ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Но ты собираешься платить?

- Черта с два, - ответил Джонни. - Но я сделаю вид, что заплачу. Соберу наличные, потому что он каким-то образом наблюдает за мной. Пойду туда, куда он прикажет мне прийти, но Кривич меня как-то прикроет. У меня только одна мечта.

- Вот как?

- Я мечтаю наложить руки на этого подонка прежде, чем до него доберется Кривич! - Уголки его рта дрогнули. - Я сказал тебе "спасибо" за то, что ты предоставил мне убежище?

- Будем сохранять спокойствие, - сказал Куист.

- О каком спокойствии может идти речь, если твой лучший друг умер из-за тебя? - вспылил Джонни. - Все из-за того, что я воспылал страстью к этой глупой девчонке, Беверли Трент. Знаешь что? В ней даже не было ничего привлекательного!

Куиста и Джонни довезли до Бикман-Плейс в полицейской машине. Кривич сидел впереди, рядом с водителем. Патрульная полицейская машина следовала за ними. При посадке в машину около офиса и при выходе из машины у квартиры Куиста Джонни окружали полицейские, одетые в форму и в штатском. Только заранее предупрежденный снайпер, у которого была бы возможность выбрать удобное место, мог бы добраться до него.

Сама квартира была плотно блокирована от внешнего мира. Один из людей Кривича расположился в вестибюле в помощь постоянному дежурному. Второго поместили в холле двенадцатого этажа перед парадной дверью квартиры Куиста. Третьему полагалось находиться в квартире, а четвертый обосновался на черном ходе, где находились служебный лифт и пожарная лестница.

- Невозможно приблизиться незамеченным ни к парадной двери, ни к черному ходу, - заявил Кривич, удовлетворенный своими действиями. - Я хочу, чтобы вы, Сандз, и вы, Куист, твердо усвоили одно. Вы не должны открывать парадную дверь или черный ход никому - в том числе и вашим друзьям, у которых есть ключи, никому, пока дежурный полицейский не даст вам добро.

- Вы не доверяете моим людям? - нахмурившись, спросил Куист.

- Конечно, я доверяю им, - ответил Кривич. - Но я не хочу, чтобы двери открывались, если кто-то идет по коридору. Мои люди дождутся, пока в коридорах не будет ни души, и только тогда разрешат вам открыть двери. Понятно?

Куист кивнул. Джонни, казалось, потерял всякий интерес к происходящему. Он целенаправленно устремился к бару.

- В цокольном этаже устроился человек, который прослушивает ваш телефон, - продолжал Кривич. - Когда раздастся звонок, пусть телефон прозвонит три раза. Поднимайте трубку на четвертом звонке, и то же самое сделает мой человек. Смысл в том, чтобы тот, кто звонит, не услышал дополнительного щелчка.

- Что должен делать Джонни, если позвонит шантажист? - спросил Куист.

- Тянуть канитель, - ответил Кривич. - Тянуть, тянуть, тянуть. Нам нужно попытаться проследить звонок.

- Он должен соглашаться с инструкциями убийцы?

- Ему придется согласиться. Мы вычислим, что делать, после того, как он их получит.

- А где будете вы? - спросил Куист.

- Звоните по этому номеру, - ответил Кривич, протягивая Куисту клочок бумаги. - Меня разыщут за считанные минуты, где бы я ни был.

- Это все?

- Все. - Кривич смотрел на Джонни, который наливал себе выпить. Попытайтесь удержать его от необдуманных поступков. Звонок может раздаться скоро, а может - через день-другой. Я думаю, он не заставит себя ждать. Не в его интересах предоставлять нам возможность организовать все на высшем уровне.

Деньги для шантажиста приготовили еще до отъезда из офиса Куиста. Выяснилось, что сделать это на удивление просто. Оказалось, что кредит Джонни не ограничен. Звонок в банк Лос-Анджелеса из банка Куиста в Нью-Йорке оказался делом нескольких минут. Детектив Куилльян отправился в банк и забрал наличные в десяти-, двадцати- и стодолларовых купюрах. Деньги были упакованы в сумку из свиной кожи, которая стояла теперь в стенном шкафу в холле, неподалеку от парадной двери.

- Если Джонни прикажут отправляться куда-то немедленно с деньгами?

- Позвоните мне, задержитесь на десять минут и отправляйтесь, - ответил Кривич. - Он находится под колпаком.

- Что явится явным нарушением условий, - возразил Куист.

- Думаю, мы можем гарантировать, что останемся невидимками, - успокоил его Кривич.

Когда Кривич ушел, Джонни, стоявший у бара, обернулся к Куисту, держа в руке наполовину опорожненный стакан.

- Никогда в жизни не чувствовал себя таким беспомощным, - сказал он. Что, черт возьми, хорошего в этой охране и в этом прослушивании телефона? Это только означает, что ничего здесь не случится. Этот псих не настолько сошел с ума, чтобы лезть в явную ловушку. Он скажет мне, куда явиться с выкупом, и, поверь, укажет такое место, где этот легавый не сумеет прикрыть меня. - Джонни допил залпом содержимое стакана. - У тебя есть оружие, дружище? Пистолет?

- Нет. Зачем?

- Я сказал тебе совсем недавно, что хочу жить, - ответил Джонни. Угол его рта задрожал. - В данный момент я чувствую только одно: хочу лицом к лицу сойтись с этим выродком и на месте прикончить его на законных основаниях. - Он отвернулся. - У Эдди никогда не было шанса, он никогда не понимал, что происходит. Мне хотелось бы, чтобы этот подонок за тридцать секунд до смерти знал, что ему конец, - а затем пусть получит то, что заслужил.

- Когда Кривич схватит его, у него будет более длительный срок, чтобы представить, что его ожидает, - заметил Куист.

- Кривич-Смивич, - возразил Джонни. - Он обычный коп. Этот парень слишком хитер для него. Видишь, как он достал меня? Я мог бы убить Маршалла, копа. Я был в Голливуде в пятницу утром на прошлой неделе. Он расставил мне ловушку в Чикаго, так что все выглядит так, будто я убил Луи Сейбола. Он расправился здесь с Максом Либманом, сделал вмятины на моей машине, указал на меня пальцем. Он слишком хитер для сыскаря типа Кривича. Он заманит меня с деньгами в какое-то уединенное место и, вероятно, ликвидирует меня после того, как получит деньги. Мне нужно оружие, Джулиан. Помоги мне достать револьвер, тогда у меня появится шанс.

Зазвонил телефон.

Двое мужчин посмотрели друг на друга. Куист указал Джонни на телефонный аппарат.

Второй звонок.

- Подожди! - резко остановил его Куист.

30
{"b":"71779","o":1}