ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Дай мне секунду, - попросил Джонни сдавленным голосом. Он выпустил запястье Куиста, бессознательным движением руки пригладил волосы. - Этот ничтожный коротышка был моим лучшим другом. Господи, прости меня, ты был прав, Джулиан. Мне вчера надо было идти в полицию.

- Ты должен был сделать это.

Кривича ждала полицейская машина. Он не выразил никаких возражений против предложения Куиста поехать в "Бомон" вместе с ними. Не проронил лишнего слова, ограничившись коротким вежливым ответом, когда Куист представил его Джонни. И заговорил, когда они оказались в машине.

- Я понимаю, какой это удар для вас, мистер Сандз, - сказал он.

- Удар! Эдди был моим лучшим другом. Он был в прекрасном настроении, когда я расстался с ним - всего несколько часов назад.

- Когда точно это было?

- Около половины седьмого, - ответил Джонни. - Мне надо было прихватить трех куколок по дороге на вечеринку. Эдди не поехал, потому что собирался завтра в Европу. Я оставил его укладывать чемодан.

- Так оно и есть, - согласился Кривич. - Его наполовину собранный чемодан в спальне. Зачем он собрался в Европу? По делам?

- О боже, лейтенант, это такая длинная история!

- Мистер Куист упомянул, будто вы знали, что Эдди находится в опасности. Какого рода? Ему кто-то угрожал?

Джонни беспомощно посмотрел на Куиста.

- Это длинная история, лейтенант, - повторил Куист. - Но это четвертый друг Джонни, убитый за последние сорок восемь часов.

Кривич удивленно приподнял брови:

- Вы шутите?

- Один в Калифорнии, один в Чикаго, и два сейчас, здесь, в Нью-Йорке.

- Кто второй здесь? - спросил Кривич.

- Человек, которого сбила машина на Мэдисон-авеню рано утром в воскресенье. Адвокат из Калифорнии по имени Макс Либман.

Кривич нахмурился:

- Ничто в этом наезде не наводит на мысль о преднамеренном убийстве. Человек переходил через улицу, и какой-то пьяница или наркоман сбил его.

- Вы измените свою точку зрения, - возразил Куист, - как только я расскажу вам об этом, когда мы пройдем внутрь. - Полицейская машина подкатила к дверям отеля.

- Мне хотелось бы услышать обо всем сейчас, - заявил Кривич, не выказывая намерения вылезти из машины.

- Давай, Джонни, - обратился к нему Куист.

- Все? - спросил Джонни.

- Все, с самого начала, - посоветовал Куист.

И Джонни рассказал обо всем, начиная с вечеринки с шампанским и Беверли Трент и перейдя затем к шантажисту, своему уходу со сцены, а потом - к череде ужасных событий последних часов: Луи Сейболу - в Чикаго, Максу Либману - в Нью-Йорке, сообщению, полученному от Дэна Гарви относительно Маршалла, голливудского копа.

- И вы помогали ему скрывать все это, Куист? - спросил Кривич.

- Я впервые услышал обо всем рано утром в воскресенье, - ответил Куист. - Уговаривал Джонни обратиться в полицию, но он сопротивлялся, поскольку все это нанесло бы громадный вред его профессиональной карьере. Я предложил собрать для него кое-какие факты и в воскресенье днем послал Дэна Гарви в Голливуд. Там Дэн откопал новые факты: послания, полученные его друзьями якобы от Джонни, из-за которых Сейбол отправился в Чикаго, а Либман - в Нью-Йорк; смерть Маршалла, о чем мы не подозревали, когда приступали к расследованию. Все это убедило меня, что я не смогу больше помогать Джонни, если он не обратится в полицию. Мне показалось, что существует своего рода схема: убирали всех, кто знал правду о вечеринке с шампанским, оставляя Джонни под конец. Если я был прав, следующим предстояло стать Эдди. Я предложил отправить Эдди на некоторое время из города и сказал Джонни, что не желаю иметь ничего общего с этим делом, пока он не пойдет в полицию. Он обещал мне сегодня вечером, еще до вашего появления, что первым делом завтра с утра пораньше отправится в полицию.

- У окружного прокурора может возникнуть иная точка зрения на то, что вы скрывали жизненно важную информацию, - заявил Кривич.

- Я не сознавал, насколько она важна, вплоть до сегодняшнего вечера, оправдывался Куист. - Джонни имел право сам рассказать свою историю. Я его непрерывно подталкивал к этому.

- В гробу я видел окружного прокурора! - взорвался Джонни. - Кто-то убил Эдди. Теперь черед вашей работе, разве не так, Кривич? Меня заботит только одно: чтобы вы поймали сукиного сына, который сделал это.

Кривич открыл дверцу машины.

- Давайте поднимемся наверх, - предложил он.

Джонни не двинулся с места.

- Мне обязательно смотреть на него? - спросил он.

- Не сейчас. Тело у медэксперта. Позднее вам придется пройти процедуру официального опознания.

- О боже!

В апартаментах 14б в "Бомоне" царил полный беспорядок. Два тяжелых удобных кожаных кресла были перевернуты. Украшенная вышивкой дорожка на столе в центре комнаты была сброшена на пол вместе с лампой и парой пепельниц. Ничто не помешало преследователю Эдди Уизмера и не остановило его. Эдди оказал какое-то сопротивление или, по меньшей мере, отчаянно пытался увернуться от нападавшего на него.

На персидском ковре расплылось темное пятно - как решил Куист, должно быть, след крови Эдди. Грубые очертания, сделанные мелом, указывали, где нашли тело Эдди.

Когда Кривич в сопровождении Джонни и Куиста вошел в комнату, там находились два человека. Один был детектив с грубыми чертами лица, по имени Куилльян; другой - жилистый темноволосый мужчина с очень яркими темными глазами, офицер охраны отеля "Бомон". Его звали Додд.

Куилльян доложил:

- Работы для отдела по отпечаткам пальцев немного, лейтенант. Мы сняли несколько отпечатков. В первую очередь, конечно, покойного, некоторые из найденных нами отпечатков принадлежат, наверное, мистеру Сандзу. Они на его бритвенных принадлежностях, их полно повсюду. Два или три неидентифицированных отпечатка обнаружены на стаканах в баре. Какие-то люди, помимо покойного и мистера Сандза, выпивали здесь.

- Одни принадлежат мне, я был здесь во второй половине дня, - сказал Куист.

- Горничная обычно собирает использованные стаканы, когда приходит застилать постели, заменяя их чистыми, - объяснил Додд. - Она не сделала этого сегодня вечером, потому что, когда вошла сюда, увидела тело. Она умчалась со всех ног и послала за мной.

20
{"b":"71779","o":1}