ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ланс успокаивающе приподнял руку и тут же резкий вопль разорвал тишину. От неожиданности принц отпрянул в коридор, где едва не столкнулся с выбежавшим из генеральской спальни Винсентом. Перепуганная обитательница комнаты вопила теперь, не переставая. Под одной из ближайших дверей вспыхнула полоска света. Братья посмотрели друг на друга и, не сговариваясь, побежали к центральной лестнице.

Они уже одолели ее добрую треть, как с улицы в холл вбежала большая группа вооруженных людей.

— Вот они! — завопил кто-то снизу.

Погоня загромыхала им навстречу.

…Впереди, оглушительно топая сапожищами и расшвыривая все на пути, несся Винсент. Ланс бежал следом, стараясь не упустить из виду широченную спину брата. Он уже смирился с мыслью, что придется убивать. Попасться при данных обстоятельствах означало подписать себе смертный приговор.

Но обошлось без кровопролития. Из-за угла, где только что скрылся Винсент, до Ланса донесся звон бьющегося стекла. Подбежав, он увидел стоящего на подоконнике брата. Тот что-то негромко сказал и прыгнул в темноту. Ланс, не раздумывая, последовал за ним.

Они остановились только тогда, когда пробежали несколько кварталов.

— Постой! — окликнул Винсент. — Куда ты?

Ланс пожал плечами.

— Какая разница? Пошли домой. Ко мне ближе.

— Так не годится, — заявил старший брат. — Мы обязательно должны появиться в «Трех дроздах».

— Дьявол! — выругался Ланс.

«Три дрозда» был таверной, в последние годы все более набирающей обороты. Расположенная на границе центральной и портовой частей столицы, она, сохраняя развязный демократизм окраин, понемногу училась светской непринужденности ресторанов центра. В результате получилось очень приличное заведение (не для снобов, конечно), пользующееся растущей из года в год популярностью. Владел таверной бывший моряк, капитан торгового флота, и, наверное, поэтому блюда, подаваемые здесь, отличались исключительным разнообразием. Но не только отменная кухня притягивала сюда жителей верхнего города. В погоне за респектабельностью бывший капитан прекратил доступ в свои владения случайных посетителей с улицы. С другой стороны, он не собирался наводить у себя и светский лоск, и, придерживаясь золотой середины, успешно удерживал рейтинг своего заведения на должной высоте. Людей знающих привлекал не столько стол и богатая винная карта, сколько длинный ряд дополнительных услуг, в качестве которых здесь предлагались официально запрещенный тотализатор, карты и неконтролируемые казной сбыт мелких партий драгоценностей и обмен валют. Заведение имело сильных покровителей, и главным условием существования его хозяина было лавирование в мире интриг и пересекающихся интересов и амбиций. Что он с успехом и делал. Пользоваться его услугами не брезговали и члены королевской семьи, особенно находящиеся в опале.

Они вошли в таверну по-свойски, с черного хода, где их уже поджидал хозяин. Высокий, жилистый старик в форменной морской фуражке замер в подобострастной неподвижности.

— Доброй ночи, Ларсен, — приветствовал его Винсент. — Уже ждешь? И откуда тебе всегда все известно?

Старик поклонился, на обтянутом кожей лице обозначилась тень улыбки.

— Доброй ночи Их Светлостям. Никак нельзя не знать о приходе дорогих гостей.

— А вот и нет, старик. Сегодня мы не играем, — рассеянно бросил Ланс.

Ларсен продолжал скалиться, и лишь глаза его цепко бегали по лицам пришедших.

— Отдельный номер, стол и много вина, — потребовал Ланс и, словно внезапно вспомнив, добавил:

— Если зайдет виконт Морант, проводи его к нам. Но больше нас ни для кого нет.

Старик замялся.

— Желание Вашей Светлости — закон, но спрашивать могут и… э…

Он загримасничал, пытаясь подобрать нужные слова.

— Для них тоже нет, — отрезал Ланс и вложил в широкую костлявую ладонь старика золотой империал.

— Все желания дорогих гостей будут исполнены. Разрешите лично проводить Их Светлостей.

