ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В том, что серебро так и не начало пожирать его, Ланс видел великое чудо, но даже это сейчас ему было безразлично. Он просто был счастлив, что выжил. Несколько раз он порывался поднять стрелы, желая рассмотреть их лучше, но так и не смог заставить себя прикоснуться к ним. Впрочем, сейчас и это было не главное. Пересиливая слабость и головокружение, принц сел и закатал штанину. Внутренне он побаивался того, что может увидеть, но раны оказались не такими уж и страшными. Это была его нога, правда, казавшаяся черной от целиком покрывавших ее синяков и сочащихся кровью порезов. Куда опасней было то, что он почти не чувствовал ее. Вздохнув, он в очередной раз вызвал Древо.

…Еще через час он готов был покинуть свое убежище. Омертвение прошло, и принц почувствовал ту самую боль, о которой еще так недавно мечтал. Зато он мог передвигаться без посторонней помощи, хотя и заметно хромая. Боль же была вполне терпимой.

…Они встретились на перекрестке. Каждый из них обежал по несколько кварталов и не нашел никаких следов оборотня. Бесплодность поисков они прочитали в глазах друг друга. Они отошли в тень и выбросили оставшиеся стрелы и все оружие в первый попавшийся закоулок.

— Что делать будем? — спросил один другого.

— А что мы можем теперь? — вопросом на вопрос ответил приятель.

— Жаль упускать такие деньги, — вздохнул первый.

— Видно, не судьба… Не забывай, задаток был совсем не мал.

— И то верно. Не представляю только, как мы появимся у хозяина.

Напарник ухватил его за рукав и пристально посмотрел в лицо:

— А зачем нам у него появляться? Ты ж видишь, какое дело он поручил нам. Промахнись я, и как знать, чем бы все обернулось. Деньги здесь явно даром не дают.

Они смотрели друг на друга, и мысли их были одинаковы. Второй молча кивнул и, не сговариваясь, парочка быстро направилась в сторону порта.

Только ухватившись рукой за железные прутья забора, отделяющего небольшой садик перед домом, Ланс осознал, куда он пришел и несказанно удивился, так как этот, купленный несколько лет назад, особняк на набережной никогда не ассоциировался у него с Домом. У него было множество имений вне столицы; как принц, он являлся формальным и фактическим повелителем обширных провинций, составляющих значительную часть Королевства, но только Дворец, благодаря детским воспоминаниям, он отождествлял с родным домом, да и то, с изрядной долей иронии. Но сейчас он был настолько измучен, что идти во Дворец уже не мог. Ланс не знал, успел ли Пауль навести порядок, но постепенно идея провести тут остаток ночи стала нравиться ему все больше. Он вгляделся за ограду, но строение было скрыто деревьями и специально подобранными прежними хозяевами кустами.

Он проковылял вдоль забора к высоким воротам, от которых вглубь сада вела обсаженная зеленью дорожка, и только тут вспомнил, что не имеет ключей. Ланс прислушался и, почему-то воровато, оглянулся. Улица в этот час казалась вымершей, туман и не собирался рассеиваться, и он отбросил все сомнения. Принц покрепче взялся за прутья и одним движением перебросил тело на ту сторону. Несколько долгих минут он приходил в себя от неистовой боли, охватившей все тело, и только перетерпев ее, продрался сквозь заросли к аллее и побрел к дому.

К его удивлению, задернутое белой занавесью крайнее левое окно на первом этаже было освещено. Сначала Ланс решил, что кто-то из строителей либо ночует здесь, либо работает круглосуточно, но в этот момент находящийся внутри подошел ближе, и в освещенном прямоугольнике обрисовалась его тень. И, по широкому развороту плеч, по уверенным и одновременно небрежным движениям, Ланс понял, что его гость вовсе не строитель. Он настороженно прошел к двери и, пошарив в неглубокой нише над косяком, достал связку ключей.

Стараясь не шуметь, он по темным коридорам двинулся к комнате с таинственным незнакомцем, и уже разглядев темный, с пробивающимися по краям полосками света, прямоугольник нужной двери, замешкался. Незнакомец вполне мог иметь враждебные намерения, а Ланс был безоружен. Вызов же Тераль мог оповестить незнакомца об его присутствии. При условии, конечно, что тот владеет Искусством. Впрочем — какого дьявола! — ведь он в своем доме!

