ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я ведь понимаю, что у тебя что-то случилось, — проговорил Феликс, когда молчание стало невыносимым. — У каждого бывают в жизни тяжёлые периоды. И в этом нет ничего предосудительного.

— Но я… — выдавила Элис.

— Погоди. Дослушай меня. Во-первых, знай, что бы ни произошло, это не конец света. Во-вторых, ты должна понимать: здесь, в Департаменте ты не одна. И никогда не будешь одна. Мы должны помогать друг другу, — он взял её за плечи. — Я хочу тебе помочь, Элис. Но я смогу помочь тебе лишь в том случае, если ты мне всё расскажешь сама.

Элис прерывисто вздохнула, силясь унять рыдания. Она зажмурилась, но слёзы всё равно текли из-под закрытых век.

— Чем вы мне можете помочь? Сочувствием? Советом?

— Иногда мудрый совет полезнее любой иной помощи, — наставительно сказал Феликс.

— Не помогут тут советы… — пробубнила Элис.

— Что-то с твоими родными, с семьёй? — наугад предположил Феликс. — Я прав?

— Нет, нет, нет, — Элис отчаянно замотала головой. — С ними, к счастью, всё хорошо.

— Ну, а что же тогда?

— Это, — девушка понизила голос до еле слышного шёпота, — Слишком личное. Я… не могу сказать. Простите, я действительно не могу. Но я клянусь, на моей работе это больше никогда не скажется!

Последние слова она почти прокричала, — так, что даже Энтони в коридоре мог, наверное, что-то расслышать.

— Да при чём здесь работа?! — воскликнул Феликс. — Я за тебя беспокоюсь, а не за работу, понимаешь?

Элис попыталась изобразить на своем лице самое искреннее раскаяние.

— Ну, за наше дело я тоже беспокоюсь, конечно, — добавил Феликс уже спокойнее. — Но тебе я безоговорочно доверяю.

— Мне кажется, Энтони в чём-то подозревает меня, — призналась Элис, вытирая глаза.

— А вот на этот счёт беспокоиться совершенно точно не стоит, — отрезал Феликс. — У Энтони слишком богатое воображение. Всё, о чём он говорит, смело дели пополам.

— Так… я могу идти?

— Ты уверена, что больше ничего не хочешь мне рассказать?

— Да. Со мной всё в порядке, честно. И спасибо за заботу.

— Иди домой. Завтра можешь не появляться. Тебе надо хорошенько отдохнуть: вид у тебя неважный.

— Тогда до понедельника, — Элис склонила голову и покинула кабинет шефа.

Больше всего на свете ей хотелось сейчас побыть одной.

Глава шестая. Беда не приходит одна

Следующие несколько дней прошли в постоянных попытках договориться с "Нулевым отделом" об обмене пленными. В конце концов, после многих часов бурной полемики сторонам удалось прийти к общему знаменателю.

Элис в переговорах участие не принимала. Большую часть рабочего времени девушка проводила в обществе профессора Джонса, — вместе они пытались отыскать математическое обоснование искусственной ликвидации Зеркал, однако пока что их попытки не увенчались успехом.

Ей казалось, что Феликс избегает её, и чем дальше, тем сильнее она убеждала себя в этой мысли. После того разговора они почти не общались, а все поручения Феликс передавал через других агентов. Сталкиваясь в коридорах, Элис всякий раз пыталась поймать его взгляд, и всякий раз её сердце замирало, когда она видела, что во взгляде шефа что-то изменилось, вернее, появилось что-то новое. Что же именно? Разочарование, сомнение, недоверие?..

Каждый вечер она ворочалась в постели, пытаясь заснуть и гадая, что Энтони сказал тогда Феликсу, и было ли это как-то связано с изменившимся поведением последнего. Каждый вечер она вновь и вновь задавала себе эти вопросы и не находила ответов. И поэтому с каждым днём Элис всё сильнее нервничала, злилась на свою никчёмность, а на все приглашения друзей провести вечер вместе неизменно отвечала отказом: в шумной компании она чувствовала себя ещё более неуютно, чем в одиночестве.

