ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сначала позволь еще пару слов. Исключительно, чтоб ты понял мое состояние на тот момент и психологический фон… в целом. Прежде всего, знай, кроме меня и Вика твоей крови жаждали и все остальные. За исключением Винсента, разумеется. Не знаю уж, действительно ли они считали виновным тебя, либо пользовались случаем устранить лишнего конкурента, сам знаешь на что. В общем, все дружно кинулись тебя искать. Но оставалось еще множество государственных дел, которые после смерти короля вел мой отец. Когда погиб и он, все пошло на самотек. Положение мое и Вика оказалось отличным от положения остальных… Как дети погибшего, мы обязаны были оставаться в городе и принимать соболезнования. И, поскольку все остальные гонялись по стране за тобой, на нас навалились и общегосударственные дела. Вероятно, ты сочтешь меня бессердечным, но в тот момент я ушел во все это с головой, и эта деятельность помогла мне отвлечься от своего горя.

Примерно в то время Империя подняла вопрос о границах. Они были на редкость настойчивы, но я постарался похоронить это дело под ворохом второстепенных вопросов и неувязок в дипломатических протоколах наших стран. Думаю, мне это удалось, хотя, как я понимаю, теперь все это ставится мне в вину. Ты не мог бы сказать, почему мнение так резко поменялось? Поверь, это важно для меня.

— Все считают, что в разведенных тобой бумажных дебрях Порта может отыскать законную тропинку к отторжению от нас некоторых земель. Должен признаться, Фред, что я согласен с этим.

— Как же, я виноват во всем, — горько произнес Фредерик. — Не вышло с тобой, так перекинулись на меня.

— Но, ведь там и в самом деле…

— Да ничего подобного, — перебил кузен. — Возможно, при определенной подтасовке бумаг, там и отыщется комбинация не в нашу пользу, но ведь не секрет, что любая бумажка может иметь двоякое, а то и троякое толкование. Уверен, что из тех же данных вы бы могли сделать и другие выводы, просто никому это не было нужно.

— Мы рассматривали только худшие варианты, и их оказалось немало. Согласись, это здравый подход.

— Вот-вот, об этом я и говорю. Хотели обвинить меня, и обвинили.

— Я здесь ни при чем, я был сам в бегах, — напомнил Ланс.

— Да, конечно, я слегка забылся… С тех пор я сам по себе, Ланс.

— Ты так и не сказал, почему перестал меня подозревать.

— Я помню. Прежде всего, ты должен знать, что изменилось мое мнение относительно недавно, и это было следствием как проведенного мной расследования, так и моих догадок.

— Будь добр, поподробнее об этом.

Фредерик сегодня был — сама кротость.

— Обвинив тебя, я не успокоился и продолжал искать дальше. Я был уверен, что ты действовал не один. Первым кандидатом был, естественно, сбежавший вместе с тобой, Винсент. Но Винс — рыцарь, без страха и упрека, и копать под него — дело чрезвычайно тяжелое и почти бесперспективное. Даже притом, что он так явно поддержал тебя и вел себя по отношению к остальным очень дерзко, никто так и не решился открыто обвинить его в соучастии в убийстве. Подсознательно все понимали, что именно так он и должен был поступить, и скорее заподозрили бы неладное, включись он в охоту на тебя.

Вскоре и я отказался от этой версии. Какое-то время я подозревал Эдвина, волком смотревшего на меня и почти не скрывавшего своего желания убивать. Но проследить его для моих сыщиков труда не составило. Я знал чуть ли не по минутам его жизнь в пределах месяца до убийства, и, естественно, все, что он делал после. Эдвин — бесхитростный, ни на что не годный дурак, вся жизнь которого, как раскрытая книга. Это был и не он. Где-то в тот промежуток времени все прибрал в свои руки Леонард, и у меня появилась масса свободного времени. Боль не ушла, но чуть отступила, и я мог более трезво смотреть на вещи. И меня впервые насторожило отсутствие Эмилии.

Заметив недоверчивое выражение на лице слушателя, он повторил:

— Да, да, Эмилии. Мы привыкли считать, судя по жесткости содеянного, что убийцей был мужчина, но, строго говоря, это могла быть и женщина.

— Конечно, — саркастически согласился Ланс, — могла, например, перерезать компанию опытных, хорошо вооруженных воинов.

