ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он поздоровался первым:

— Добрый вечер, господа.

…И выслушал негромкие ответные приветствия. Все это было для них не внове.

— Рад видеть вас живыми и здоровыми, парни, — доверительно заговорил он и направился прочь от казармы. — Рассчитываю сегодня на вашу службу.

— Рады служить Вашей. Светлости, — простужено прохрипел один из попутчиков.

Оба солдата были одного роста, сложения, и даже голосами напоминали друг друга, но Ланс без труда определил говорящего. Его звали Рон, и он был кавалерийским сержантом гвардии, а до того наемником в более чем десятке армий. Этот неоднократно проверенный в деле человек был исполнителен, много знал и умел, и потому часто привлекался принцем к выполнению щекотливых поручений.

Второго звали Фолком. Ланс приметил его около пяти лет назад, во время одной из карательных экспедиций на юг. Интересно, что привлек его тот своей исключительной внешней схожестью с Роном. Ланс организовал его перевод в свою личную гвардию и определил в подразделение Рона рядовым. В армии Фолк имел чин сержанта. Сделал все это принц из чистого озорства, желая понаблюдать, как его любимец примет новичка. Поначалу его ожидания оправдывались — между этой парой наметились серьезные трения, и он каждый день ожидал сообщения о фатальной развязке. Для себя Ланс решил, что не будет вмешиваться в этот, им же спровоцированный конфликт, чем бы тот ни закончился. И не наказывать победителя…

Но время шло, а ожидаемый финал не наступал. Тогда-то ему и пришла впервые в голову мысль использовать их в паре. Он стал внимательнее присматриваться к солдату и вскоре понял, что ему необычайно повезло. Как оказалось, Фолк, с виду неотесанный и грубый солдафон, владел множеством языков и тьмой диалектов, выучив их во время своих странствий по свету. Ланс был немало удивлен, узнав, что солдат, которого он считал уроженцем нижних кварталов столицы, родился далеко на севере, в стране, о которой сам он знал только понаслышке.

…Они шли, избегая центральных улиц и богатых купеческих кварталов, кишащих патрулями и многочисленной частной охраной. Их окружали трущобы и грязь. Мало кто здесь даже ночью мог позволить себе отдых, и из многих домов, сквозь грязные оконца, наружу пробивался свет. Для столь позднего времени на улицах было довольно многолюдно. Косяки дверей едва ли не каждого второго дома подпирали неряшливо одетые женщины.

Из ближайшей подворотни на них выскочил с трудом держащийся на ногах детина и столкнулся с Фолком. Прежде чем солдат успел отвесить ему затрещину, ночной гуляка отлетел в сторону и повалился в грязь. Весь следующий квартал их преследовала его методичная беззлобная ругань. Фолк брезгливо вытер рукав и что-то пробормотал себе под нос.

К тому времени, когда Ланс уловил солоноватый запах моря, его спутники окончательно запутались.

— Закройте лица, — шепотом приказал он.

Свежий ветер с побережья принес мириады мельчайших брызг. Откуда-то доносились пьяное пение и смех. Откуда-то — женский визг.

— Порт, — расслышал Ланс шепот Рона.

И в этот момент рядом залаяла собака. Ланс вздрогнул, солдаты отпрянули назад. В руках сверкнула сталь. Оглушительно лая и скрежеща цепью, в нескольких метрах от них, за забором, бесновалась крупная вислоухая дворняга. Глаза принца сверкнули в темноте и вперились в животное. Оглушенный пес замолчал и, повизгивая, отполз вглубь двора. Наступившая тишина показалась пронзительней собачьего лая. Дав знак солдатам, он двинулся дальше. Во тьме скрипнула дверь.

— Кто здесь? — донесся пугливый шепот. — Зверь, ко мне!

Загремела цепь. Они свернули за угол, и вновь стало тихо.

— Пришли, — наконец, негромко сказал Ланс спутникам, и все трое остановились.

Возвышающийся перед ними особняк принц видел с этой стороны всего однажды, и к тому же ночью, и, тем не менее, он без труда узнал его. Он отыскал знакомое окно на третьем этаже и улыбнулся, вспомнив их прыжки в цветочную клумбу.

После гибели генерала дом был выставлен на продажу, но покупатель до сих пор не нашелся, и сейчас здание пустовало. Это здорово облегчало их задачу.

