ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Помни только, дорогой, что сказал это ты, а не я.

- Сказал что?

- Хедман*.

______________

* По-английски эта фамилия означает "предводитель". (Примеч. перев.)

Куист пристально посмотрел на нее.

- Разве Дэн не говорил, что того подонка с побережья звали Дэвид Харрис? - спросила она.

- Кажется, так.

- Д.Х. - Дэвид Харрис, - объяснила она. - Инициалы "Д.Х." - Дуглас Хедман. - Она, слегка вздрогнув, перевела дыхание. - Я не могу больше думать о каком-то случайном совпадении, Джулиан.

Он стоял не шелохнувшись, пристально глядя на нее.

- Игра слов, - сказал он.

- Почему ты не спросил Мариан Шир, не знала ли она Беверли Трент?

- Говорю тебе, что-то предупредило меня не делать этого.

- Дуглас Хедман чист, - сказала Лидия. - Его алиби непоколебимо, даже если у тебя есть сомнения относительно Мариан Шир. В те дни он встречался с множеством людей, которые подтвердят его алиби. Он не убийца. Он, по всей вероятности, и не шантажист.

- Так что?..

- Так что мы забудем о нем, - ответила Лидия.

- Не забывай о твоей игре слов. С Предводителем. - Куист направился к бару и налил себе новую порцию.

- Должны существовать совершенно невинные причины, по которым Беверли Трент захотелось иметь фотографию Мариан Шир в своей комнате.

- Назови две, - предложил Куист.

- Богатая, хорошо известная в обществе женщина, которой Беверли восхищалась. Возможно, она мечтала походить на нее.

- Фотография сделана в студии, это не вырезка из газеты, - напомнил Куист.

- О, послушай, дорогой. Ты знаешь, как легко получить фотографии людей у фотографов, из других источников.

- Какие другие источники?

- Возможно, она написала Мариан Шир и попросила ее об этом.

- Итак, это одна невинная причина. Назови еще одну, любовь моя.

Лидия заколебалась:

- Не могу больше ничего придумать, но должны быть другие.

- Хедман, - повторил Куист. - Предводитель. Черт ногу сломит.

- О чем беспокоиться, Джулиан? Он вне подозрений.

Куист подошел к двери террасы и уставился в ночное небо. Секунду спустя Лидия последовала за ним и остановилась позади, крепко держа его за руку.

- Что тебя тревожит, Джулиан?

- Я думаю об этом проклятом цилиндре, - ответил он.

- О цилиндре?

- О цилиндре Шабрена с двойным дном. - Куист повернулся и посмотрел на нее. - Наверное, мысль об этом и помешала мне задавать вопросы Мариан Шир относительно фотографии. Что-то, касающееся ее и Хедмана.

- Что еще - помимо моих глупых предположений?

Он повернулся и сверху вниз посмотрел на нее. Его голубые глаза были прищурены, холодны.

- Я был уверен, что никто не станет отбирать эту сумку с деньгами в "Гарден", - сказал он. - Не было абсолютно никакой возможности выбраться оттуда с ней. Вот почему мне пришла в голову эта мысль относительно снайпера.

- К счастью, ты ошибся.

- Так что же случилось? Какова была цель всей этой шарады?

- Ничего не случилось.

- Ошибаешься. Дуглас Хедман снял с себя все подозрения в убийстве и шантаже.

- И что?

- То, что при следующих звонках от шантажиста будет один человек, за которым мы не станем вести наблюдение. Дуглас Хедман. Он вне подозрений. Фокус. Наше внимание привлечено к нему, он доказал свою непричастность, так что мы не станем вновь вести за ним наблюдение, - и тут из цилиндра достают кролика.

- Но алиби...

- Обеспечено человеком, который связан с самым началом этой ужасной истории. Эти алиби нуждаются в более тщательной проверке. - Куист наклонился и прикоснулся к ее щеке. - Поезжай домой и отдохни. Утром мы начнем докапываться до истинной сути твоего Предводителя и его подружки.

Без объяснений было понятно, что Лидия не должна оставаться на ночь у Куиста. Поскольку Джонни спал в кабинете, это уже перестало быть их личным делом. Возникли и небольшие разногласия по поводу того, должен ли Куист провожать Лидию те два квартала, что разделяли их дома. Она убеждала его, что кому-то следует остаться с Джонни. Этот район находился под неусыпной охраной полиции. Лидия не испытывала ни малейшего страха. Она позвонит ему, как только доберется до дому.

Куист налил себе стаканчик спиртного и стал ждать. Меньше чем через десять минут позвонила Лидия.

- В полном здравии и безопасности, - сообщила она. - Ложись спать.

- Попытаюсь.

- Мне уже не хватает тебя, - сказала Лидия.

Куист выключил свет и поднялся наверх, в свою спальню. Он разделся, чувствуя сонливость. Господи, как он устал!

Он заснул, как только его голова коснулась подушки.

И проснулся оттого, что кто-то кричал у него под ухом.

Ему понадобилось не больше секунды на то, чтобы сориентироваться, а потом он понял, что вопль ужаса издает Джонни Сандз, этажом ниже. Куист вскочил с постели и бросился в гардеробную. Натянул желтый махровый халат и достал из верхнего ящика комода спрятанный под стопкой носовых платков полицейский револьвер 38-го калибра.

Он бегом спустился по лестнице и ворвался в кабинет. Крики прекратились. В свете, падавшем из-за его спины, Куист увидел Джонни, сидевшего в своей постели.

- Джонни!

- О боже! - простонал Джонни.

- Я включу свет, - сказал Куист и щелкнул выключателем около двери. Он стоял при ярком свете, обводя комнату своим револьвером, внимательно наблюдая, не возникнет ли какое-то движение за занавесками.

- Я кричал? - хриплым голосом спросил Джонни.

- Не то слово, приятель!

Джонни сонно щурился, глядя на свет.

- Так у тебя не было легкого огнестрельного оружия? - сказал он. Хорошо, что ты не дал его мне. Я убил бы этого Хедмана.

- Джонни, что случилось?

- Приснился кошмар, - объяснил Джонни. Он потянулся к ночному столику за сигаретой.

- Ты напугал меня до полусмерти, - заметил Куист. Он опустил револьвер в карман своего халата.

Джонни закурил сигарету и потянулся к бутылке ирландского виски, которая стояла на полу рядом с кроватью.

- Кто-то пытался убить меня - серебряным подсвечником, - объяснил он.

- Если бы ты не был так переполнен спиртным, я предложил бы тебе снотворное, - ответил Куист, поворачиваясь к двери.

- Не уходи, - настойчиво попросил Джонни. - Останься и поговори со мной, дружище.

37
{"b":"71779","o":1}