ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Поэтому Книга Ответов не горит и не тонет?

— Да, но не только. Ее не возможно ни порезать, ни залить краской, ни вырвать страницы. Она неуязвима.

Марк немного проплыл вперёд и продолжил.

— У Артура был друг из Клана Защитников по имени Петр, — заметив как Лера вздрогнула, он подплыл к ней и легонько коснулся кончиком своей морды ее руки. — Да, этот добрый и отзывчивый юноша стал впоследствии Хранителем, которого ты знаешь. Но давай по порядку. Говорят, Петр был весьма красивым в молодости, и однажды в него влюбилась ведьма из Клана Истоков, но он отказался ей. И тогда она прокляла его.

— За то, что он не любил ее, она прокляла его?

— Средние века, другие нравы, — Марк усмехнулся. — Проклятье оказалось сильным. Петр должен был очень медленно умирать, быстро старея, чтобы уже никто на него не посмотрел. Артур долго искал, как отменить проклятье. Но не смог. Единственной кто мог обратить чары, была та, кто их наложила, но, оказалось, она покончила с собой после того как прокляла Петра.

Лера возмущено ударила по воде рукой.

— Зачем тогда она прокляла Петра, если все равно собиралась покончить с собой?

— А зачем Анна Каренина бросилась под поезд?

Лера уставилась на змея, округлив глаза от удивления.

— Ты читал Толстого?

— Конечно, — Марк рассмеялся. — Посвященные те же люди, нас обуревают те же чувства и сомнения. Но продолжим, Петр умирал, а Артур не находил себе место. Он был для него лучшим другом, братом, семьёй. И тогда он предложил другу выход. Не идеальный и опасный, но выход. Артур предложил поместить Петра в гримуар, привязав его душу к книге. Неуязвимость книги не позволила бы ему умереть, а ее внутренняя магия замедлила действие проклятья. По расчетам Артура внутри книги проклятье должно было быть заморожено. Это дало бы ему время найти способ спасти друга. Петр, ценивший свободу, сначала отказался, но видя, что его приближающуюся кончина беспокоит Артура больше, чем его самого, решил изменить мнение. Тогда они и провели ритуал, в результате которого Петр стал Хранителем, а мой предок завершил свою работу над Книгой Ответов.

— Но на этом ведь все не закончилось, да? Что-то произошло потом?

— Артур бросил все силы на поиск избавления от проклятья, даже обращался к Духам, но безрезультатно. Петр же постоянно выходил из книги, не желая находиться в ней как в заточении. Тогда-то они и заметили, что внутри книги проклятье замораживалось, а вне ее пространства продолжало свое разрушающее действие. Артур умолял Петра не выходить так часто и стал сам пропадать в книге, добавляя и дополняя ее чарами. В конечном итоге, от переизбытка магии у книги появилось подобие разума. Но на самом деле это скорее был алгоритм действий. Артур старел и чувствовал приближение смерти, тогда он задал книге последнее задание, каждые тридцать лет искать для Петра компаньона, Ключ. Артур умер, а Петр остался в книге.

То есть Ключ это всего лишь подобие компаньона для старика. Чертова комнатная собачка! А как красиво говорил. Ключ к книге. Дура! Глупая гусыня!

На глазах у Леры начали наворачиваться слезы обиды.

— Петр прожил века. Он выходил из книги время от времени, чтобы не сойти с ума. И с каждым посещением мира посвященных или мира людей он чувствовал, что проклятье разъедает его все сильней. Он начал следить за новейшими исследованиями в этой области и однажды узнал, что пока его душа связана с гримуаром, он не сможет умереть. Ведь смерть души это разрушение ее камня и возвращение энергии, из которой он был соткан, во всеобщий поток. А вот тело его умереть могло, но только вне книги. Поэтому его ждало только два варианта: он навсегда должен остаться в книге и сохранить себя или умереть в мире, но вернуться бестелесным фантомом в книгу. Так, по крайней мере, думал я. Но он видимо нашел способ обмануть книгу, подменив свою душу на чужую…

Лера нырнула под воду и закричала от горя, обиды и безысходности. Воздух быстро закончился, но она осталась под водой в теплых объятиях озера. Внезапно почувствовав волнение воды под собой, Лера в следующее мгновение вынырнула лёжа на змеиной спине. Над ней возвышалась голова Марка.

