и не ожидает, что Джонни появится в начале программы. Я попытаюсь отыскать известного всем журналиста - Уолтера Кронкайта или кого-нибудь такого же ранга. Мы выпустим его с новостями, и пусть он передаст собравшимся послание Джонни.

- Какое послание?

- Он готов петь для них до завтрака, если они дождутся его.

- Господи, моя девушка ждет меня на уик-энд... - пробормотал Мюррей Клинг.

Уголок рта Куиста слегка приподнялся. Он в упор посмотрел на Лидию Мортон.

- Меня тоже, - заметил он. - Но мы делаем это не ради Джонни, Клинг. Ради сотен тысяч больных людей.

- А что, если у меня иссякнут шутки?

- Займись стриптизом, - посоветовал Куист. - Лучше чередуй одно с другим.

Джонни Сандз был наиярчайшей звездой в мире развлечений. Два года назад, когда он покинул сцену, ему стукнуло пятьдесят шесть. Тогда он был на вершине славы, мультимиллионер, легенда своего времени. Он принадлежал к тому же кругу музыкантов, что и Фрэнк Синатра и Бинг Кросби. Карьера его шла по накатанной дорожке. Он начинал где-то на Среднем Западе с маленькой группой, играя на трубе и напевая песенки. Затем группа переехала в Нью-Йорк и играла в одном из модных местечек на Пятьдесят второй улице. В конце концов их пригласили в театр "Парамаунт". Там когда-то начинал Руди Валли с мегафоном, Синатра - с вопящими на балконе девушками. Джонни был просто одним из группы, но стал гвоздем программы. Когда он выступал вперед, чтобы сыграть в своей неподражаемой манере на трубе, зал сходил с ума, а когда пел, девушки рыдали и стонали от восторга. Сандз стал модным. Его пластинки побивали рекорды. "Варьете", эта библия шоу-бизнеса, назвала его белым Луи Армстронгом. Они ошиблись. Джонни Сандз существовал сам по себе. Он не был похож ни на кого. Ему удавалось, подобно Синатре, делать простыми и понятными слова любой песни. Он играл на трубе как Армстронг. И, как никто другой, он мог стать причиной беспорядков среди женской половины слушателей.

В свое время Джонни был четырежды женат, и каждый раз - на красивой женщине. Он играл в азартные игры, вел разгульный образ жизни, всегда окруженный толпой лизоблюдов. И в то же время Джонни обладал добрым сердцем. Он вообще был отзывчивым человеком. Он дал больше благотворительных концертов - совершенно бесплатно, - чем кто-то другой в мире шоу-бизнеса. Он помогал многим потерпевшим в жизни крушение, поддерживал ветеранов сцены. Он был дерзким и преданным, необузданным в общественных местах и дисциплинированным в работе. Он никогда не боялся конкуренции и не испытывал зависти к другим. Он помогал десяткам молодых певцов достичь успеха. Говорили, что ему принадлежит половина Лос-Анджелеса, и он без колебаний предоставил бы целый отель для завтрака, если кому-то это очень захотелось бы.

Короче, Джонни Сандз был неповторим и оригинален, этот человек своего времени.

Итак, Джонни Сандз опаздывал. Можно было заключать пари десять к одному, что публика будет его ждать.

Куист организовал все со своей обычной практической сметкой. Мюррей Клинг начал представление привычным монологом, нанося удары по всем и каждому - от Никсона до королевы Елизаветы, от Марты Митчелл до Мохаммеда Али. Публика была в восторге. Возвращался Джонни Сандз! Популярная рок-группа потрясала стропила. Молодой певец, который заявил, что он "всем обязан Джонни Сандзу", исполнил свой номер. Известный актер заблаговременно обратился к присутствующим с призывом делать благотворительные взносы. Молодая певица в знак уважения к Джонни осчастливила мужскую половину публики.

2
{"b":"71779","o":1}