ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Крик резко оборвался. Женская фигура медленно вышла из угла, неуверенно прошла несколько шагов и упала на пол. Леонард издевательски захохотал. И только после этого Ланс понял, что произошло.

Мир вокруг разлетелся на тысячи осколков, пропало все вокруг, пропал он сам, и осталось только звериное бешенство и лицо напротив, которое надо было разорвать.

— Ну, давай, иди сюда, собака! — услышал он иступленный визг близнеца.

Ничего вокруг не видя и не соображая, что делает, Ланс прыгнул в это лицо. И тотчас в голове что-то взорвалось: беззвучно и безболезненно вспыхнула, разрастаясь и ослепляя, алая звезда. И потухла. А следом уже надвигалась тьма, и откуда-то, все отдаляясь, донесся ненавистный голос:

— А ты, братец, так просто не отделаешься.

Она сидела тихо, но он почувствовал ее присутствие еще до того, как открыл глаза. Короткий кривой огарок почти не давал света, но все же Ланс сумел рассмотреть ее профиль. Он привстал на лежанке, звякнула металлическая цепь. Он осмотрел скованные руки и вновь взглянул на сестру.

— Ты давно здесь?

— Около часа.

— Зачем?

Ее голос был бесцветен и тих:

— Нужно поговорить.

— Говори.

Он сел и опустил босые ноги на пол. Кусок цепи, выходящий из стены у кровати, был достаточно длинным и давал некоторую свободу движений, но насколько эта свобода простиралась, он точно сказать не мог. Цепь бесформенной грудой лежала рядом. До Дианы было около двух метров.

— Ты разговаривал во сне.

— С тобой?

По неясному движению он понял, что она повернула голову.

— А сам не помнишь?

Он хотел ответить грубостью, но вместо этого непроизвольно сказал правду:

— Нет.

— Ты говорил о Лоуне, — сообщила она после короткой паузы. — И еще об Иль… Кто она?

Он изо всех сил сжал холодные железные прутья рамы лежака, сдерживая желание броситься на нее. Он надеялся, что голос его звучит достаточно спокойно:

— Где я?

— В безопасном месте.

Губы его искривились в горькой усмешке.

— Если такое вообще можно для тебя найти, — добавила сестра.

— Нашла ведь. Почему меня не убили?

— Ситуация предполагает, что задавать вопросы должна я.

— …

Он попытался сосредоточиться на Древе, но это ему не удалось. Ощущение было такое, словно его череп нашли ватой. Ланс отнес это на счет нервного истощения, усталости и ран.

— Расскажи мне, что ты делал после того, как вместе с Винсентом и Яго уехал из столицы, — попросила Диана.

Он сдержал злорадную усмешку, но, неожиданно для себя, начал все правдиво рассказывать. Затем с огромным трудом заставил себя замолчать.

— В чем дело? Говори же, — потребовала Диана.

— Но… что со мной?

Он был очень встревожен. При малейшей попытке проанализировать происходящее, он словно попадал в глухую, не пропускающую ни света, ни звука, комнату. Даже свою неспособность нормально мыслить он не только понимал, сколько чувствовал. И это пугало его. Все эмоции остались.

— Пока ты спал, тебе ввели наркотик, — спокойно пояснила Диана. — И не пытайся применить Силу, твои колдовские способности заблокированы. Просто расслабься и отвечай. Итак, ты встретился с Винсентом…

Ланс прыгнул. Прежде чем она среагировала, он наверняка успел бы покрыть разделяющее их расстояние, но цепь оказалась слишком короткой. Его развернуло спиной к сестре, и он, не удержавшись, упал, опрокинув стул, с которого та успела вскочить. Ланс зарычал от ярости и бессилия и стал изо всех сил рвать цепь, пока боль, причиняемая впившимися в запястья кандалами, не привела его в чувство. Стоя на коленях, он с ненавистью посмотрел на сестру. Диана ответила ему спокойным взглядом, в котором не было ни насмешки, ни угрозы.

— Сядь на место и рассказывай с того места, как ты встретился с Винсом, — еще раз приказала она.

И он рассказал ей все. Наркотик не позволял врать прямо, но отвечал на вопросы Ланс односложно, стараясь не затрагивать посторонних тем. Диана быстро поняла его несложную хитрость и потому, сразу за основным, задавала до полудюжины дополнительных вопросов. И хотя сейчас Ланс не мог осмыслить ход допроса, он чувствовал, что скрыть ничего не удалось. То и дело он пытался вызвать Древо, но постоянно проваливался в сплошную пустоту, не приносящую ни малейшего отзыва на его мысленные призывы. К концу беседы принцем овладело отчаяние.