— Не дури, — коротко сказал он.

— Не собиралась. Можно я так полезу немного? — и она легла удобней на гладкую упругую змеиную кожу.

Она плакала. Лера чувствовала себя преданной.

Хранитель всегда был так добр ко мне, всегда интересовался как у меня дела, шутил и журил. Интересно, он хоть раз делал это от чистого сердца? Или все это было ложью? Все улыбки, все добрые слова — все было лишь с одной целью использовать меня, принести мою душу в жертву вместо своей, или нет? А ведь он стал мне как семья, почти таким же близким как Бабулечка. Вот дура, так доверилась…

— Где теперь Хранитель? — спросила Лера, когда немного успокоилась.

— Я не знаю. Но, наверное, в мире людей.

— Что с ним будет?

— Он умрет. Теперь его проклятие ничего не сдерживает.

— И только ради этого он сделал это со мной? Чтобы умереть?

— Он сделал это ради свободы. Петр всегда воспринимал гримуар как клетку, временное решение проблемы проклятия.

Лера не могла возненавидеть Хранителя. Она и представить не могла, каково это жить веками, боясь, что однажды не сможешь выйти. Но от того что она понимала его чувства ей не становилось легче, наоборот, боль увеличивалась. Ведь это значило, что он никогда не делился с ней тем, что было для него действительно важно.

Лера ещё долго лежала на Марке, покачиваясь в такт небольших волн.

— Что теперь будет со мной?

— Я не знаю. Впервые встречаю подмен душ в гримуаре. Но я сомневаюсь, что ты сможешь и дальше жить в мире людей. Твоя связь с книгой будет только крепче, а с человеческим миром слабее. Даже не представляю, чем это обернется для тебя, — задумчиво проговорил Марк, — но есть один плюс. Теней можно больше не бояться.

Лера непонимающе уставилась на Марка:

— Почему?

— Книга не горит и не тонет, помнишь? А это означает, что ее неуязвимость теперь защищает тебя.

Лера не знала, сколько времени она провела в пещере, прежде, чем Марк сказал:

— Твой кулон искрит, видимо Мария оставила тебе сообщение.

Он оказался прав.

«Свяжись со мной, есть новости».

Лера оделась и, попрощавшись с другом, поспешила домой, где сразу позвонила Маше. Но информацию, которую нашла подруга, оказалась уже тем, что Лере рассказал Марк. После того как девушка выслушала Машу, настал ее черед поделиться новостями относительно того, что за ритуал провел Хранитель и для чего нужен был связующий символ. На другом конце провода еще долго слышались ругательства и проклятия.

— Лер, могу сказать одно, Марк прав. Все очень сложно, — сказала Маша, когда закончила сквернословить. — Книга Ответов отличается от остальных гримуаров. В обычный гримуар помещают только душу и после этого она сливается с книгой. А в Книгу Ответов поместили и душу, и тело Хранителя. Как это отразится на тебе, я не знаю… Лер, я хочу вернуться в Промежуточный мир. Там больше книг и ученых, может кто-нибудь что-нибудь знает и поможет нам.… Дай мне неделю, хорошо? Держи при себе кулон. Он поможет нам поддерживать связь сквозь миры.

IX

Время стало липким и тягучим как кисель. Лера не могла ни на чем сосредоточиться. Ей ничего не хотелось. Первые дни она совсем не подходила к Книге Ответов, предпочитая бесцельно бродить по городским улицам. Девушка морально готовилась попрощаться со всем, что ее окружало с самого детства.

В один из вечеров родители оказались дома, и они в кои-то веки ужинали все вместе. Мама интересовалась ее отношениями с Пашей, а отец просто с сожалением отметил, что в последнее время они видятся еще реже, чем прежде. Лера долго ковырялась в тарелке, думая как ей отвечать на все эти вопросы и замечания, а потом решение просто пришло ей в голову:

— Прости, папа. Я действительно была занята в последнее время. Я хочу с вами серьезно поговорить, — Лера набрала воздуха в грудь, — мне предложили место на литературном факультете заграницей. Я могу продолжить обучение.

15
{"b":"717927","o":1}