ЛитМир - Электронная Библиотека

Элинор Фарджон

Седьмая принцесса

Eleanor Farjeon

THE LITTLE BOOKROOM

© THE LITTLE BOOKROOM © Miss E. Farjeon Will Trust, 1955

© Варшавер О. А., перевод на русский язык, 2015

© Рудько М. С., иллюстрации, 2015

© Оформление. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2015

Machaon®

* * *
Седьмая принцесса - i_001.png
Седьмая принцесса - i_002.png
Седьмая принцесса - i_003.png
Седьмая принцесса - i_004.png

Золотая рыбка

Седьмая принцесса - i_005.png

Жила-была золотая рыбка, маленькая, совсем малёк. Жил наш малёк в морских глубинах в те незапамятные времена, когда всем рыбам – и большим, и малым – там хватало места. Жил малёк мирно и счастливо, одна лишь была забота – не угодить в рыбачьи сети. Отец всех рыб, морской Царь-Нептун, наказал детям строго-настрого: к сетям не подплывать. И рыбы легко избегали опасности, а среди них и наш золотой малёк. Он резвился на просторе в голубых и зелёных водах, а в жару спускался к самому дну, зарывался там в песок или медленно пробирался меж раковин, жемчужин и кораллов, возле огромных валунов, поросших анемонами, а вокруг вились и колыхались пёстрые жёлто-зелёные водоросли. Иногда золотой малёк всплывал на поверхность, где по морской глади гнались друг за дружкой белые барашки или огромные валы, будто стеклянные горы, вздымались над бездной и разбивались о скалы на бессчётные тысячи брызг. Иногда, поднявшись наверх, малёк замечал ещё выше, в ясных голубых водах, огромного огненного кита. Кит сверкал не хуже нашего малька, но был большим и круглым, как медуза. Порою же вместо золотого кита в вышине появлялась невиданная серебряная рыба. Небо тогда бывало тёмным, а рыба то круглилась, то плыла боком, выставляя вперёд острые серебряные плавники. Наш золотой малёк завидовал огромному огненному киту и ревниво следил, как он плывёт в голубой дали. Зато в серебряную рыбу он влюбился с первого взгляда и всё стремился к ней, в вышину. Но, странное дело, мальку всё время что-то мешало: только всплывёт на поверхность – дыхание тут же сбивается, и малька отбрасывает обратно в глубины, откуда серебряной рыбы даже не видно. Тогда золотая рыбка-малёк бросался в погоню, летел по бесконечным морским просторам вслед за серебряной рыбой, а та опускалась всё ниже и ниже – вот-вот нырнёт в море… Но – увы! – ни разу не довелось им встретиться.

Однажды ночью был полный штиль; наш малёк плыл у самой поверхности и вдруг увидел над головой тень громадной тёмной рыбы. По её брюху тянулся длинный острый плавник, а сама рыба высилась над морем. Всех рыб – и больших, и малых – знал наш малёк, но такой не встречал никогда! Больше кита! А черна-то, черна – точно чернила у каракатицы! Малёк поплавал вокруг, потыкался любопытным носом в брюхо этой громадины и наконец спросил:

– Ты что за рыба?

Огромная чёрная тень качнулась и засмеялась:

– Я вовсе не рыба. Я – корабль.

– Что же ты делаешь в море, раз ты не рыба?

– Сейчас отдыхаю, потому что ветер не надувает мои паруса. Но я дождусь попутного ветра и отправлюсь путешествовать по свету, по миру.

– Что такое мир?

– Всё, что есть вокруг – видимое и невидимое.

– Выходит, я тоже мир? – удивился малёк.

– Разумеется.

Малёк весело плеснул хвостом:

– Вот так новость! Вот так радость!

Проплывавшая мимо морская свинья сделала мальку выговор:

– Что это ты расшумелся?

– Я – свет! Я – мир! – не унимался золотой малёк.

– Кто тебе сказал?

– Рыба-корабль, – ответил малёк.

– Вздор! – отозвалась морская свинья. – Пускай докажет! – И она поплыла дальше.

Малёк присмирел, его радость омрачило сомнение.

– Как это мир может быть невидимым? – спросил он у корабля. – Если мир – это я, значит, я должен видеть его целиком!

