ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Укрощение строптивой
Золотая клетка
Я оставлю свет включенным
Держись, воин! Как понять и принять свою ужасную, прекрасную жизнь
Иди к черту, ведьма!
Расколотые сны
Последняя девушка. История моего плена и моё сражение с «Исламским государством»
Часы, идущие назад
#черные_дельфины

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

И вот приехали мы в Рупите…

Моя мать, Светлана Игоревна Игнатьева, в конце 70-х годов, осенью поехала со мной, 9-летней девчушкой, на курорт Варны. Я росла на редкость слабым, болезненным ребенком, даже не помню периода из своего далекого детства, когда бы я не «гундосила» и не кашляла. Само собой, я часто пропускала занятия в школе, но благодаря острому уму и хорошей памяти быстро догоняла одноклассников. Так вот, на этом всемирно известном курорте моя мать, будучи интересной, общительной и разговорчивой женщиной, быстро нашла себе – ну и мне, конечно, компанию. Лидером ее была мамина ровесница – 30-летняя Рада Димова, психолог из Болгарии. Я быстро подружилась с ней и ее сыном Богданом, моим ровесником.

Моя мама поделилась с новой подругой своими проблемами. Конечно, главное было – не мои частые простуды, а совсем другое. Сестра матери, тетя Руся (полное имя ее – Руслана), на протяжении многих лет не могла родить, из-за чего муж оставил ее. Наконец, тетя решила взять младенца из роддома, так сказать, «для себя». Девочка Аленка вроде и похожа на маму, и вроде разумная. Но… это казалось только поначалу. Вот уже моей двоюродной сестричке полтора года, но она не только не ходит, но и не издает членораздельных звуков. Моя мама очень близка с сестрой и ее беды воспринимает как свои.

– Что подскажешь, Рада, ведь ты же психолог, – с отчаянием обратилась она к новой подруге.

– Я тебе вряд ли помогу, уж не обессудь. Этот вопрос еще мало изучен наукой, и я не хочу тебя обнадеживать. А знаешь, Света, давай поедем к нашей – и уже не только нашей – знаменитости – Ванге. Она тебе поможет, я уверена. Я немножко знаю ее племянницу Красимиру. Да все равно к провидице вряд ли сразу попадешь… к ней очередь не на один месяц. Ну ладно, не падай духом, я сделаю все, что смогу.

На протяжении нескольких месяцев моя мама переписывалась с Радой, а я – с Богданом. И вот наконец мы получили послание: приезжайте!

Итак, мама, тетя Руся и я – куда же без меня! – отправились в Болгарию, в городишко Петрич, где жила провидица. К тому времени ее уже называли тетя Ванга, а по-болгарски «леля Ванга».

Добираться нам надо было далеко в горы, дорога опасная, похожа на серпантин, да тут еще туман… Того и гляди свалишься в пропасть. Моя мама и тетя то и дело вздрагивали и ойкали, а мне все было нипочем: так интересно, красивая местность, все новое…

– Да успокойтесь, дамы, ничего с вами не случится! – уверенным голосом вещал наш водитель, солидный мужчина по имени Волод, – вы что, забыли, к кому путь держите? Наша леля Ванга всех оберегает. Раньше ведь здесь был опасный участок, да такой, что на нем часто гибли люди. Вангелия узнала об этом и велела принести ей мешок сахара. Пролежал он у нее сутки, уж не знаем, что она с ним делала, как обрабатывала, но по ее приказу рассыпали мы этот сахар на самом опасном участке пути. Хотите верьте, хотите – нет, но с тех пор здесь не было ни одной аварии. Так что будьте спокойны, милые женщины: ничто вашей жизни не угрожает!

Обуреваемые волнением и самыми разнообразными предчувствиями, мы не в состоянии были даже как следует осмотреться. Но все же выскажу свои первые детские впечатления: местность показалась какой-то мрачной, сумрачной, несуразной, что ли. Разве что благоухание вовсю цветущих трав и цветов скрашивало в общем-то не очень приятное впечатление. Доезжаем до домика ясновидящей. Видим еще на подходе толпы народа, машины, мотоциклы, велосипеды… Старые и молодые, хворые и по виду вполне здоровые, одни и с детьми – все они ждали, когда их вызовут к Ванге.

Пронесся ропот: «Болеет, не будет принимать… Сколько же можно еще ждать…» Но нет, люди стали исчезать за заветной дверью, а затем – выходить кто по одному, кто по двое. Одни радостно улыбаются, на глазах иных -; слезы. Мы были записаны заранее – спасибо нашей болгарской подруге, поэтому ждать пришлось недолго. Входим в домик, сразу даже мне, ребенку, бросилась в глаза стерильная чистота, обилие вышитых салфеток и множество икон на стенах.

