ЛитМир - Электронная Библиотека

Визитеры были наслышаны о том, что надо приносить рафинад, который лежал две-три ночи под подушкой, причем принести его мог и другой человек, все равно прогнозы были точными. Не отказывалась провидица и от денег, которые бросали в копилку – на храм. Но больше всего она любила, когда ей приносили… игрушки. Объясняется это, вероятно, тем, что ее голодное детство было лишено таких радостей.

Поздно ночью, когда домочадцы спали, она брала в руки каждую игрушку и разговаривала с ней. Помнила, кто что принес, и еще раз прокручивала события, связанные с конкретным человеком. Надо полагать, игрушки отвечали ей – ведь Ванга понимала язык неодушевленных предметов, животных и растений…

Обычно провидица уделяла посетителю три-пять минут, но при необходимости визит мог занять и больше времени, вплоть до часа. Ванга говорила, что спит она всего лишь восемь минут и больше нее работают разве что черви. И действительно, рабочий день ее начинался в шесть-семь утра, люди даже считали, что в это время связь Ванги с силами, питающими ее дар, максимально крепка, а предсказания особенно четки и точны. Заканчивался прием поздно, почти ночью.

Интересен вопрос: а как сама ясновидящая объясняет природу своего феноменального дара? Вначале она говорила, что виденное и услышанное ей приснилось или явилось в видениях, но со временем ее представление об «информаторах» изменилось:

– Вокруг меня обитают прозрачные существа, они подают голоса и сообщают информацию, которую я передаю людям. Эта информация достаточно достоверна и может касаться как умерших, так и ныне живущих. При этом ни расстояние, ни время никакой роли не играют. Бывает и немного по-другому: жизнь любого из приходящих ко мне прокручивается перед моим мысленным взором, как на кинопленке.

Общение с умершими

Ученые единодушно сошлись во мнении, что наиболее удивительная грань ее дарования – общение с умершими, причем ушедшими из жизни как недавно, так и десятки лет назад. На протяжении всей истории человечества люди задавались вопросом: «Что находится за пределами загробного мира и существует ли он вообще?» Одни верили в райские кущи, тишь, да гладь, да Божью благодать, другие напрочь отрицали существование после кончины. В конечном итоге люди незримо разделились на два лагеря: верующие в загробное царство – религиозно настроенные и неверующие – материалисты и атеисты. Кто прав – наука пока не дает конкретного однозначного ответа. Ведь для всех нас, обычных людей, канал между земным и «тем» мирами закрыт, а иметь контакты с усопшими мы можем разве что во сне. Такие сны обычно изматывают и придают ощущение разбитости, усталости. И лишь для избранных, ярким представителем которых является наша героиня, этот канал открыт. Стоит ли говорить, какой непомерной ношей ложилось на ее душу бремя ее чудесного дара?!

Контакт был двусторонним: и Ванга могла спрашивать у покойников то, что интересует их близких, и родные, в свою очередь, могли через нее «беседовать» с усопшими. Некоторые рассказывали, что даже слышали тоненький, еле слышный, как в плохом телефоне, голос с того света или же шепот. А кое-кому Ванга устраивала и «свидания» с умершим, то есть давала возможность пообщаться. Такие сеансы отнимали у нее уйму сил и могли вызвать не только нервное расстройство, но и припадок. Поэтому многие уже знали, что если предстоит разговор о покойном, надо принести с собой цветок в горшке и свечи. Очевидно, эти предметы брали на себя негативную энергию и нейтрализовывали ее, не давая проникать в биополе находящихся в комнате и в первую очередь самой провидицы.

В начале 80-х годов в Рупите, записавшись, как положено, за несколько месяцев вперед, прибыл некий Вилко Панчев из Пловдива, еще нестарый мужчина с пшеничными усами.

Оробевший Вилко, поздоровавшись, видно, от страха решил не тянуть «быка за рога» и начал прямо с порога:

– Тетя Ванга, вы моя последняя надежда. Дело серьезное. Я удачно женат вот уже 15 лет. У нас рождались через каждые полтора-два года дети, всего их было шестеро, и все умирали вскоре после рождения! Мы с моей Славой любим друг друга и очень хотим детей! Помогите ради Бога!

