ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так куда мы спешим? — крикнул Ланс, нагнав Филиппа.

— К границе.

— Зачем?

— Сам толком не знаю. Леон ускакал туда с Яго и Лорэном сразу же, а мы остались в городе, готовясь к худшему и, вообще, подчищая, где и что можно. Полчаса назад от Леона приехал связной с просьбой как можно быстрее прибыть туда. Все уехали, а я отправился за тобой.

Они обогнали мерно топающую вдоль кювета пехотную колонну и несколько конных отрядов. Недолго покружив среди усеянных редкой растительностью холмов, Филипп остановил отряд, и они спешились.

По узкой извилистой тропке они углубились в лес, и вскоре вышли к разбитому прямо под деревьями штабному биваку. Здесь же находились и братья с сестрой. Все пятеро сгрудились на краю поляны и, прикрываясь густыми зарослями, разглядывали что-то впереди.

— Есть интересное? — подходя, поинтересовался Филипп.

— Взгляни сам, — предложила Диана и, не оборачиваясь, протянула Лансу подзорную трубу. — Только не высовывайся.

Раздвинув кусты, Ланс направил трубу в сторону, указанную сестрой. В полумиле от них ландшафт резко менялся. Холмы плавно переходили в пологую безлесую Долину, пересеченную с севера на юг широкой, спокойной рекой, на обоих берегах которой царило оживление. Там, теснясь у воды, скучилось множество карет. Редкая цепь солдат умело направляла нестройный поток экипажей в сторону двух наплавных мостов, по которым люди и экипажи двумя непрерывными струйками переправлялись на дальний берег. Ланс перевел трубу ближе и вздрогнул от неожиданности. На равнине, между переправой и лесом, застыло ощетиненное пиками пехотное каре.

— Этот берег наш, противоположный — Порты, — пояснил Винсент.

— Здорово, — прокомментировал Ланс и предложил:

— Может быть, стоит помочь людям.

— Будь серьезней, дело нешуточное.

— Еще бы! — отозвался Филипп. — Прячась здесь, в кустах, лично я чувствую себя полным идиотом.

— Предложи что-нибудь лучшее, — отозвался Леонард.

— Интересно, они знают, что мы наблюдаем за ними? — ни к кому конкретно не обращаясь, задумчиво спросил Филипп.

— Конечно, знают, — ответил Эдвин. — Хуже если они нас видят. Вот это настоящий позор.

— Самое разумное, что мы можем сделать, это дать им убраться, — вздохнув, признал Ланс.

Эдвин сложил свою трубу и заявил:

— Не нравится мне все это.

— А кому нравится? — отозвался Филипп. — Кто бы мог подумать, что они держат здесь столько войск… Кстати, Леон, на горизонте с их стороны что-то движется.

— Я знаю. У них около десяти тысяч солдат.

Филипп присвистнул:

— Ничего себе! А у нас?

— Около двадцати тысяч.

— Это уже лучше.

Филипп отошел в центр поляны.

— Ты знал об этом? — спросил Ланс близнеца.

— О чем? — не понял тот.

— Об их силах на границе.

— Десять тысяч — нормальная для Порты численность экспедиционных войск, специально отряжаемых на подобные мероприятия.

— Это оскорбительно. Могли бы уделить нам и больше внимания, — заметил Филипп.

Диана усмехнулась:

— Еще уделят. Аж тошно станет.

— Вот это зря. Я не сторонник крайностей.

Насмотревшись на бегство имперской делегации, они расселись прямо на траве.

— Как долго будет длиться переправа? — поинтересовалась сестра, кивнул на восток.

— Не более двух часов, — ответил Леонард.

— Кто-нибудь пытался поговорить с Сарахом? — спросил Ланс.

— Когда я сюда прибыл, он уже переправился, — ответил Леонард. — Мне показалось несолидным переругиваться через реку.

— Как далеко отсюда убили их посла?

— Наверное, недалеко. Иначе они бы не связали это дело с нами.

— Тоже неплохой вопрос: на чем основаны их подозрения? Отсутствие следов не могло дать им нитей, ведущих к нам, явные же следы также не могут быть веским доказательством — уже в силу своей явности.

— Возможно, все было проделано достаточно тонко, — предположила Диана.

— Все равно они должны были насторожиться, — упрямо возразил Ланс. — Само время не располагает к подобным происшествиям.

— Они могли учесть и это.

