ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мастер, у Вас есть какие-нибудь соображения?

Тот заговорил без вступления, словно ожидал этого вопроса:

— Мы должны принять за отправные точки два положения. Во-первых: за всем этим стоит кто-то из Семьи. Один или группа, вместе ли они, или каждый действует сам по себе, не знаю, но очевидно одно — борьба за власть развернулась нешуточная. Второй пункт касается Ланселота. Считаю, что сначала наш неизвестный, или неизвестные, никаких исключений не делали и устраняли всех, кого устранить было легче. В случае с Лансом просматривается личный мотив. Видимо, принц чем-то насолил своему неведомому врагу, причем настолько сильно, что тот, ради мести, даже изменил свои планы. Может быть, нам удастся вычислить убийцу или убийц, если Вы, Ваша Светлость, вспомните и проанализируете свои разговоры и поступки в последнее время. В этом деле много значит интуиция, и я бы посоветовал внимательней прислушаться к собственным ощущениям.

— Но я не сделал ничего особенного! — недоуменно воскликнул Ланс. — Конечно, я мог кого-то задеть, как и любой из нас… Да мы все только этим и занимаемся при встречах!

Заметив, что Яго отрицательно покачал головой, он замолчал.

— Не знаю, — наконец неуверенно признался он, — честно говоря, та встреча с оборотнем до сих пор меня тревожит. Нет, даже не тревожит, просто что-то там не так.

— Я ожидал, что ты вспомнишь об этом, — проговорил Винсент. — И если в этом хоть что-то есть, что мы тогда имеем?

Теперь они уже оба смотрели на Яго.

— Если я верно смог уловить атмосферу, дух того поединка, то личность, напавшая на Ланса, очень неприятна. Особенно если это она побывала в лавке Латиниуса и в доме генерала Туура. Это мрачный жестокий тип, получающий удовольствие от насилия. Одновременно он очень самолюбив и скрытен, и потому распознать его будет непросто. Власть для такого человека — лишь способ реализации своих амбиций и разрушительных инстинктов. Такой, если получит власть, принесет много горя.

— Ну и кто это? — поинтересовался Винсент.

— Этого я сказать не могу.

— Тогда, что нам делать?

— Прежде всего, мы должны доказать, что принц не убивал герцога.

— А Винсент не убивал виконта, — подхватил Ланс.

Винсент и Яго переглянулись, после чего Мастер уставился куда-то в точку на стене, а брат смущенно поерзал.

— Думаю, если мы докажем первое, доказывать второе особой нужды не будет, — буркнул он.

Он старательно избегал смотреть на Ланса.

— В чем дело, Винсент?

— Понимаешь, Ланс, это действительно я убил виконта.

— Что?!

Ланс едва не вскочил на ноги.

— Подожди… тише! Ведь он видел кровь на рукаве. Что, по-твоему, он бы сделал?

— Но, Винс, ты мог попробовать объясниться или договориться. Заплатить, будь он проклят! Ведь мы же не можем, чуть что, убивать этих чертовых виконтов! А если об этом узнают его родные?

Старший брат тоже перешел на повышенный тон:

— Не ори! Что мне оставалось делать? Что я мог ему сказать? И кто бы мне поверил? И кто мог бы поручиться, что он не стал бы болтать? А так, по крайней мере, все осталось внутри Семьи.

— Внутри Семьи! — возопил Ланс. — Завтра нас будет ловить половина королевства!

— Да, но не из-за этого.

— Фредерик и Виктор знают, что ты убил его!

— Они ничего не докажут и, в любом случае, не станут выносить сор из избы. Я слишком близок к Семье.

— Уже нет!

— Ерунда, если эта история получит огласку, тень падет на всех.

— Но почему ты не сказал ничего мне?

— Когда? Ты с утра отправился во Дворец, а потом было не до того.

Ланс выругался и, закинув руки за голову, устало перевернулся на спину.

— Это убийство связало тебе руки. Ты такой же изгой, как и я, Винсент.

— Не думаю, Ваша Светлость, — вмешался Яго. — Принц, конечно, под ударом, но никто серьезно не станет рисковать, ловя его из-за какого-то… Как только страсти улягутся, Винсент будет интересовать их лишь в той мере, в какой он связан с Вами. Главное, не дать убить себя до того времени.