— Почему бы и нет? Эмилия не так уж и проста, как привыкла выставляться. Вспомни-ка, как часто горел свет в ее окнах, когда весь Дворец спал. Мы привыкли думать, что она давится дешевыми романами для престарелых дев, но ведь мы только так думали. Что, если все это время она упорно училась и ждала своего часа.

— И все равно, в это верится с трудом.

— Да, тогда я и сам не верил, что она убила отца и его охрану. По-моему мнению, это сделал ты, она же действовала в паре и устранила пущенного по твоему следу шпиона, а потом у меня из-под носа выкрала оружие. Это ей вполне по силам. Она — почетный Президент Стрелкового Общества и обращается с луком и арбалетом так, как нам с тобой и не снилось. Я сам видел, можешь мне поверить. Короче, я уделил ей особое внимание. Потом объявился ты и я был готов выйти и потребовать твоей головы, но… тогда я был уже далеко не тот, что раньше. Наши не скрыли твоего появления, и более того, судя по их поведению, стали тебе полностью доверять. А я стал задавать себе вопросы. Теперь пойдут мои догадки, ты же можешь, по ходу дела, подтверждать либо опровергать их.

— Идет, — согласился заинтригованный сверх всякой меры Ланс. — Должен сказать, что ты скромничаешь, считая, что находишься в изоляции.

Фредерик улыбнулся:

— Приходится изворачиваться. Итак, судя по тому, что тебя не убили сразу после появления, ты сумел как-то оправдаться. Могу предположить, что были применены нестандартные методы допроса, исключающие возможность лжи.

Дождавшись кивка, он продолжил:

— Лично я знаю три способа. Первый — допрос под гипнозом, второй…

— Хватит, ты уже угадал, — перебил Ланс и тут же пожалел об этом.

Сам он знал лишь один, испытанный на собственной шкуре, и был бы не прочь узнать на будущее еще несколько. Но теперь, разумеется, было поздно спрашивать.

— Отлично, но как им удалось сломить твое сопротивление? Ты ведь маг и к тому же природный аморф.

— Они что-то ввели мне, когда я был в бессознательном состоянии, — неохотно признался Ланс.

— Я так и думал, — не без гордости заключил Фредерик, — и это означало, что не ты убил отца, если только… если только остальные не желали смерти папы из-за его участия в каком-то неблаговидном деле.

Догадливость брата ошеломила Ланса, и по выражению лица того он понял, что не сумел скрыть это.

— Что вы там нашли? — негромко спросил Фредерик.

У него были более чем законные права знать все, поэтому Ланс счел себя не вправе молчать.

— У твоего отца было тайное соглашение с кланом убийц Дже-ту. За ранением Виктора в церкви, в день похорон Лоуна, стоит именно он.

— Это точно? — только и спросил Фред.

— Боюсь, что да. Имеется официальный документ. Только во времена, о которых мы говорим, никто еще не знал этого. Мне поверили лишь потому, что я не стоял за убийствами. О твоем отце мы узнали гораздо позже.

— В этом документе упоминается еще кто-нибудь, кроме отца?

— Нет, только он.

— Жаль, хотя с другой стороны, и хорошо.

— Почему?

— Я боялся, что там будет упомянут и Виктор.

— О, Свет! Разве Виктор…

— Не то, Ланс, погоди. Что бы отец ни натворил, но он мертв, и перспектива потерять еще и брата…

— Да, конечно, я понимаю. Но, что еще заставило тебя снять с меня подозрения?

— Поведение Эмилии.

— Похоже, ты единственный, кто что-то знает о сестре.

— Я следил за ней, и даже смог задним числом выяснить некоторые подробности ее жизни. Весьма и весьма настораживающие. Во-первых, она следила за всеми нами, а особенно за тобой и Винсентом.

Не знаю, как ты жил, но если у тебя случались неприятности, то есть немалая вероятность того, что за ними стояла наша глупышка Эмилия. Есть также большая вероятность того, что она опирается на серьезную поддержку извне. Мне известно, что она встречалась с эмиссарами Порты. И еще одно: более полугода назад она какое-то время прожила в этом самом городке и очень часто встречалась с главой секты, чей центр расположен неподалеку. Они называют себя Церковью Единого Творца. Чтоб выяснить это мне пришлось войти к ним в доверие. После отъезда отсюда, она, по всей видимости, прошла Пещеру Снов, ведущую, как ты знаешь, в Долину Идола. Это меня напугало. Если за всем стоит Торикс — нам крышка.

70
{"b":"7178","o":1}