ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— По-моему, уже скоро, — сообщил брат. — Кажется, я слышал голос Леона.

— Давно пора, — буркнул Ланс.

И тут громкий сигнал горна перекрыл все звуки. В наступившей тишине раздался голос Леонарда:

— Внимание, господа! Объявляю охоту открытой, и… да пусть нам сопутствует удача!

Дружный крик был ему ответом, и вся процессия потянулась за город.

Лес окружал Эйялов Посад со всех четырех сторон, но если на севере и западе деревья покрывали уже ближайшие к городу холмы, то на востоке растительность отступила, образовав проплешину длиной мили в четыре и шириной в одну. Именно по ней и двинулась вся кавалькада. Загонщики с собаками, обогнав основную группу, скрылись вдали, и стало заметно тише.

— Что ты намерен предпринять? — неожиданно спросил старший брат.

— Прости, Винс?

— Я говорю о тебе и о Леонарде.

— А-а, вот ты о чем… А у тебя есть какие-то предложения?

Ланс с подозрением посмотрел на брата. Тот шумно вздохнул и извлек из седельной сумки непочатую бутылку вина.

— Будешь?.. Нет? Я только хотел попросить тебя отложить на время месть.

— Отложить?

— Пойми, брат, сейчас не время для этого. Давай хотя бы выберемся из той лужи, куда нас всех усадили.

— А без близнеца, по-твоему, мы не выберемся?

— Нет, но все же… А в чем собственно дело? Не он один имел на тебя зуб. Фактически, любой, не считая меня, разумеется, мог на тебя напасть. Леон просто оказался первым. Или я чего-то не знаю?

Ланс не обратил внимания на изучающий взгляд брата. Его переполняли гнев и обида.

— Выходит, по-твоему, я виноват во всех наших неприятностях?

Винс от досады поерзал в седле, после чего ему пришлось успокаивать вмиг загорячившегося коня.

— Постой, не нужно так. Ты ведь знаешь, я готов сделать для тебя все.

— Но только не сейчас.

— Вот именно — не сейчас, — внезапно успокоившись, отрезал брат. — Тебя раздражает то, что он оказался сильней? Но, ведь тебя застигли врасплох.

Ланс постарался взять себя в руки.

— Почему ты решил, что между нами что-то не так? После того, как он отпустил меня, мы вообще ни разу не виделись.

— В том-то и дело — вы избегаете друг друга. К тому же, тебя прямо трясет, когда кто-то произносит его имя.

Ланс смутился.

— Это так заметно?

— Очень заметно, — подтвердил старший брат. — Старайся сдерживаться.

Ланс раздраженно сбросил его руку с плеча.

— Тебе или Леонарду принадлежит идея переговорить со мной? — зло спросил он и поднял плеть, собираясь послать своего коня вперед.

Но железные пальцы Винсента перехватили его запястье и не дали закончить движение.

— Ланс, Ланс, ты можешь говорить все, что угодно, и я не рассержусь. Но, неужели тебе самому не стыдно?

Младший принц промолчал. Он действительно испытывал глубокий стыд за то, что наговорил Винсу, и за то, что ему не сказал; да и просто за себя, взрослого человека, которого приходится одергивать, словно мальчишку.

Наверное, из всей кавалькады только они ехали молча.

— У тебя еще осталось вино? — устало спросил он.

Брат молча протянул бутылку, и он сделал несколько глубоких глотков.

— Прости, Винс.

— Не за что. Я ведь говорил, что не обижаюсь.

— Все равно, прости.

Соседняя компания верховых взорвалась смехом, едва не заглушив раздавшийся позади них знакомый голос:

— Вот вы где! Ну, наконец-то отыскал!

Широко улыбаясь, Филипп бесцеремонно вклинился между братьями.

— Не помешал? Если да, то знайте, я от Леонарда. Так сказать, курьер. Его Величество приглашает вас присоединиться к голове процессии. А меня просили проследить за выполнением.

Ланс понял, насколько Филипп пьян, когда тот, отвешивая ироничный поклон, едва не вывалился из седла. Они с Винсом съехались теснее.

— Что такое? — задергался двоюродный брат. — Проявление братских чувств? Тронут, весьма тронут. Но давайте же выпьем!

Он пустил по кругу новую бутылку, и им пришлось сделать по глотку.

— За тебя, брат Ланс, — провозгласил кузен. — Мы пили за тебя.

