ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я супермама
Манюня
Все пропавшие девушки
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Поденка
Половинка
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
A
A

— И все равно, они до тебя добрались.

— Не драматизируй, еще не известно, кто до кого добрался! — запальчиво воскликнул Филипп.

— Не буду, продолжай.

— В какой-то момент ситуация потребовала моего личного присутствия в землях Виктора… чтоб лично проверить донесение моего человека.

— Тут-то вас и подстерегли.

— Тут-то на нас и напали. И не воображай, я был не один! Мы перебили почти всех негодяев, и тот, из-за кого я пошел на риск, погиб одним из первых, сражаясь на нашей стороне.

— Так ты не веришь, что имело место предательство?

— Я не знаю. Будь так, я бы оттуда не ушел.

— А сколько их было?

— Сотни полторы.

— А вас?

— Со мной пошло почти столько же.

— Ну, ты и наглец! — воскликнул Ланс. — Может быть, это тебя и спасло. Они могли просто не рассчитывать на такое количество людей с тобой.

— Может и так, — легко согласился двоюродный брат.

— Ну, да ладно. Молодец, что вырвался. Как я понимаю, ничего особенного ты не обнаружил?

— Пока нет. Фред все это время изводил оленей, а Виктор почти не высовывал носа из замка.

— Тебе это не показалось странным?

— Показалось. Потому я и сунулся туда.

— После отъезда с границы ты не встречался ни с кем из наших? — неожиданно поинтересовался Ланс.

— Нет, а что?

— Да так. И никто не знал о твоем плане?

— Конечно, никто.

— И все же тебя нашли, — заключил Ланс.

— Ничего страшного. В конце концов, какая разница, где именно я буду находиться? Там полно моих шпионов.

— Решил остаться в столице?

— Посмотрю по обстановке.

— Как знаешь, это твоя игра. В случае чего, можешь рассчитывать на мою помощь.

— Благодарю… Тихо! Слушай!

Ничего не понимая, Ланс замолчал. И тут же понял, что они в доме не одни. Кто-то шел по коридору, даже не пытаясь заглушить свои тяжелые уверенные шаги. И, судя по оставляемому им шуму, шел в их сторону. Они озадаченно переглянулись.

У самой двери шаги стихли, ручка плавно повернулась.

— Привет, полуночники, — поздоровался с порога Винсент. — Ланс, не смотри на меня такими чистыми детскими глазами.

— Я и не смотрю… Если вы решили меня удивить, считайте, что у вас получилось. Надеюсь, это все на сегодня, а то я уже слегка утомился.

— Я тут ни при чем, — заявил Филипп, — но, думаю, могу сказать, что случилось.

— Ну-ка, излагай, — заинтересовался Винсент.

— Изволь, у меня две версии, и согласно первой, ты выставил наблюдение у этого дома и ждал, пока кто-то объявится.

— Это лишний раз доказывает, что и у меня бывают озарения!

— Согласно второй версии, ты следил за мной, — в голосе Филиппа легко улавливались обвинительные нотки.

— Нет, брат, поверь, этого не было. Я действительно оставил у этого дома пост и, идя сюда, ожидал увидеть не тебя, а хозяина.

— У тебя какое-то личное дело к Лансу? Мне уйти?

— Ни в коем случае, это даже хорошо, что я застал тебя.

— Всегда приятно, когда тебе рады.

Винсент едва заметно улыбнулся.

— Так, что там приключилось? — поинтересовался двоюродный брат.

— Пару часов назад пришло письмо от Леонарда. Из Империи идут слухи, будто это Виктор убил своего, отца.

— А-а, слышал, — отмахнулся Филипп. — Я уехал с востока позже вас, и застал эти сплетни.

— Ты не веришь в это? — спросил Винсент.

— Раз они так говорят, значит им это выгодно и, соответственно, невыгодно нам. Ведь серьезных доказательств тому нет?

— Одни слухи.

— Тогда ничего нового ты не узнал. Вик в последнее время ведет себя тихо.

— Есть еще кое-что. Сегодня был продан дом генерала де Туура.

— Знаю, за девяносто тысяч, золотом, — щегольнул осведомленностью Ланс.

— Сколько, сколько? — Филипп даже подался вперед.

Ланс повторил. Винсент посмотрел на младшего брата:

— И?

— Что? — не понял тот.

— Тебе не пришло в голову задать напрашивающийся вопрос?