Пророчица в таких случаях не торопилась выдавать свой «вердикт». Одно дело – пропала корова или собака, и совсем другое, когда речь идет о живых человеческих душах. Вот и сейчас она посидела около минуты, при этом лицо ее как-то напряглось, а взор (если можно так сказать) устремился куда-то в глубь ее существа. Надо думать, она вступала в контакт со своими небесными собеседниками. После недолгой паузы мужчина услышал:

– А ты помнишь свою мать? Я знаю, ее уже нет в живых, но она стоит передо мной, словно живая, и все мне рассказывает. После этого общения я поняла, что ты сильно провинился перед матушкой. Не желаешь ли осознать вину и очистить совесть?

Мне известно все, но я хочу услышать от тебя, что ты чувствуешь…

Вилко думал недолго. Перед Вангой – он уже понял – лукавить бесполезно, и начал рассказывать:

– Когда мне было 16, моя мать забеременела. Ей тогда уже было 37 лет; представьте, как я стыдился перед сверстниками своей матери, ее огромного живота! Ребята надо мной насмехались, ну а я… я постепенно возненавидел то существо, которое растет в ее животе! Когда родилась сестра, я совсем потерял голову – все смешалось: жалость к матери, неприязнь к маленькой сестричке, стыд перед друзьями, у которых матери и не думали безобразить свой живот беременностью. В конце концов, перевесило последнее. Я, уже будучи взрослым парнем, старался всячески избегать мать, а сестру и вовсе не признавал, что она есть, что нет – мне без разницы.

– Вот и мой ответ тебе: ты не уважал и не любил мать, не осознавал главный закон Космоса – заботиться о ближнем! Да и просто человеческие нормы нравственности ты не постиг! Что посеял – то и пожинай! Ты не понял мать, осуждал дитя в ее чреве, так что ж ты ждешь теперь?

Кажется, Вилко кое-что понял, тем более что провидица уделила ему больше времени и внимания, чем прочим ждущим своей очереди. Он поблагодарил тетю Вангу и попросил совета на будущее.

Она поинтересовалась его собственным мнением на этот счет.

– Да хочу повиниться перед уже умершей матерью, наладить отношения с сестрой.

Ясновидящая была довольна ответом и сказала, что после такого искреннего раскаяния у них будут рождаться здоровые дети. Уходя, Вилко задержался на пороге и спросил:

– А откуда ты, тетя Ванга, узнала о моей покойной матери? А-а, наверное, она вошла к тебе вместе со мной.

– Нет, ты не прав, покойники сами приходят ко мне, потому что я для них – врата, ведущие в загробный мир и обратно, к нам. Я связываю эти два мира, и через меня ты можешь задавать матери вопросы, а я передам тебе ее ответы.

Накануне нового, XXI века мне удалось с помощью друзей разыскать семейство Панчевых – ведь в мою задачу входило не только собрать информацию, но и узнать, насколько она достоверна и как помогли советы Ванги. Представьте себе, что супружеская чета воспитывает уже троих детей, старший из которых, Борислав, ныне студент. Подрастают и две девочки-погодки, а счастливые родители отнюдь не думают на этом останавливаться!

Устами Ванги усопшие рассказывали: там, где они обитают сейчас, нет ни рая, ни ада, ни забвения, ни пропасти. Это – тоже целый мир, но совсем не такой, что на земле. Более того, попав туда, умерший поначалу даже не видит особой разницы и думает, что он жив. «Но где же мои дети, родные и близкие?» – кричит он, зовет их к себе, пытается достучаться – но они не слышат. И именно невозможность видеть их, общаться, как раньше, и делает восприятие собственной смерти реальным. Сама Ванга смерти не боялась, а когда спрашивали, как та ей представляется, отвечала, что для каждого человека она такова, какой он себе ее видит. Для одних она является в традиционном виде – старуха с косой, для других – красивая молодая девушка с распущенными волосами, для третьих – русоволосый добрый молодец…

11
{"b":"7179","o":1}