ЛитМир - Электронная Библиотека

– Они, они… приходили ко мне, они говорили со мной.

– Кто, дочка? – ласково спросила Танка.

Однако Ванга ничего не могла больше сказать и впала в забытье.

Мать и другие родственницы немедленно начали промывать Ванге глаза, делать примочки из листьев подорожника, мазать домашними мазями, но ничего не помогало: вскоре глаза покраснели, а потом постепенно стали покрываться белой пленкой. «Нет, надо к доктору», – решили на семейном совете. Панде вместе с братом повез пострадавшую на телеге в город Скопье. Вердикт лекарей однозначен: «Нужна операция». И сделали даже не одну, а две операции, но безуспешно, зрение стремительно ухудшалось. Посоветовали обратиться в Белград, там, мол, и врачи другие, и медицина сильнее. Родители, заняв денег, поехали с дочерью туда. Врачи пообещали за пятьсот левов сделать операцию. Отец умолял столичных врачей сжалиться над бедствующей семьей, мать плакала и обещала всю жизнь молиться за них, но медики были непреклонны. Правда, согласились «сбросить» двести левов. Но и оставшаяся сумма была для бедняков непомерной, и они уехали восвояси, получив на прощанье совет:

– Хорошо кормите ребенка, не нагружайте его домашней работой. Пусть больше спит и гуляет на свежем воздухе.

Зрение стремительно падало, и если поначалу Ванга могла различать свет и мрак, силуэты людей и животных, то вскоре перед ее глазами была лишь черная беспросветная пелена. Ясные голубые очи будущей провидицы навсегда перестали видеть. Как она плакала, как умоляла святых, с которыми успела подружиться во сне, вернуть зрение, открыть голубые глазки, но ничего и никто помочь уже не могли! Впрочем, помощь была – но какая! Об этом и сама пострадавшая, и ее родные, и ее страна, и весь мир узнали значительно позже…

Конечно, трудолюбивая девочка не могла сидеть сложа руки, она хорошо вязала, умела шить, и, уже будучи слепой, по памяти вышивала салфетки и вязала соседям шарфики, носки, варежки… О хорошем питании, разумеется, и речи быть не могло. Семья снова увеличилась, и не хватало еды для самых маленьких. Недоедание и у детей, и у взрослых было постоянным.

Интересно отметить, что стихийное бедствие, обрушившееся на Вангу, даже для старожилов явилось полной неожиданностью: ни до, ни после случая с Вангой такого урагана, а тем более смерча в этих краях никогда не было.

Жестокая судьба выпала на долю нашей героини, и хотя на этом ее беды не заканчиваются, все же потеря зрения, согласитесь, – одна из величайших трагедий. Впрочем, опять же, как знать, может именно для того Высшие силы и лишили ее такого привычного и необходимого нам, простым смертным людям, зрения, чтобы дать другое, понять которое наука пока не в силах?

Любовь чистая и невинная

Вот так и жила будущая провидица: ухаживала за младшими членами семьи, за животными, подметала во дворе, чистила всю утварь в доме. Никогда не сидела сложа руки и любила, чтобы каждая вещь знала свое место.

По-прежнему обвязывала и обшивала соседей, радуясь тому, что хоть как-то помогает семье. Соседи, конечно, тоже были небогаты, но, жалея слепую девочку и восхищаясь красивыми узорами на наволочке или добротно связанным свитером, несли в дом Сурчевых, что могли: несколько яичек, пяток-другой картошинок, жбанчик молока. А иногда они приносили шерсть от овец и коз, и тогда Ванга могла спрясть и связать одежку и для своей семьи.

Однако времена наступили совсем тяжелые: Панде по-прежнему работал пастухом у хозяина, Танка нянчила детишек. Добрая (а не злая, как часто бывает в сказках) женщина, искренне полюбив девочку, заметила, что та временами как-то засыпает на ходу, а потом выдает такие вещи, о которых никто и знать не мог.

– Ванга, доченька, что с тобой, почему ты спишь сидя, приляг, я же понимаю, как ты устала.

– Нет, мама, я и не устала вовсе, просто ОНИ ко мне пришли и со мной говорят… Они мне все рассказывают и о тебе, и о папе, и обо всех нас. Вот я знаю, что тебе больше не надо рожать ребеночка, моя мама умерла от этого, такая же судьба ждет и тебя.