Никто не возражал.

— Мастер прав, — вынужден был признать Ланс. — Мы сами поставили себя в такое положение, реагируя на все с опозданием. Если так будет продолжаться и дальше, нас всех перебьют. Мы должны наметить хоть какую-то стратегию действий.

— И с чего начнем? — без иронии осведомился брат.

— Пока не знаю, но, во всяком случае, у нас есть цель — найти убийцу герцога.

— Лоуна.

— Одно приведет к другому.

— И с чего начнешь? — снова спросил Винсент.

Ланс задумался.

— Если позволите, Ваша Светлость? — вмешался Яго. — В Вашем рассказе бросается в глаза одна деталь — отсутствие Эмилии.

— Верно! — не удержался Ланс.

Яго, между тем, продолжал:

— Когда она ушла, почему и куда? И по своей ли воле? Ответы на эти вопросы, возможно, многое могут прояснить.

— Неплохо, — одобрил Винсент. — А если это ничего не даст?

— Выбор у нас не богат, Ваша Светлость. Будем стараться уцелеть и ждать ошибок врагов. Тот, кто все это затеял, наверняка уже списал нас со счетов, и теперь расслабится и начнет делать ошибки. Нужно начать подыскивать аргументы в нашу пользу и постепенно доводить их до остальных. Тут время работает на нас.

— Что ж, одно утешает — один из них точно знает, что это не я убил старика.

— Ты имеешь в виду брата Эдвина? — невинно спросил Винсент.

Ланс наградил его кислым взглядом и промолчал.

Когда принц проснулся, Винсента и Яго в комнате не было. Зевая, он подошел к окну и, щурясь, понаблюдал за людским мельтешением во дворе. Утро выдалось теплым и ясным. В лучах солнца лес потерял давешнюю неухоженность. Деревья, пронизываемые весенним светом, казались стройными и чистыми, и даже снег у их подножий уже не выглядел таким грязным, как вчера.

Во дворе между домом и стеной около двух десятков солдат занимались гимнастикой под присмотром голого по пояс, кряжистого сержанта. Другая большая группа суетилась под навесами справа, где стояли расседланные кони. Из трубы невысокой пристройки валил дым. Через настежь раскрытые ворота были видны еще несколько солдат, несущих из леса огромные охапки хвороста.

Захватив ножны, Ланс вышел во двор. У крыльца умылся холодной водой и с полчаса поупражнялся в сабельном бою с сержантом. Тот оказался заколотым шесть раз, Ланс — два. Очень неплохой результат для сержанта. К тому времени, как его разыскал Винсент, Ланс был готов ко всему.

Старший брат выглядел озабоченным.

— Что случилось, Винс?

— Похоже, они серьезно за нас взялись. На тракте полно солдат, и еще больше в лесу. Они обыскали домик лесничего, и, думаю, скоро появятся здесь.

— А где Яго?

— Готовит пути к отступлению, — усмехнулся Винсент. — Я приказал затушить все костры в лагере, но завтрак мы все же получим. Возможно, он будет обедом и ужином, так что советую поторопиться.

— Возможно, он будет и поминальной тризной… — буркнул Ланс.

Яго появился к концу завтрака и сразу направился к братьям, сидящим за столом, во главе группы офицеров. Все как по команде повернулись к нему.

— Дело плохо, мы видели их людей в полутора километрах отсюда. Нужно быстро уходить.

Винсент поднялся и следом из-за стола вышли офицеры.

— Куда едем? — спросил Ланс.

— Думаю, лучше всего держаться этого направления.

Яго махнул куда-то на северо-восток. Они пересекли лагерь, вышли за ворота и, не спеша, двинулись по лесу.

— Кто именно нас преследует? — спросил Ланс.

Мастер улыбнулся и отрицательно покачал головой:

— По их форме этого не определить.

— Понятно, — презрительно бросил Винсент, — решили все сделать тихо, по-домашнему.

— Нет, брат, — возразил Ланс. — Просто еще рано выдвигать против нас какие-либо обвинения, так как их могут связать с гибелью герцога. Потому-то они так и действуют. Основные события, надо думать, грянут через недельку-другую.

19
{"b":"7178","o":1}