— Вот этот дом, — прошептал Ланс. — Будьте осторожны, тут кругом колючие кусты.

Они пробрались сквозь заросли к заднему входу. Замок и двери были опечатаны широкой полосой гербовой бумаги с надписью: «Владение Гильдии. Вход без позволения карается смертью».

Рон сорвал ее, внимательно осмотрел дверь и вытащил из-под плаща матерчатый сверток. Оставшийся на месте Фолк облизывал окровавленный палец.

— Я ведь предупреждал. Не наследи здесь, — досадливо поморщился Ланс.

Солдат виновато кивнул. Тем временем Рон извлек из свертка необходимые инструменты и занялся дверью. Чтоб справиться с замком, ему не потребовалось и минуты. Они проскользнули внутрь и настороженно замерли на пороге, но внутри было темно и тихо, как в склепе. Лансу это не мешало, но солдаты, он понял, не смогут ориентироваться в полной темноте.

Он приказал зажечь факел и молча повел их наверх. За исключением некоторых мелочей, ничего в доме не изменилось, но все же чувствовалось, что сейчас здесь никто не живет.

— Вы знаете, где мы находимся?

— В доме генерала Туура, покойного полицмейстера портовой части города.

— Верно. Сейчас я собираюсь осмотреть место его убийства. Окна спальни и кабинета генерала выходят на фасад и могут быть неплотно зашторены, поэтому, пока я не позову, оставайтесь в коридоре.

Но его опасения оказались напрасными — занавеси были задернуты. Все следы разгрома исчезли, и ничто не напоминало о разыгравшейся тут несколько месяцев назад трагедии. Впрочем, впереди у него была вся ночь, и он позволил себе несколько минут спокойно постоять, обдумывая дальнейшие действия.

…Спустя три часа ничто в спальне уже не напоминало о проведенном ремонте. Вся мебель была передвинута и беспорядочной кучей загромождала один из углов. Паркет был снят, обнажая толстые деревянные перекрытия. Снята со стен была и драпировавшая их ткань. Именно в одной из стен они обнаружили тайник, оказавшийся, к сожалению, пустым. И все же, повинуясь какому-то безотчетному импульсу, принц решил продолжать поиски. И был вознагражден за настойчивость.

Еще один тайник нашел, собственно, не он, а Фолк. Солдат долго возился, просунув руку по плечо в расположенное под потолком вентиляционное отверстие, пока случайно не зацепил скрытый потайной рычажок. Один из кирпичей кладки поддался легкому нажатию, и вскоре солдат извлек туго скрученный бумажный сверток. И Лансу осталось только подосадовать на собственную недогадливость. Но стоило ему просмотреть содержимое пакета, как досада улетучилась.

Держа перед собой прямоугольник бумаги, он снова и снова перечитывал написанный красным текст:

«Этот Договор заключен между Герцогом Кардиганом и Советом Мастеров клана в день, когда Влага Полнокровия не заглушила Жажды Избавления. Сыны Смерти — Дже-ту, обязуются омывать руки Герцога кровью врагов Его, доколе будет воля Его, в обмен на дары, переданные Герцогом Совету Мастеров. Пока бьются сердца подписавших этот Договор, ничто не остановит Посланников Смерти — Дже-ту. Да будет порукой тому Честь клана».

Вместо подписи завершал документ символ — змей, заглатывающий собственный хвост.

Он застал брата в его апартаментах.

— Можно, Ваше Величество?

Винсент обернулся:

— О, Ланселот, а я как раз собирался послать за тобой. Сегодня ты мне понадобишься, так что будь добр, не исчезай.

— Посмотрим.

— Никаких «посмотрим»! Думаешь, мне приятно отдуваться тут за вас всех?

— Ах ты, бедняга. На, прочти, может это поднимет тебе настроение.

С этими словами Ланс протянул Винсенту найденный свиток.

…И с интересом понаблюдал, как меняется лицо брата. Дочитав, Винс принялся медленно сворачивать лист бумаги в трубочку.

— Оставьте нас, — негромко приказал старший брат слугам.

Те поспешно удалились.

— Жаль, что мы не знали этого раньше, — со вздохом произнес Винсент.

45
{"b":"7178","o":1}