ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Никто не торопился ответить на ее вопрос. Только Марк глухим голосом спросил:

— А ты ничего не помнишь?

У Леры внутри все сжалось. Она помнила Мишель и его или ее дом, начало того, как оно стало питаться ей, а дальше только боль. Сильная, все стирающая боль.

— Конец смутно запомнился, — уклонилась она от прямого ответа.

Лидия виновато отвела глаза и, смотря куда-то в стенку, сказала:

— Все прошло удачно. Он высосал из тебя всю магию. Правда он воспользовался тем, что процесс поглощения нельзя останавливать никому кроме поглощающего и опустошил тебя до дна.

— Ну, это было понятно с самого начала, что он так поступит, — Лера пожала плечами.

— Понятно-то было, но когда вы вернулись… — Маша украдкой посмотрела на рядом сидящую Лидию и вздохнула, — видок у тебя был, скажем так, не очень.

— Все было настолько плохо? — усмехнулась Лера.

Еда понемногу восполняла ей силы и согревала изнутри, даруя давно забытое блаженство. Как ни странно, но сейчас Лера чувствовала себя расслабленной и спокойной. Тревожное состояние, поселившееся у нее в душе после ритуала с книгой, впервые за долгое время больше ее не мучило.

— Спасибо.

Все повернули к ней удивленные лица.

— Спасибо, что все это время поддерживали меня, помогали. И тебе, Лидия, отдельное спасибо. За то, что ради того, чтобы помочь мне, пошла на риск. Спасибо.

Лидия смотрела на нее широко открытыми глазами и неожиданно для всех заревела в голос. Она бросилась к Лере и обняла ее, уткнувшись ей в плечо.

— Я так испугалась! Видела бы ты себя там! Я так испугалась! Думала, если даже все хорошо закончится, ты меня никогда не простишь! Прости меня! — ее голос дрожал прерываясь всхлипами и в конце перешел в протяжный вой.

Лера гладила подругу по спине и улыбалась. Она вспомнила Бабулечку. Теперь у нее снова были люди, которые переживали за нее от чистого сердца и заботились о ней.

Как же приятно, когда тебя любят…

Через два дня Лера восстановилась физически. Она чувствовала себя бодрой и здоровой. Но вот ее естество было изранено насильственным опустошением. После долгих споров и уговоров было принято решение о том, что Лера и Лидия отправятся в Промежуточный мир, чтобы там найти подходящее для девушки место силы для скорейшего восстановления. Накануне отъезда Марк долго обнимал Леру, стараясь запомнить ее запах.

— Я буду ждать…

XXV

— Если, честно, я ждала чего-то другого.

Лера стояла на краю небольшого углубления в горной породе и рассматривала булькающую в ней серо-голубую жижу.

— Не ворчи. Знаешь, как сложно было найти это место? — Лидия невольно улыбнулась, увидев брезгливое выражение лица подруги. — Сама посуди, здесь проходит большой поток энергии при этом есть обе твои стихии.

— Ладно, элемент земли я вижу, — она кивнула в сторону грязевой ванны. — А огонь тогда где?

— Так ты стоишь на нем, — хитро улыбнулась девушка.

— То есть? — Лера непонимающе уставилась на нее и внезапная догадка, посетившая ее, заставила закричать. — Это что, вулкан?

— Да, — губы Лидии расплылись в довольной улыбке. — Все эти острова вулканического происхождения.

— Так поэтому эта грязь булькает, — протянула Лера и, топнув ногой, замотала головой. — Не буду туда лезть.

— Не хочешь, не надо. Тогда будем ждать, когда ты своими силами восстановишься, а пока поживешь в Каменном поместье у Марка дома.

Лера пристально посмотрела на улыбающуюся подругу.

Нет, не блефует. Откажусь, действительно, запрет дома. И жить мне там месяцами, пока не восстановлюсь.

Она еще раз посмотрела на грязь и, обреченно вздохнув, подняла взгляд на Лидию.

— Мне сейчас лезть?

— А зачем тянуть? — невинно округлив глаза, посмеивалась девушка.

— Ты со мной побудешь?

— Нет, но я буду тебя навещать.

— А как же еда? — Лера осмотрела голые камни окружающие грязевую ванну.