Старший брат казался искренне удивленным, а Филипп внезапно захохотал:

— Да, — воскликнул он, — вот что бывает, когда правители теряют связь с народом! Ланс, девяносто тысяч, это очень большие деньги. На них можно купить очень много всего. Потому-то Винса и заинтересовало, откуда у генерала взялись средства на содержание такого дома.

— Туур был далеко не нищим, — задетый издевательским тоном кузена, огрызнулся Ланс.

Теперь даже старший брат не выдержал и покачал головой:

— Это очень большие деньги, — сказал он и добавил, словно разговаривая с ребенком:

— Даже высокопоставленный чиновник не может позволить себе иметь такой дом.

— О, Свет! — воскликнул Филипп. — Да в Королевстве не наберется и сотни Семей, способных на такие покупки. Извини, конечно, Ланс, но не понимать таких простых вещей…

— Я и не утверждал, что это маленькая сумма.

— Дело в том, что ты не понимаешь, насколько она велика, — сказал Филипп. — Впрочем, ты наследный принц и в твоем распоряжении изрядный ломоть королевской казны, а вот я, простой герцог, очень подумаю, прежде чем раскошелиться на такой домик.

Ланс не на шутку разозлился:

— Я никогда ничего себе не покупал за государственный счет.

— Еще бы! Твои владения, по территории, сами по себе не уступают вполне приличному государству.

— Мои владения — часть Королевства!

— Нет, с тобой невозможно разговаривать! — воскликнул Филипп.

— Вы будете слушать или пререкаться? — вмешался Винсент.

— Не я начал этот разговор, — сердито огрызнулся Ланс. — Ну, хорошо, я… мы слушаем тебя.

— Мы тоже, — добавил Филипп.

— Я постарался выяснить, откуда у него появились такие деньги. Возможность злоупотреблений я отмел сразу. Я имел приватную беседу с его банкиром, но и он ничего не знает. В свое время он очень удивился, когда ему поручили совершить эту покупку.

— А когда ему поручили совершить ее? — быстро спросил Ланс.

— Этой весной, ровно за две недели до убийства Лоуна.

Ланса кольнуло нехорошее предчувствие.

— Так ты выяснил, откуда он взял деньги? — спросил он.

— В месячный промежуток времени, до похорон Лоуна, было совершено несколько крупных сделок лицами, напрямую причастными к нашему делу.

— Кем?

Этот вопрос Филипп и Ланс задали одновременно, но никому и в голову не пришло улыбнуться.

Винсент на секунду прикрыл глаза и быстро ответил:

— Доверенным лицом герцога Кардигана был продан принадлежавший дяде остров в северной части моря и закрыты счета герцога в четырех банках.

В комнате повисла мертвая тишина.

— Ты сам говорил с этим человеком? — спросил, наконец, Филипп.

— Нет, он умер, ему было много за семьдесят. Но моим сведениям можно верить.

— Вот так дела, — вздохнул Филипп. — Похоже, что все-таки шантаж.

— Похоже, — согласился Ланс.

— Да, — заговорил Винсент, — он как-то сумел заполучить соглашение дяди с Дже-ту и попытался уладить с помощью герцога свои финансовые проблемы. Чем это закончилось, мы знаем.

Ланс вскочил и прошел по комнате:

— Сумасшедший дурак! Почему он не пошел к кому-либо из нас?

— К кому? — полюбопытствовал Филипп. — Все знали, что он был человеком герцога. Любой из нас тут же заподозрил бы козни дядюшки.

— Понятно, понятно, это я так.

Ланс вернулся на свое место.

— Во всяком случае, дело понемногу проясняется. Возможно, тут есть связь с гибелью самого герцога.

— Должна быть, — заявил Филипп. — Это очень важное событие, но и оно лишь кирпичик в кладке дядюшкиного склепа. К сожалению, мы до сих пор не знаем точно, кто был с ним в группе, а главное, что там между ними происходило.

— Верно, но должны же быть какие-то зацепки! — задумчиво сказал Ланс.

— Возможно, одной из них будет объяснение твоей новоприобретенной хромоты, — предположил Винсент. — Надеюсь, ничего серьезного?

— Нет, уже нет.

Ланс коротко передал разговор с демоном и рассказал о нападении. Его слушали очень внимательно, и даже Филипп в течение всего повествования не вставил ни единого слова.

61
{"b":"7178","o":1}