— Он оценил, — сухо отозвался Винсент.

— Нет, правда, я очень рад, что все так закончилось. Очень.

Филипп покачнулся и вцепился Лансу в плечо.

— А вот Винс с самого начала говорил, что это не ты. И Яго так говорил. Мы даже хотели допросить Яго, но Винс его куда-то спрятал.

Филипп расхохотался.

— Яго не вещь, его нельзя спрятать, — поморщившись, отозвался старший брат.

— Ну и пусть его! Между прочим, — кузен перешел на громкий пьяный шепот, — Эдвин тоже с самого начала знал, что ты ни при чем, но никому не сказал ни слова.

— Да, ну.

Филипп убежденно мотнул головой.

— Точно. Во-первых, он раньше всех осматривал место убийства герцога, и по его приказу несколько человек из прислуги были выброшены на улицу в тот же день. Позже, когда мы решили их еще раз допросить, оказалось, что все они куда-то бесследно исчезли. И вообще, когда все кричали, что ты, Ланс, такой плохой, и неплохо бы тебя… того, он только делал вид, что поддерживает нас.

— Ты серьезно? — с сомнением спросил Винсент. — Я ничего такого не заметил.

— А я заметил! Я такие вещи всегда замечаю.

Филипп вдруг сделался задумчивым.

— Что-то еще? — осведомился Ланселот.

Кузен поднял голову и несколько секунд смотрел на него почти трезво.

— Смеешься? Думаешь, я пьян? Да, я пьян, но не настолько же…

Филипп устремил взор вверх и с неожиданной грустью закончил:

— И еще, эта проклятая погода. Нормальные люди сейчас сидят в тепле, у каминов, и только чокнутые вроде нас, членов чокнутой семейки, вечно лезут куда-то на рожон.

Братья обменялись веселыми взглядами.

— Интересно, этот наш родич из Порты похож на нас? — спросил, между тем, Филипп.

— Кто? — не понял Ланс.

— Ну, тот тип, которого нам пытается подсунуть Империя.

— О чем ты говоришь, Фил?

Филипп, казалось, был озадачен его непониманием.

— О новом после Порты, конечно же. Как я слышал, Capax завтра собирается официально представить его.

— Откуда ты взял, что он наш родич? — поинтересовался Винсент.

— Как откуда? Зачем бы ему тогда здесь останавливаться?

— Где здесь? — недоуменно спросил Ланс.

— Там, — Филипп махнул рукой в сторону недалекой границы.

Ланс и Винсент переглянулись.

— Подожди, — поспешно сказал Ланс. — О ком ты говоришь? Об их новом после, лорде… лорде… э…

— Холда, — подсказал Винсент, — его зовут лорд Холда.

Филипп еще больше развеселился.

— Точно!

— И этот самый Холда каким-то образом состоит с нами в родстве? — уточнил Винсент.

— Верно.

— Да с чего ты взял?

Филипп рассмеялся:

— Ну, хорошо, я понимаю, Ланселот не в курсе, но ты Винс, ты ведь лично просматривал поданное Сарахом прошение об этом назначении. Как наследный принц, ты даже подписывал его.

— Но в них не было никаких упоминаний о Династии.

Двоюродный брат, похоже, окончательно протрезвел.

— Генеалогия, помнится, никогда не была твоим коньком. Ты всегда предпочитал занятия на свежем воздухе. А вот я…

— Ладно, ладно, — остановил его старший брат, — ты уверен в том, что сказал?

Несколько секунд Филипп, похоже, решал, обижаться ему или нет.

— Уверен, — в итоге просто сказал он, и сделал большой глоток из невесть откуда появившейся в руке бутылки.

— Кто еще знает об этом? — спросил Ланс.

— Из наших?.. Мы не обсуждали это, — он бросил быстрый взгляд на старшего брата, — но, думаю, остальные обратили на это внимание. Во всяком случае, Леон — уж точно. Этот… все замечает.

Он надолго припал к бутылке, безуспешно пытаясь скрыть неприязнь к близнецу.

Нахмурившийся Винсент покачал головой, и пьяный кузен заметил это.

— Каковы наглецы, да? — хохотнул он. — Дела наши, надо думать, полная дрянь… О, вот мы и прибыли. Я оставлю вас, а то боюсь, как бы своим видом не подорвать престиж нашего могучего королевства.

37
{"b":"7178","o":1}