— Ну что, узнала все, что хотела? — спросил он.

— Все, — задумчиво ответила она. — Ты не терял времени зря.

Он промолчал.

— Знаешь, очень любопытные вещи сообщила тебе Торикс. И я начинаю подозревать, что ни ей…

Сестра прервалась и пристально посмотрела на пленника.

— Ланс! — позвала она.

— Ну?

Диана с досадой посмотрела на него, словно только сейчас ее осенило:

— Послушай, я знаю, ты не в форме, но когда действие наркотика прекратится, ты восстановишь в памяти весь наш разговор.

Он равнодушно кивнул. Диана больше не садилась и расхаживала по комнате, стараясь, однако, при этом держаться подальше от него.

— Я знала, что ты никого не убивал еще до того, как дала тебе наркотик.

— Откуда? — безучастно спросил он.

— Ты разговаривал во сне. Ничего связного, но и этого достаточно, чтоб поверить в твою невинность.

Он брезгливо поморщился.

— Перестань, Ди!

Она неожиданно хихикнула.

— Ты прав, люди лживы по своей природе, но есть среди них две категории, которые никогда не лгут — это мертвые и спящие. Спящие, Ланс. Да ведь ты и сам колдун…

Она снова замолчала.

— Прости, никак не могу привыкнуть, что ты… не в себе.

— Издеваешься?

— Нет.

— Отпусти меня, — с безумной прямотой потребовал он.

— И что ты будешь делать?

Она посмотрела ему прямо в глаза, и соврать он не смог. Не захотел.

— Убью Леонарда. А потом тебя.

— Возможно, так и будет, но сначала ты выслушаешь то, что я скажу.

Ланс никак не отреагировал, сейчас он, не таясь, пытался высвободиться, отбивая о железный угол лежанки заклепки массивных обручей, обвивающих запястья. Но он слушал сестру, и она это знала.

— После гибели герцога все ясно указывало на то, что убийца ты. Мы с Леоном, к сожалению, не успели толком осмотреть место преступления, но переговорили с нашими и со слугами. Леон был просто в бешенстве, он поклялся найти тебя и отомстить. Между прочим, это сделали все, кроме Винсента. Потом вдруг всплыл вопрос о восточных границах, и стало не до того. Первое время этим занимался Фредерик, причем умудрился так испортить все дело, что сейчас мы оказались перед реальной угрозой потерять часть территории. Как ты, верно, догадался, мы оттерли Фреда с Виктором от этого дела и теперь пытаемся расхлебать заваренную ими кашу. Леонард оказался втянутым в переговоры больше всех, и сейчас он вроде нашего неформального лидера. Но брат не забывал о тебе, и как только неприятности с Портой приняли угрожающий характер, он перед всеми заявил, что здесь не обошлось без тебя. Возражал только Винсент, остальные либо смолчали, либо согласились. И тогда Леон оставил здесь этого дурака Лорэна, установил за городком тайное наблюдение и стал ждать твоего появления. И дождался таки! Да еще накануне переговоров. Более того, ты всю ночь и утро провел с лордом Сарахом, а затем обвел командующего вокруг пальца и едва не ускользнул. Что же оставалось думать брату?

Ланс вздрогнул при слове «брату».

— Складно у тебя выходит.

— Ты должен понять его, Ланселот. Ведь ты сам собирался поступить также, вспомни, о чем мы договорились во Дворце.

— Но меня даже не выслушали!

— Как? Ведь ты же удрал из столицы.

Возразить было нечего.

— Пусть так, но что вы будете делать дальше?

— Не знаю, — в ее голосе он услышал раздражение. — Тебе надо поспать.

— Я не хочу.

— Хочешь!

В темноте ее глаза вспыхнули кошачьим блеском и, ощутив на себе пристальный взгляд, он вспомнил, что нельзя смотреть в них, что надо отвернуться, но сделать этого так и не смог. Веки отяжелели, и как опрокинулся на кровать, он уже не почувствовал. Не почувствовал он и как Диана устроила его удобней и укрыла теплым одеялом.

35
{"b":"7178","o":1}