ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— С утра, во Дворце, а ближе к обеду выехала в город.

— Где тебя застало сообщение о смерти дяди?

— В городе. Во Дворец я прибыла позже всех.

Это не соответствовало рассказу Фредерика, но никто не стал указывать на противоречия.

— Продолжай, — попросил Леонард.

— Из отряда, посланного по ваши души, вернулось только несколько человек, от которых я узнала, что задание выполнено лишь наполовину и устроила собственную охоту на Винсента. Но он все же ускользнул. Надо сказать, что с остальными нашими я не контактировала, и потому прошло немало времени, прежде чем я начала подозревать, что и Ланс уцелел. На эту мысль меня натолкнуло отсутствие каких-либо сведений об обнаружении его тела. Я проделала известную мне часть пути, каким уходил от преследования Винсент, и нашла раненого брата в Миссии Единого Творца. Брат был практически беспомощен, и я решила последить за ним. Вел ты, Ланс, себя образцово, не пытался с кем-либо связаться и, казалось, был озабочен исключительно собственным здоровьем. Я ожидала другого поведения и потому была несколько озадачена. Еще больше ты удивил меня, когда по выздоровлении отправился в Долину Идола, к Торикс.

— Ты следила за мной до самой Долины?

— И в Долине тоже.

— Так ты прошла Пещеру Снов?

— Едва ли не одновременно с тобой.

— Странно, что я ничего не заметил. Между прочим, как тебе далось прохождение пещеры?

— А в чем дело?

— В тот раз я одолел ее играючи. Возможно, это как-то связано с твоим появлением. Если так, то в будущем лучше ходить там парами.

— Тебе просто повезло проскочить раньше, чем все началось. А вот мне досталось за двоих. До сих пор не понимаю, как я вырвалась оттуда.

Глаза сестры наполнились ужасом, но она быстро взяла себя в руки.

— В Долине я тебя потеряла.

— Это ты убила слуг Торикс?

Сестра опустила глаза.

— Я просто защищалась.

— Ты очень огорчила Хозяйку Долины.

— Знаю, мы долго разговаривали.

— Я удивляюсь, как она тебя вообще отпустила.

— Мы поняли друг друга.

— О чем вы беседовали?

— Обо всем понемногу. В том числе и о тебе.

— Я тронут.

— Торикс верит в твою невиновность, а мне пришлось поверить ей. Мы с тобой не враги, Ланселот.

— Честно говоря, теперь мне уже все равно. Но продолжай.

— В моем списке осталось два человека — Фредерик и Виктор.

— Почему ты не связалась с кем-то из нас? — спросил Леонард.

— Не все ли равно, почему? — равнодушно пожала плечами сестра. — Итак, я стала следить за детьми Кардигана…

— Постой, а где была ты сама? — полюбопытствовал Винсент.

— Повсюду, — Эмилия усмехнулась. — Чтоб поспевать за событиями, мне пришлось изрядно попутешествовать. Виктор вел себя тихо и хлопот мне практически не доставлял, чего нельзя сказать о его братце. Фредерик развил бурную деятельность и вся она, так или иначе, была связана с Империей. Всего он более десяти раз инкогнито встречался с официальными лицами Порты. Последняя встреча произошла во время ваших переговоров на востоке.

— Это невозможно, — возразил Леонард. — Все это время он находился в своих владениях.

Эмилия насмешливо оглядела близнеца.

— Это ты так думаешь.

— У тебя есть доказательства?

— Может быть, дослушаешь до конца? — осведомилась сестра.

— Прости.

— Я не знала, что связывает Фредерика с имперцами, и чтоб собрать против него свидетельства, нужны были новые, нестандартные ходы, для чего, в свою очередь, нужно было кардинально пересмотреть свои взгляды на все происходящее. Не буду вас утомлять пересказом хода своих размышлений, скажу лишь, что я решила исходить из того, что Фредерик враг. И вот, что у меня получилось.

Фред, тайно поощряемый Империей, рвется к власти. Скорее всего, заодно с отцом и братом. Отсюда и эти их подозрительные связи с Портой и Дже-ту. Далее, я связала покупку герцогом дома для генерала Туура с убийствами Лоуна и Латиниуса и, кстати, с покушениями на мою собственную персону, коих всего было три. Мотив прост — семейка расчищала дорогу к Трону. Немного смутило меня убийство самого герцога, но потом, как и все остальные, я решила, что это дело рук Ланса, также рвущегося к власти. Еще больше меня укрепило в подозрениях то, как Фред вел дела с Портой после того, как вы дали ему некоторую свободу. Именно на этот период приходится пик его встреч с имперцами.

Потом приключилась встреча с Торикс, после которой вопрос об убийстве герцога стал вновь актуален. Если это сделал не Ланс, то кто? Я поняла, что упускаю какую-то важную деталь, и поставила вопрос по-иному: почему именно на Семью герцога Кардигана Порта сделала ставку в игре против нас? Я пересмотрела все, касающееся этого семейства, документы, вплоть до рождения самого Кардигана и ничего не нашла. Тогда я обратилась к своим друзьям в Империи, где, как известно, супруга герцога имела сильные родственные связи. Мое поколение по ту сторону границы также ничего стоящего дать мне не смогло, но, совершенно случайно, до меня дошел одни замшелый, давно позабытый слушок. Легкий полунамек, сплетня, прокатившаяся по Империи лет тридцать назад.