Клинок вспыхнул в темноте и тотчас из-за двери раздался голос:

— Ланс, это ты? Прекращай свои маневры и заходи.

Он вздрогнул, и оттого, что голос был хорошо знаком, и оттого, что обладатель его должен был находиться совсем в другом месте. Он открыл дверь и остановился на пороге, щурясь при свете большого канделябра, принесенного сюда из верхних покоев. В центре комнаты стоял, сияя приветливой улыбкой, Филипп.

Двоюродный брат был облачен в яркие, красно-зеленые одежды. Кроме того, за время скитаний по провинции он успел отпустить бородку, что ему очень шло. Его правая рука была аккуратно перебинтована и прижата к туловищу.

— Входи же, Ланселот. — Филипп шагнул навстречу. — Рад видеть тебя.

— И я рад.

Они обнялись, и Филипп вздрогнул, когда Ланс нечаянно сдавил его поврежденную руку.

— О, осторожней, прошу тебя.

Принц отступил.

— Извини. Где это тебя?

— Расскажу, все расскажу, только давай присядем.

— Конечно, прошу, — спохватился принц.

Они уселись.

— Ты хромаешь, Ланс. Что у тебя с ногой? — поинтересовался Филипп.

— Развлекался, как, вижу, и ты… Но, рассказывай же, рассказывай! Когда приехал, кого видел, и что, прах тебя побери, ты делаешь здесь?.. Только не вздумай обижаться, — поспешно добавил Ланс.

— А я и не думаю, — заявил кузен и в подтверждение своих слов рассмеялся.

— В городе я с самого утра. Представь себе, мы разминулись буквально на несколько минут, Винс сразу же послал вернуть тебя, да разве это возможно? Ты всегда был самым неуловимым из нас.

— Так уж и самым, — усмехнулся он.

— Почти весь день я провел с Винсентом и, подозреваю, расстроил его планы. Несколько раз мы посылали за тобой во все, даже самые невероятные места. Но все напрасно. К вечеру, памятуя о твоей страсти к ночным похождениям, Винс уже отчаялся увидеть тебя. А я рискнул зайти сюда и, как видишь, не прогадал. Между прочим…

Филипп принялся рыться в карманах, пока не нашел и швырнул Лансу связку ключей.

— У тебя ключи от этого дома? — удивился тот.

— Одолжил у Пауля.

— Хорошо. Ты в курсе наших последних событий?

Двоюродный брат кивнул.

— Да, Винсент мне все рассказал. Знаешь, он произвел на меня очень хорошее впечатление.

— Что ты говоришь?

Филипп прыснул.

— Нет, в самом деле. По-моему, Винс единственный, кому не передалась наша семейная стервозность.

— Знаю. Так что у тебя с рукой?

Брат нахмурился.

— Из-за этого-то я и вернулся.

— Из-за этого?

— Ведь нет нужды напоминать тебе мое задание?

— Ни малейшей. Лично я тебе тогда очень не позавидовал.

— А я себе не завидую сейчас.

Филипп осторожно погладил раненую руку.

— Можно ли сказать, что твоя миссия провалилась? — осторожно поинтересовался Ланс.

— И да, и нет, — задумчиво ответил кузен. — Сам факт моего ранения доказывает правильность наших рассуждений, но то, что меня нашли и вынудили уйти, затруднит наши поиски.

— Что ты имел в виду, когда сказал «меня нашли»?

Филипп смутился:

— Ну, видишь ли, Ланс, ведь я не принц, и, наверное, замыкаю список наследников престола. Да и лицо мое не так известно, как, скажем, твое…

— Короче, ты решил действовать инкогнито.

— Можно сказать и так.

— Филипп, ты ненормальный. Будем надеяться, что об этом не узнают в Свете, иначе нас всех поднимут на смех.

— Ты сам недавно проделал то же самое, — огрызнулся Филипп.

— Я был в безвыходном положении… Ну, хорошо, как это выглядело?

— Я, со своим полком, остановился в деревеньке, граничащей с землями Виктора…

— Хорошо, хоть не привел туда армию.

— Прекрати, будь добр. Сейчас по всей стране происходят перегруппировки войск, и это не должно было вызвать подозрений. Полком командовал человек, умеющий держать язык за зубами, а я был осторожен. Даже солдаты, если и видели меня, то разве что мельком.

60
{"b":"7178","o":1}