ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эдвин вытащил из кармана небольшой бумажный сверток.

— Вообще-то, таскать при себе улики глупо и опасно, но я это делаю только для тебя, и только один раз. Если еще захочешь посмотреть, сам иди ко мне.

Произнося это, он осторожно развернул бумагу.

Темного металла наконечник стрелы, лежавший на коленях у Эдвина, видимо, был тот самый. Одного взгляда хватило Лансу, чтоб узнать клеймо на нем.

— Узнаешь? — спросил Эдвин.

— Наверняка из моего колчана.

— Без сомнения. Еще что-нибудь можешь сказать?

Ланс присмотрелся. Старший брат ухватил металлическое жало кончиками пальцев и медленно повернул его другим боком. С этой стороны на металле виднелись несколько темных пятен.

— Что это? — полюбопытствовал Ланс.

— Кровь, — пояснил брат.

— Ага, — протянул Ланс, не понимая, к чему тот клонит.

— Надо думать, это еще не все, — осторожно предположил он.

— Еще несколько пятен я обнаружил на арбалете, на ложе, крючке и взводном устройстве. Само оружие я не смог притащить сюда, но настаиваю, чтоб ты как можно скорее осмотрел его.

— А что там?

— Мне бы не хотелось комментировать заранее.

— Да ладно тебе, — отмахнулся Ланс. — Обещаю сохранить непредвзятость суждений.

Эдвин вздохнул.

— Короче, Ланс, стрелявший был левшой.

— Ну, хватит, Эд, — Ланс раздраженно ударил кулаком о ладонь. — Ты серьезно надеешься убедить меня в том, что Фредерик убил собственного отца?

— Может, дослушаешь до конца? — осведомился старший брат.

Ланс смерил его долгим взглядом.

— Обязательно.

— Тогда не перебивай. Я только-только успел все это собрать и перепрятать, как начали собираться наши. Фредерик явился одним из последних и с…

— Перевязанной левой рукой, — быстро закончил Ланс.

Эдвин негромко похлопал.

— Браво.

— Не нравится мне это. Уж очень явно все указывает на него, — угрюмо сказал Ланс.

Брат посмотрел на него, как на глупого:

— Да не на него, на тебя, идиот! И еще, не знаю, обратил ли ты внимание, но стражники герцога были заколоты в характерном стиле, свойственном всем левшам. К тому же, это объясняет их пассивность: ведь перед ними был родной сын их господина! Отсюда и пассивность самого герцога, явно не ждавшего подобного подвоха от родного человека, и, скорее всего, умершего, так и не поняв, что происходит.

— Что происходит? — тупо переспросил Ланс.

Эдвин подался к нему:

— Проснись, брат. Сначала был убит старик, а уж потом ничего так и не понявшая стража.

— Дерьмо! — выругался Ланс с чувством. — Но почему ты так долго молчал?

Старший брат мрачно усмехнулся.

— Полагал, что смогу управиться со всем самостоятельно. Без лишнего шума и без паники. А уж потом всех соберу и объяснюсь.

— Тихо! — воскликнул Ланс с возмущением.

— То, что случилось с тобой — всего лишь несчастный случай.

— Прости, но я тебя не понимаю.

Эдвин вскочил с кресла.

— А что тут понимать? Ты ведь помнишь, какое положение сложилось к тому моменту. Особенно после гибели Лоуна. А тут еще и я бы влез со своими обвинениями!

Эдвин взял себя в руки.

— Пойми, это был лучший вариант.

— Особенно для меня!

— Ну-у, извини. Хотя у тебя, вообще-то, было время ускользнуть. А позже к тебе присоединились Яго и Винс. Единственное, что я мог сделать, это держаться неподалеку и, по возможности, саботировать особо рьяные начинания наших.

— Спасибо, — саркастически поблагодарил Ланс.

— Не бери в голову.

— До какого момента ты следил за мной? — спросил Ланс, внимательно наблюдая за братом.

— Можешь не беспокоиться, мои лопухи упустили твой выезд из Миссии.

Ланс помолчал, раздумывая, насколько этому можно верить.

— В Миссии у меня не было своих шпионов, — добавил Эдвин, по-своему истолковав его молчание.

— И что же было дальше?