Эмилия прервалась и внимательно оглядела слушателей.

— Держитесь за стулья, мальчики… Когда-то, правда совсем недолго, в Империи из уст в уста передавалась одна скабрезная байка, бросающая тень на моральный облик нашего отца.

Сестра вновь оглядела братьев и добавила:

— И ставящая под сомнение официальную версию происхождения нашего кузена.

И после еще одной паузы:

— И заставляющая усомниться в достоинствах герцога Кардигана, как мужчины.

— Что означает этот бред? — медленно спросил Леонард.

— А то, что отцом Фредерика является не герцог, а наш отец, и значит, Фредерик приходится нам не двоюродным, а родным братом. А значит, он обладает всеми правами прямого престолонаследника.

Оглушенные новостью, они были в состоянии только молча сидеть и не верить.

— Чушь, — неуверенно произнес Винсент. — Где доказательства?

Эмилия громко рассмеялась и ткнула пальцем… в Ланса:

— Вот одно из них. Сидит прямо перед вами!

Добрый десяток секунд понадобился Лансу, чтоб понять, что сестра намекает на его удивительную схожесть с Фредериком… и с отцом. Ту самую схожесть, что так часто служила поводом для шуток и подтрунивания в детстве, и что помогала им в многочисленных розыгрышах. Ту самую схожесть, на которую так любили указывать взрослые, встречая Ланса и Фредерика вместе.

Что стала соринкой в глазу, но уже привычной, вросшей в плоть, ставшей ее составной частью. И как-то сразу Ланс поверил сестре! Нет, он, конечно же, пытался разбить сплетенную Эми сеть доказательств, достаточно тонкую и ломкую, но в душе почти не сомневался, что рано или поздно правота сестры подтвердится.

— Если так, то почему он просто не рассказал нам обо всем? Или не потребовал объяснений у отца? — спросил Винсент таким тоном, словно заранее ждал, что сестра даст исчерпывающий ответ.

— Думаю, официальных бумаг, подтверждающих его права, нет. Он и сам мог узнать об этом только после смерти Дарвина. Во всяком случае, эта версия более других мне нравится.

— А герцог знал об этом? — негромко спросил Леонард, ни к кому конкретно не обращаясь.

Но Эмилия ответила:

— По-моему, да. Я всегда была самого высокого мнения о дяде.

Винсент сильно ударил кулаком по подлокотнику кресла и вскричал:

— Что же у них там творилось, в этом чертовом семействе?

Эмилия исподлобья взглянула в его сторону:

— Хочешь, расскажу?

— Да, — просто ответил старший брат.

— Хотя отношения между ними начали портиться еще при жизни отца, все же настоящие разногласия начались когда его не стало, — без предисловий начала сестра. — Думаю, решающую роль сыграло раскрытие Портой Фредерику тайны его рождения. Я не сомневаюсь, что герцог также все знал, но намеренно старался скрыть правду от… все-таки, сына. Но тот все узнал, и отношения между ними совсем испортились, хотя Фреду и удалось привлечь к своим начавшимся играм с Империей и отца и брата. Вряд ли они хотели предавать свою страну и, скорее всего, собирались, опираясь на поддержку Порты, просто захватить власть, отдав по возможности взамен как можно меньше. Но теперь понятно, что получилось немножко по-другому. Империя умело подогревала обиду Фредерика, и за его спиной одновременно вела переговоры с герцогом и Виктором. Чем больше проходило времени, тем больше их взаимоотношения запутывались, и когда-нибудь самый нестойкий должен был сорваться. Таким оказался Фредерик. Жажда справедливости переросла в жажду мщения за мнимые унижения с нашей стороны и он, явно сломав все их предварительные договоренности, решил идти напролом. Ограбив и убив Латиниуса, он на следующий же день отравил Лоуна. В промежуток времени между убийством и похоронами брата, он попытался убрать еще кого-то, руками человека, метнувшего нож в Храме и попавшего в Виктора. В это время он покушался на меня и, может быть, кого-то из вас. Мне об этом ничего не известно. Вся эта деятельность вряд ли понравилась Порте, и она попыталась образумить братца, возможно обращаясь прямо к нему, возможно, через его отца. Не знаю, согласен ли был старый герцог с методами сына, но где-то в это же время в руки генерала Туура попадает документ, уличающий его самого в сомнительных связях с Дже-ту. Боясь показаться вам одержимой манией преследования, все же рискну предположить, что этот документ был подсунут генералу все той же Портой, может быть даже вкупе с другими бумагами, указывающими на то, что Лоуна убил старый герцог. Трон пуст, королевская власть ослаблена, и генерал решает подзаработать. Не приходится сомневаться, что дядя, шантажируемый с двух сторон, и Империей и Тууром, пытается отговорить Фредерика от дальнейших безумств. Но, судя по еще двум покушениям, совершенным на меня, делаю вывод, что безуспешно. Более того, узнав о проделках полицмейстера, Фредерик убивает и того, хотя это и не помогает ему уничтожить договор, компрометирующий отца. Если конечно он действительно у вас.

79
{"b":"7178","o":1}