– Да кто они, дочка, какие они, откуда взялись? – недоумевала Танка.

– Нет, матушка, они не велели мне рассказывать.

Со временем Панде, Танка, родственники и соседи еще больше уверовали, что девочка растет необычная, даром что слепая.

– Давай отправим ее в школу для слепых, грамоте учиться, – предложила мачеха.

– А что, дело верное: она у нас такая умненькая, может, нас еще учить будет. Да и лишний рот, сама знаешь, какая для нас обуза.

И вот наша героиня, в свои неполные пятнадцать лет, оказывается в специальной школе для слепых детей и подростков. О, как много здесь ее собратьев по несчастью, и как-то получается, что она среди них – главная. Еще бы, такая рассудительная, да еще и так интересно рассказывает о растениях, животных, ангелах и других небесных существах, с которыми она, в отличие от других, запросто общается. В школе Ванга научилась азбуке Брайля, игре на пианино, усовершенствовала мастерство в вязании и вышивании.

Как обычно, вечером, перед сном, компания новых друзей собирается вокруг Вангелии.

– Поправь-ка воротничок, он у тебя съехал на бок, – тихонько шепчет она своей ровеснице, темноволосой Лиле.

– Ой, спасибо, да только… как ты… откуда ты это узнала?.. – от растерянности ошеломленная Лила не смогла подобрать слова.

Впрочем, подобного рода случаи происходили часто, и постепенно товарищи перестали удивляться. Они даже гордились Вангой и рассказывали о ее необычных способностях своим родным. Так прошло два года. Однажды к компании присоединился Димитр, симпатичный русоголовый юноша, тоже слепой, как и все в этом заведении. Он сразу обратил внимание на интересные рассказы молоденькой Ванги. Постепенно молодые люди сблизились и стали искать общества друг друга.

– Какой ты красивый, Митко! А волосы у тебя золотистые, словно пшеничный колос! – и девушка несмело прикоснулась кончиками пальцев к шевелюре парня.

– Скажешь тоже! – смутился молодой человек. – Да и откуда тебе знать, какие у меня волосы?

– О нет, дружочек мой, я вижу и знаю намного больше, чем ты или другие, кто живет с нами. Вот мне известно, например, что твоя старшая сестра замужем за пьяницей и дебоширом, она мучается с ним уже семь лет, но хочет родить от него. Так вот, так и передай родным: бросит он пить, и дитя появится, нет – так и будет ходить «пустая».

Димитр ошалел от услышанного: ведь все именно так и было. Мать и сестра часто навещали его в доме слепых и рассказывали, как донимает их Борис (так звали мужа сестры) пьянками.

Прошло несколько месяцев Митко и Ванга стали неразлучны. Ванга научилась в совершенстве вязанию, шитью, освоила также и ткачество. А обнаружив прекрасный музыкальный слух, играла на пианино, к тому же у нее был красивый голос, и вместе с Митко они составляли хороший дуэт, слушать который собирался весь дом слепых. Как можно догадаться, эта дружба переросла в любовь, и Димитр предложил своей возлюбленной руку и сердце.

Жених сообщил родным о своем решении, они были не против и даже обрадовались: какая зрячая пойдет за него, а Ванга – такая же слепая, и при этом умница, и симпатичная, и аккуратная, и добрая. Осталось дело за малым: оповестить отца невесты и испросить его благословения.

Девушка уже представляла себя в подвенечном платье, мечтала о крепкой, дружной семье, детках и счастье с любимым. Но сны ей виделись в ожидании ответа плохие. Ангелы, обычно добрые и прозрачные, почему-то стали черными и вещали уныло и печально: «Нет… нет… не жди…» Как обычно, увиденное во сне сбылось. Вместо благословения Ванга получила от Панде коротенькую весточку: «Все бросай и приезжай. Умерла Танка. Ты здесь нужна».

Нетрудно представить себе боль и отчаяние влюбленных, но Ванга ни минуты не сомневалась, что поступает правильно. Ее место – там, с родными, надо воспитывать шестилетнего Васила, Томе и совсем маленькую сестричку Любку. Времени на долгое прощание не было, и Ванга отправилась домой.

3
{"b":"7179","o":1}