Женщина с закрытыми глазами, невысокая, еще не старая, с молодым лицом и тонкими чертами, в черном платке встретила нас не то чтобы неприветливо, но как-то отстраненно, вроде как была занята своими мыслями. Рядом с ней сидела ее сестра Любка, которая переводила пророчества Ванги. Она немного знала нас заочно, со слов Рады.

– Извините, Света, мою сестру, она только что встретилась с нехорошим человеком, сделала ему плохой прогноз, а поскольку это не в ее привычках, она и расстроилась.

– Да, пойду передохну пяток минут, скоро вернусь, – сказала нам провидица и исчезла за дверью соседней комнаты.

– А в чем дело, Любка, может, расскажете?

– Да только что был один мужчина, такой весь из себя важный, здоровый. Сказал, что ему 63 года, а выглядел на 45, не больше. Сестра разговорилась с ним, спросила, как он живет, что его беспокоит.

– Да ничего, я всю жизнь живу только для себя, заботы ни детей, ни внуков меня не волнуют. Пропади все пропадом, моя жизнь мне дороже всего! Если мне что нужно, я ни с чем и ни с кем не посчитаюсь, хоть по трупам пойду. Старую жену бросил, нашел себе молодую девушку. Скажи, что будет дальше.

– Да ничего, хватит уж тебе!

Забегая вперед, скажу, что Любка сообщила мне, что через четыре дня этот визитер умер.

Пока мы беседовали, вернулась хозяйка. Прямо с порога обратилась к моей маме:

– Ты посмотри за окошко: стоит лето. А твой ребенок в колготках, в свитере и косынке. И почему у нее нос на мокром месте? Ты что, совсем не любишь свою девочку?

Мама ответила, что очень меня любит, ведь я у нее одна, поэтому так и оберегает меня.

– Да хоть бы и десять детей! Родить – мало, надо постоянно заботиться о ребенке. Эта душа – не твоя, а Бога, но ты за нее в ответе. Ну ладно, ты еще молодая, многого не знаешь, послушай, что я тебе скажу. Рано утром, еще до восхода солнца, пойди с дочкой в поле, вели ей раздеться догола и пусть обваляется в росной траве, пока ее тело не станет мокрым. А еще мой совет тебе – захвати с собой простынку и расстели ее на траве. И сама, и Надя твоя полежите на ней до тех пор, пока не почувствуете, что простынь пропиталась росой. К ней прилипнут травинки, веточки, букашки – это все хорошо, мы едины с природой, это все наш мир, и все должно пойти нам на благо. Эту простынку принеси домой и оборачивай свое дитя. Чем чаще ты будешь это делать, тем быстрее ребенок забудет о хворях. Но я вижу, у твоей сестры тоже проблема? – обратилась ясновидящая к тете Русе. Чувствую, дело тоже в ребенке, так?

Тетя подтвердила: да, дело в ребенке, который отстает в развитии.

Ванга с минуту сидела молча, как будто вглядываясь во что-то, нам неведомое, а потом мы услышали:

– Похоже, не ты ее родила?

И эти слова нашли подтверждение: девочку взяли из роддома, когда ей было 10 дней, мать отказалась от нее.

– Помочь и порадовать тебя не могу. Мать, когда плоду было три месяца, упала и сильно ударилась, отсюда и такие последствия. Советую тебе сдать ее в специальный дом, а сама ты еще можешь родить, я помогу тебе.

– Спасибо, тетя Ванга, но я не могу расстаться с дочкой, я привыкла к ней, она моя кровиночка. Я буду стараться все делать, чтобы Аленка развивалась нормально.

– Нечасто встретишь такую достойную, благородную женщину. Бог вознаградит тебя, а я буду молиться за тебя и твою Аленку.

На прощание тетя Ванга провела ладонью по голове тети Руси и всем нам послала вслед крестное знамение.

Вот так и закончился наш первый и единственный визит к замечательной провидице. С тех пор прошло много лет. Я вышла замуж за Богдана и переехала жить к нему в Болгарию. Мама уже немолодая, но по-прежнему бодрая и часто навещает нас, а мы не забываем Россию. Конечно, вас интересует, как сложилась судьба тети Руси и Аленки? Тетя через четыре года после памятного визита встретила хорошего человека и вышла замуж, их сын, Артем, – мой племянник – уже взрослый, вполне самостоятельный молодой человек. А Аленка? Да тоже неплохо. Она по-прежнему живет с мамой и папой – так она называет мужа тети. Конечно, ее нельзя назвать совсем полноценным человеком, все же внутриутробная травма дает о себе знать. Но обслуживает она себя сама, хлопочет по дому, рукодельничает, любит петь и рисовать. А своей добротой и кротким нравом моя двоюродная сестричка снискала к себе всеобщую любовь. Люди говорят, что душа у нее – святая, и часто просят ее помолиться за них…

9
{"b":"7179","o":1}