– Придётся поверить мне на слово. Такому малышу не увидеть целиком весь мир. За горизонтом всегда будет что-то скрываться – неведомые земли, невиданные чудеса. Наш мир круглый, как апельсин, но и этого тебе не увидеть и не понять.

И корабль поведал мальку о неведомых землях, что лежат за горизонтом, о мужчинах, женщинах и детях, о цветах и деревьях, о птицах с глазами на пёстрых хвостах, раскрывающихся, словно веер. Он рассказал о белых и чёрных слонах, о колокольнях с дивным перезвоном… А золотой малёк плакал от тоски, оттого, что не заглянуть ему за горизонт, не понять, что мир кругл, не увидеть и не объять всего, что есть в этом мире.

Корабль посмеялся над его печалью:

– Дружочек, не плачь! Будь ты сама луна или даже солнце на небосклоне, тебе и то не удалось бы увидеть всё разом. Они тоже видят лишь свои полмира!

– Кто такая луна?.. – спросил малёк.

– Вон та серебряная полоска на небе.

– На небе? – удивился малёк. – Я думал, это другое море… А серебряная рыба, значит, зовётся луной?.. Ну, а солнце что такое?

– Огненный шар, который катит по небу днём, – ответил корабль. – Говорят, что он – возлюбленный луны и дарит ей свой свет.

– А я… Я отдам ей весь мир! – воскликнул золотой малёк.

И, пробив морскую гладь, взметнулся ввысь изо всех сил. Но до луны не допрыгнул, свалился обратно в море, золотым камешком опустился на самое дно и горько-горько заплакал. Он плакал много дней. Корабль рассказал ему слишком много, его маленький разум тщился разобраться – и не мог, но душа полнилась тоской и желанием. Хотелось завладеть серебряной луной, хотелось стать могущественней самого солнца, хотелось увидеть весь мир – сверху донизу, до горизонта и за горизонтом…

Царю-Нептуну, правителю морских глубин, случилось как-то проплывать в тех краях меж белых и алых кораллов. Вдруг он услышал не то смех, не то храп, не то хрюк и увидел жирную морскую свинью – бока её от хохота ходили ходуном. Невдалеке, среди своих слёз, грустил золотой малёк.

Царь-Нептун, как всякий хороший отец, старался делить со своими детьми все беды и все радости. И он спросил морскую свинью:

– Что тебя развеселило?

– Ха-ха-ха! – хрюкала свинья. – Золотой малёк так горюет – обхохочешься.

– Что за горе у малька? – спросил Царь-Нептун.

– Ха-ха-ха! Тоже мне горе! Он тут плачет уже семь дней и семь ночей, все глаза выплакал! Ха-ха-ха! Хочет взять в жёны луну, победить солнце и завладеть миром!

– Ну, а ты? – промолвил Нептун. – Не доводилось тебе мечтать и горевать?

– Мечтать?! – фыркнула свинья. – Эти луна и солнце – простые светильники. Кому они нужны? И о мире нечего плакать – ни потрогать его, ни съесть… Нет, папенька! Вот если у меня обед из-под носа уплыл, я горюю. А на остальное – плевать!

– Что ж, – промолвил Нептун. – Всякой твари есть место в этом море.

Склонившись над золотой рыбкой-мальком, он поднял его на руки и укоризненно погрозил пальцем:

– Ну, будет, детёныш. Хватит плакать. Слезами горю не поможешь. Ты в самом деле хочешь взять в жёны луну, победить солнце и завладеть миром?

– Да, папа! Очень хочу! – встрепенулся золотой малёк.

– Тогда решено! Полезай-ка ты в рыбацкие сети. Вон, видишь, темнеют над головой? Не боишься?

– Не боюсь, если они помогут мне получить всё, чего я так хочу!.. – отважно ответил малёк.

– Что ж, рискни! Твои желания сбудутся! – пообещал Царь-Нептун и выпустил золотого малька.

Седьмая принцесса - i_006.png

Тот вильнул плавниками и храбро устремился к разинутой сетчатой пасти. Когда сеть уже почти захлопнулась, Нептун запустил туда ещё одну рыбку и, погладив зелёную бороду, поплыл дальше по своим владениям среди своих чад – больших и малых.

1
{"b":"71785","o":1}