— Да о чем вы говорите! — внезапно взорвался Эдвин. — Леон, что они могут выставить против нас?

Близнец задумался.

— В первой волне — не более восьмидесяти тысяч. Это мы отобьем.

— А потом?

— Тысяч сто. Это многовато. И далее, еще пару раз по столько же.

Все призадумались.

— Если мы отобьем два первых навала и при этом сохраним костяк армии, дальше будет проще, — заговорил Винсент. — Каждый последующий их набор будет слабее, и в конце пойдут все попавшие под тотальную вербовку.

— Если, если, если… — Леонард покачал головой. — Слишком много натяжек. Я не верю, что они будут втягиваться в войну постепенно. Это неразумно. Скорее всего, они соберут все, что смогут, и раздавят нас.

— Ну почему же? — не согласился Филипп. — Не забывай, что они, похоже, не рассчитывают на серьезное сопротивление. И потом, Империя велика, но велики и ее границы. Если оказать на них давление с разных сторон, то можно существенно ограничить их маневр войсками.

— Для этого придется контактировать с третьими странами, а мы, после смерти отца, перессорились почти со всеми соседями, — напомнил Леонард.

— Да, мы много чего наворотили, — вздохнул Эдвин. — Что ж, самое время начать все восстанавливать.

— Знать бы, с чего начать, — мрачно произнесла Диана и тоже вздохнула.

— С себя! — вырвалось у Ланса. — Кажется, вы забыли, что не Порта убила Лона, герцога, Туура. Убийца где-то среди нас, и именно он представляет наибольшую опасность. Возможно, и убийство посла — его рук дело.

Он высказал все одним духом, не сдержавшись, и уже в следующее мгновение пожалел об этом. Установившаяся атмосфера доверия вмиг улетучилась. Словно очнувшись, все подобрались, недоверчиво поглядывая друг на друга.

— С этого и начнем, — нарушил молчание Леонард. — Ланс прав, наш неведомый враг очень опасен. Домогаясь власти, он до сих пор не брезговал ничем.

— Тогда законный вопрос, — попросил Филипп. — Кто именно займется его поисками? Или навалимся всем скопом?

— Для этого подходит только один человек — Ланселот, — заявила Диана.

— Согласен, — тут же поддержал ее брат-близнец.

— Вы оба явно неравнодушны к братцу. С чего бы это? — поинтересовался Филипп.

Эдвин долгим взглядом оглядел его.

— За вычетом Ланса, нас здесь четверо, и трое бесспорно поддержат его.

Филипп криво улыбнулся:

— Тогда мне придется принять сторону большинства. Что ты намерен делать, Ланселот?

— Поеду в столицу. У меня появились кое-какие мысли.

— Остерегайся герцоговых деток, — предостерег Филипп, — мне очень не понравилось то, что они делали в последнее время. Есть в этом… — он пощелкал пальцами, — какой-то душок.

— На какую помощь с вашей стороны я могу рассчитывать? — поинтересовался Ланс.

— На любую.

— Похоже, никто не тревожит, что Фредерик и Виктор, если конечно за всем стоят они, могут помешать мне.

Все дружно заулыбались.

— Они не поехали в столицу, они поехали в дядино герцогство, — высказал общее знание Филипп.

Ланс только покачал головой:

— Ну, почему я такой недалекий?

Диана посмотрела на него.

— Ланс, ты только что очень уверенно заявил, что последние убийства — дело рук не Порты. Я поняла так, что ты подозреваешь кого-то конкретно. Хотелось бы знать, кого именно.

— Я не сказал, что Порта здесь ни при чем. Я думаю, что Империя, посулив одному из нас какие-то блага, пытается его руками развалить Королевство.

— Ну, хорошо, — после паузы заговорил Леон, — не буду скрывать, что думаю так же, и уверен, что и остальным, хоть раз, но приходила в голову подобная мысль. Но у нас только подозрения. Ты точно ничего не скрываешь, Ланселот?

Ланс посмотрел на беспокойно дернувшегося Эдвина. «Что ж, братец, прости, но мне надоело быть единственным, кто играет в открытую», — подумал Ланс.

— Вам полезно было бы выслушать… Эдвина, — сказал он, не удержавшись от садистского удовольствия сделать паузу, прежде чем произнес имя брата. — Но хочу предостеречь от непродуманных действий, так как сам верю ему и, в случае чего, стану на его сторону.

43
{"b":"7178","o":1}