— А она тебе и не понадобится. Это место зачарованно, так же как и пещера, в которой находился брат. Тебе здесь не нужна будет ни вода, ни еда. Разве что скучно может быть, но это уже другой вопрос.

— Действительно, другой…

Грязь оказалась не только не противной, но даже приятной. Хотя изначально ощущения были странные, Лера быстро привыкла к ним. Теплая упругая масса обволакивала и успокаивала. Она часами лежала в ней без малейшего движения, просто позволяя телу наслаждаться покоем.

День сменил вечер. За ним пришла ночь. Где-то вдалеке, разбиваясь об вулканический остров, шумели волны. Лера лежала в серо-голубой грязи и любовалась миллиардами звезд, которыми было усыпано небо.

Интересно, а звезды этого мира отличаются от наших?

На смену звездам на востоке заалела полоса горизонта. Девушка не меняя положения, смотрела, как небо из черного становилась сине-фиолетовым с разводами малинового, как оно светлело до нежно-голубого с оранжевым всполохом. А затем как оранжевое пятно оторвалось от линии горизонта и поползло наверх, желтея и освещая все вокруг.

На второй или третий день она поймала себя на мысли, что ни разу с ее первого посещения Промежуточного мира не задумывалась над тем, кто она теперь.

Сначала я была обычным человеком, потом Ключом к гримуару, а затем душой, связанной с ним. А что я сейчас? Я живая, это факт. Я это я, Валерия. А вот человек ли я? Может быть я Книга?

Ответ на невысказанный вопрос пришел сам собой.

Нет, я человек. Более того, я посвященный. И теперь этот мир — мой мир.

На ее лице заиграла улыбка. От поднимающегося все выше солнца заболели глаза, и Лера закрыла их. Согретая теплом вулканической грязи и припекающим солнышком, она наконец-то уснула.

Огонечек, светящийся белый горностай, хранитель моих снов метался по полу в моей комнате. Я же сидела на кровати и удивленно наблюдала за его беготней. Встала, подошла к окну. За стеклом раскинулся родной город, утопающий в зелени и выхлопных газах. Действительно, дома.

Повернулась к попискивающему зверьку, увидела, что он постоянно подбегает к стеллажу с книгами и пытается заглянуть в коробку, стоящую на нижней полке. Ничего не понимая, подошла к нему. Кажется, он хочет, чтобы я достала коробку. Выполнила его немую просьбу, подняла крышку и обомлела. Внутри коробки лежала Книга Ответов.

Нужно просто вспомнить…

Улыбнулась и ласково как старого друга погладила тесненный кожаный переплет. Конечно, из-за нее я натерпелась немало. Она стала моим проклятьем. Но она же подарила мне Марка и подруг. За все нужно платить. Видимо, это моя цена.

Открыла книгу, и удивленно уставилась на пустые жесткие страницы. Перевернула лист бумаги, но ни на нем, ни на следующем не было ни единой буквы. Внезапно книга рассыпалась прахом мне на колени.

От неожиданности я вскочила, и начала отряхиваться и только тут заметила, как по моим рукам ползут буквы, складывающиеся в слова: «Спросивший да получит ответ». Чернила исчезли с кожи, а я и Огонечек смотрели в глаза друг другу.

— Кажется, я поняла…

Лера открыла глаза. Солнце перевалило отметку в полдень и неуклонно клонилось к западу. Она выпрямилась в серо-голубой грязи, вытянула руку, и в указанном месте загорелся огонек.

— Хорошо, процесс начат.

Расположившись в центре грязевой ванны, так что только ее лицо оставалось над поверхностью теплой жижи, она часами смотрела на небо, погруженная в себя.

Вскоре Лера каждой клеточкой тела начала чувствовать, как ее естество наполняется силой, восстанавливаясь. Как только пришло осознание, что она более или менее окрепла, начала пробовать установить связь с гримуаром. Она вспомнила, как раньше стоило только точно задать интересующий ее вопрос, как книга сама отвечала. Сосредоточившись и закрыв глаза, сама себе задала вопрос:

Как создавалось проклятье возраста?

И тут же в голове, откуда ни возьмись, появился ответ на этот вопрос, словно Лера, всегда его знала, но забыла, а теперь вспомнила.

49
{"b":"717927","o":1}