Когда же она переступала порог своего дома, её страхи возвращались с удвоенной силой вместе с необъяснимыми шорохами и шумами, не дававшими уснуть. Самое интересное, что, кроме неё, никто из живущих в доме не замечал происходящего. По совету Луизы она тщательно облучила ультрафиолетом все комнаты, включая спальни Эмили и миссис Браун, и таинственный призрак будто бы исчез, однако через некоторое время всё началось снова. Лориан высказал предположение, что тёмные эманации — остатки её собственной энергии, и сообщил, что не чувствует ничего, что могло бы представлять для неё угрозу.

Иногда она успевала заметить боковым зрением нечто похожее на человеческий силуэт, плоский, как в театре теней, но, стоило ей повернуть голову, как видение исчезало. Это сводило с ума. Поэтому, несмотря на обещание Лори присматривать за домом, Элис не могла больше чувствовать себя там в безопасности.

Вот и сегодня, в конце тяжёлого рабочего дня перед Элис встала дилемма, куда идти и что делать. Мысль об уютной кровати под балдахином была крайне соблазнительной, но мысль о том, что ждёт, вернее, поджидает её дома, начисто отбила желание туда возвращаться.

Можно, разумеется, переночевать и в штабе, благо на третьем этаже предостаточно пустых комнат. Но ничегонеделание было нестерпимо. Как только Элис оставалась наедине с собой, тёмная сторона её души одерживала верх, увлекая в пучину беспросветного отчаяния.

Элис хотела покинуть здание незамеченной, но, спустившись в вестибюль, поняла, что ей это не удастся. У подножия лестницы стояла кучка агентов, и Роберт был в их числе.

— Элис!

Она надвинула шляпу на лоб и ускорила шаг.

— Эй, не делай вид, что не слышала! — сердито крикнул Роберт ей в спину. — Или для леди Элисон Мейнфорд наше скромное общество слишком скромное?

Элис в два прыжка одолела лестничный пролёт и гневно уставилась на друга.

— Это ты, брат, зря, — Питер присвистнул. — Ты не знаешь нашу Элис.

— Кто, я? Это я-то не знаю? Да, в отличие от вас, я…

Элис выразительно кашлянула.

— Элис, мы идём в "Машину времени", — Анабель неодобрительно покосилась на Питера. — Присоединишься?

— Да, — это однозначное слово вырвалось против её воли, прежде чем она успела осмыслить сказанное. — С удовольствием.

— Отлично! — обрадовалась Анабель и взяла её под руку. — Идёмте скорее, пока Феликс не застукал.

Пусть. Пусть они тащат её хоть на край света. Всё равно хуже уже не будет.

— А давайте на турбомобилях, наперегонки? — жизнерадостно предложил Джемс.

— Издеваешься? — хмыкнул Кристофер, рисуя портал. — Это на другом конце города.

— Тайлер, что, тоже с нами? — спросила Элис у Анабель.

— Не волнуйся, он не сдаст, — Анабель понизила голос. — Это он рассказал нам про "Машину времени".

Анабель была права: покерный клуб оказался весьма уютным местечком, не лишённым, однако, некоторой помпезности. Стены украшали подлинные холсты позапрошлого века в массивных золочёных рамах, полы были застелены пушистыми коврами, а в дальнем углу на небольшом возвышении размещался джазовый квартет, который благодаря хорошей акустике было слышно даже с противоположного конца зала. Музыканты играли какую-то лёгкомысленную, несерьёзную мелодию, — из тех, что оставляют приятное послевкусие, но забываются быстрее, чем имена попутчиков в самолёте или собутыльников в баре.

Элис научилась играть в покер, когда ей не было и пяти лет. В детстве она частенько играла с дворецким и прислугой на леденцы и мармеладных мишек, однако лорд Генри никогда не одобрял азартных игр, не без оснований считая это занятие неподобающим для людей её круга.

Она улыбнулась, вспомнив, как на первом курсе Роберт проиграл ей свой мотоцикл.

— Мы вон за тем столом, — Анабель махнула рукой. — Бери фишки и догоняй. Я займу для тебя место.

Элис набрала фишек разного достоинства, по несколько штук каждого цвета, и, рассовав пластиковую валюту по карманам, направилась к друзьям. Кроме Анабель, здесь же сидели Джеймс и Стюарт; четверых других игроков Элис не знала. Справа к ней подсел Роберт, больше за столом свободных мест не было.

31
{"b":"717926","o":1}