Они молчали все время, пока накрывали на стол. И лишь когда за последним слугой аккуратно закрылась дверь, Ланс сумел вздохнуть свободно.

— Теперь я знаю, что чувствует воришка, застигнутый на месте преступления, — с чувством проговорил он.

Старший брат молча наполнил бокалы.

Ланс отхлебнул из бокала и почувствовал волчий голод. Он несколько минут молчал, не замечая иронического взгляда брата.

— Ночные похождения благотворно сказываются на аппетите, — заметил Винсент.

— Таково свойство аппетита.

— Или похождений?

— Или ночи.

— Не забывай, что настанет утро.

— Помню, помню, — вздохнул Ланс.

— Ну, так что там произошло? Тебя кто-нибудь узнал?

— Боюсь, что да.

— И тебя смогут опознать? — быстро переспросил брат.

— Не знаю, было достаточно темно. Но, с другой стороны, свет из окна мог попасть на меня. Понимаешь, я со своими кошачьими глазами как-то не привык обращать внимания на подобные мелочи.

— «Не знаю, не привык»… — неодобрительно проворчал Винсент. — Все это очень странно. Почему эта истеричка никого не позвала на помощь, как только поняла, что происходит? Почему никто не выбежал на ее крики? Ведь в доме полно людей и оружия.

— Их кто-то сильно напугал, — тихо сказал Ланселот. — Или что-то.

— Зачем вообще кому-то понадобилось залезать в дом генерала? — продолжил свои риторические расспросы Винсент. — Если рассматривать все это как эпизод войны за отцовскую корону, то случившееся просто не имеет смысла.

— Да, подобную жестокость тяжело объяснить. Разве что, кто-то намеренно провоцирует народ. Тогда это нужно рассматривать как некую тактическую линию.

— В таком случае, мы можем обозначить уже две такие линии.

Ланс вопросительно посмотрел на брата.

— Вспомни покушение на Виктора в день похорон, и нападение на вас с Эдвином. В первом случае была исключительная возможность устроить во Дворце бойню, но убийца на это не пошел. Смерть солдата во втором случае явно незапланирована. Более того, когда некто заманил тебя на пустырь, но понял, что справиться с жертвой будет непросто, он легко отказался от своего намерения.

— Интересно, я всегда рассматривал нападение Черного как экспромт.

— Забудь об этом, Ланс, экспромтов больше не будет.

— Если так, то выходит, что минимум двое из нас начали игру. И даже трое, если считать действия герцога попыткой бескровного захвата власти… Винс?

Брат сидел, устремив взгляд вглубь себя, и явно не слушая его. Потом веки его вздрогнули, тело расслабилось.

— Не мешает время от времени осматриваться, — пояснил он. — Но я слышал твое замечание насчет герцога и согласен с ним. И еще, похоже, в ближайшее время произойдет что-то нехорошее.

— Ну, ясно произойдет. Теперь часто что-нибудь будет происходить.

— Я не об этом. В действиях этого психопата есть своя логика, которая нам пока недоступна. Я думаю, отправной точкой можно считать отравление Лоуна. С этим как-то связана и смерть Латиниуса, у которого отравитель предположительно взял яд, и убийство пристава, лично курировавшего это дело.

— Кто-то заметает следы, — предположил Ланс.

— Но что мог знать генерал?

Ланс усмехнулся.

— Именно для того чтобы выяснить это, мы и шли к нему.

— Хорошо, допустим, Туур что-то узнал. Тогда как сведения об этом попали к убийце?

— Варианта два: либо генерал начал болтать, либо убийца решил, что рано или поздно, но Туур все равно выйдет на него, и не стал этого дожидаться.

— Всем известно, что пристав был человеком герцога… — внезапно Винсент осекся и расширенными глазами посмотрел на Ланса.

— Вот-вот, — весело произнес тот, — может, сбегаем во Дворец, справимся у дядюшки о его здоровье?

Брат немного смущенно покачал головой:

— Так мы, и в самом деле, свихнемся.

В дверь осторожно постучали, и на пороге возник хозяин таверны.

— Прошу прощения, Ваша Светлость. Вас разыскивает виконт Морант.

13
{"b":"7178","o":1}