— Тебя интересует, почему я не убил Фреда?.. Все оказалось гораздо сложнее, чем я полагал. Тошно признаваться, но я сам запутался в сетях, расставленных на это герцогское отродье. Началось все с Филиппа, который начал что-то подозревать, но истолковал это совершенно неверно. Сам знаешь Фила, эту его манеру вечно подзуживать и подначивать… Короче, моя возня не осталась незамеченной, и как-то вечером Фил при всех начал испытывать на мне свое остроумие. На чьей стороне оказались остальные, можешь и сам догадаться. К тому времени уже отыскали место, где вы прятались, но они опоздали и, как водится, стали искать крайних. Подошел бы любой, и намеки этого поганца пришлись как нельзя кстати. К тому же, наша семейная паранойя вновь вырвалась на свободу, и едва ли не каждый мой шаг стал вызывать подозрения. В другое время я бы на все это просто наплевал, но ведь в этот раз, и в самом деле, кое-что имело место. Предъяви я доказательства в тот момент, сейчас, думаю, не сидел бы с тобой. Никто не стал бы слушать, каким образом все это попало ко мне. В общем, на какое-то время меня выключили из игры, а пока наши остывали, начались недоразумения с Портой. Я толком не понял, кто поднял этот дурацкий вопрос о границе, но все завертелось с бешеной скоростью. Император не удовлетворился нашими дежурными отговорками и принялся настойчиво требовать чего-то большего. А в Королевстве — полный кавардак. Смывшийся вместе с Яго в свои провинции Винсент собрал вассалов и устроил учения, предварительно раздув это событие до неприличия. Ублюдок Фредерик воспользовался неразберихой и тоже начал сбор войск. Шокированные выходкой Винса, его поддержали все наши. По столице поползли слухи и сплетни, мы выловили нескольких смутьянов и, даже не допросив как следует, вздернули. Тут же пожалели, но было поздно. Как-то само собой вышло, что в центре событий оказался Фредерик и, естественно, он не стал скромничать. Вместо того чтоб замять дело, он его чудовищно раздул. Толпы посланников и эмиссаров наводнили страну. Опять пошли намеки о неспособности разобщенной Династии управлять государством, пришлось срочно что-то делать и, должен тебе сказать, здесь очень здорово показал себя Леонард. Я даже не ожидал, что этот упырь способен на такое.

Он настоял на том, чтобы мы помирились с Винсентом, лично съездил к нему и все устроил. Затем добился, чтоб мы все приняли непосредственное участие в переговорах с Империей, и чтоб ни одно решение не принималось без согласия каждого из нас. И никакого диктата большинства! Фред начал трепыхаться, но он сумел заткнуть ему рот. После чего, Леонард едва ли не силой, заставил наших разобраться в бумагах, которые успели подмахнуть дети герцога.

— Можно поподробнее об этом?

— Сейчас нет времени. Могу только сказать, что впрямую Фредерик ничего не обещал, он не идиот, но они надоговаривались о таком количестве взаимных уступок, что все это теперь можно трактовать как угодно. Наши обозлились на Фреда и перестали ему доверять. О тебе все уже почти позабыли, все, кроме Леона, который наоборот, стал во всем видеть твои козни.

— Постой, ты хочешь сказать, что к тому времени вы пересмотрели свое отношение ко мне?

— Нет, просто страсти поулеглись, и это перестало казаться таким важным. Когда упоминалось твое имя, никто уже не проявлял такой ненависти, как раньше.

Эдвин вдруг замолчал.

— Знаешь, Ланс, мне только что пришла в голову странная мысль. Если мы стали терпимее к тебе, то Леонард совсем наоборот. Может быть, тут что-то есть?

— Откуда я знаю? По-моему, как раз он-то и вел себя естественно. Ведь у вас не было причин вновь доверять мне.

Эдвин казался озадаченным.

— Верно. Все это странно. Ну, хватит пока об этом. Тебя интересует дальнейшее?

Ланс бегло взглянул на часы.

— Давай, время еще есть.

— Император принялся настаивать на переговорах, мы, как могли, тянули, но все же пришлось уступить. Чтоб придать им менее официальный статус, хотя бы внешне, мы предложили их провести вне столицы. Тут пришлось уступить Императору. В общем, Леон сумел перехватить инициативу. Остальное — чисто технические мелочи.

40
{"b":"7178","o":1}