ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впрочем, пока легенда работала. Теперь остается дождаться вылета.

– Тайсон, а ты раньше на Кубе бывал?

– Нет.

– Я тоже, – вздохнул Алексей. – Только слышал. Говорят, там здорово…

Давно, в прошлой жизни, у него было несколько приятелей-моряков, постоянно ходивших в загранку. Так вот, обычно при упоминании Острова свободы мужчины постанывали и понимающе закатывали глаза, а женщины хмыкали, с осуждением покачивая головами.

– Поживем – увидим. Если поживем, – отделался любимой присказкой Тайсон.

– Наконец-то. А где этот… клоун, мать его!

Слава богу, Алексея никто не услышал – на электронном табло высветили номер нужного рейса, и народ потихоньку засобирался к стойке регистрации.

– Вон, идет… Значит, и нам пора.

Действительно, откуда-то со стороны туалетов, нетрезво улыбаясь, приближался человек, которого приятели между собой называли Чифом. С початой бутылкой виски в одной руке и пластиковыми стаканчиками в другой, он сейчас идеально соответствовал образу эдакого трусоватого шведского бизнесмена, решившего основательно нагрузиться перед трансатлантическим перелетом.

– Двинулись. Пронеси, Господи!

Обошлось почти без формальностей – маленькая, очень хорошенькая и улыбчивая мулатка в синей униформе даже не взглянула на паспорта пассажиров.

Самолет принадлежал «Кубинским авиалиниям» – старенький работяга ИЛ-86. Конечно, после огромного «боинга», на котором они с Тайсоном добирались в Париж из далекого Сингапура, этот ветеран советского авиастроения выглядел слишком уж скромно и непритязательно. Однако и у второй стюардессы, встречавшей пассажиров в салоне, оказалась такая улыбка, что у Алексея опять очень сладко заныло внизу живота.

– Сеньор?

– Пардон… пардон, мадам!

– Молчи, дурак, – прошипел в ухо Тайсон.

– Извините, господин Папалакис. А как это будет по-гречески?

Едва расселись, на посадку организованной группой прошла женская сборная Кубы по баскетболу, и самолет сразу стал напоминать коробку гаванских сигар: все девицы без исключения были худые и стройные, почти двухметрового роста и одинакового шоколадного цвета…

– Слушай, мне уже тут начинает нравиться, – наклонился к соседу Алексей.

– Брому выпей… Очень помогает, – фыркнул Тайсон.

* * *

В гаванском аэропорту они приземлились под вечер.

Измотанные многочасовым перелетом авиапассажиры дисциплинированно прошли пограничный контроль, получили по крохотному зеленоватому штампику в паспорте – и выстроились у транспортера в ожидании багажа.

– Ну, теперь это надолго… – послышалось за спиной Алексея.

– Да уж, здесь никто не торопится.

– Климат.

Разговаривали по-русски.

Выдержав необходимую паузу, Алексей обернулся и сделал вид, что изучает какое-то объявление на противоположной стене. Так и есть – вот они, соотечественники. Помятые, но уже почти трезвые, как и подобает возвращающимся на боевое дежурство офицерам: двое постарше и один еще совсем молодой, всего-то, наверное, несколько месяцев из училища.

– Ничего ему не обломится.

– Ясное дело…

Судя по всему, речь пошла об их приятеле и сослуживце, намертво прилепившемся к той самой длинноногой девушке, на которую Алексей обратил внимание еще перед вылетом из Парижа. Объяснялись они на плохом английском. Блондинка вежливо кивала в такт чужим словам, хотя с первого взгляда было заметно, как надоел ей за долгое время в пути этот полупьяный навязчивый собеседник.

– Дурак. Уж чего-чего, а этого добра здесь навалом. Только свистни!

– Дорого? – уточнил молодой офицер.

– Копейки. Только надо осторожнее, – посоветовал старший товарищ.

– Что, СПИД не спит?

– Да не в этом дело… Простучат моментально.

– Свои закладывают?

– А как же, за милую душу! Вон, в прошлом году Петрович – ну, ты помнишь его, подполковник такой из Москвы – потащился вечером на Малекон…

Однако Алексею так и не довелось услышать, чем именно провинился перед любимой женой и особым отделом отозванный на далекую родину офицер. Вопреки пессимистическим прогнозам, с тихим скрежетом и урчанием заработал ленточный транспортер. Откуда-то из темноты начали выползать чемоданы, и народ потянулся за багажом.

Как условились еще в самом начале пути, Чиф покинул аэропорт имени товарища Хосе Марти первым. Когда Алексей и Тайсон вышли из здания, он уже садился в «мерседес», возле которого суетилась мулатка, красивая даже по строгим кубинским меркам. В руках у красавицы-сопровождающей белела фирменная табличка отеля «Капакабана» с фамилией, на которую в данный момент были оформлены документы Чифа. Посмотришь – и сразу понятно: прибыл не простой пассажир, не турист и не обычный командированный, а персона особо важная, заслуживающая приема по высшему разряду.

Тайсон шумно и с удовольствием, полной грудью вдохнул теплый воздух Гаваны:

– «Лидо»?

Слово, больше похожее на пароль, чем на название гостиницы, моментально вызвало требуемую реакцию. Иностранный гость еще не успел закрыть рот, а его чемодан уже перекочевал в руки одного из встречающих – тучного чернокожего парня с нахальной физиономией:

– Твенти долларз, сеньор!

Торговаться было глупо. Во-первых, из-за языкового барьера, а во-вторых, потому, что сбивать установленные расценки все равно бы никто не позволил. Пробираясь вслед за Тайсоном через толпу «извозчиков», обступившую выход из аэропорта, Алексей поразился, насколько все они походили на собратьев по ремеслу, добывающих хлеб свой насущный колесами перед гостиницами Стамбула, в кипрской Ларнаке или у перронов Московского вокзала.

– Италиен? Джеман? Френч? – улыбчиво поинтересовался водитель, запихивая в багажник имущество иностранных туристов.

Наверное, теперь чаще всего на Кубу прилетают французы, итальянцы и немцы. Можно было и не разочаровывать парня, но Алексей покачал головой:

– Грис… Греция.

Впрочем, судя по всему, водителя интересовала только валюта, которую он получит:

– Долларз?

– Ноу проблем.

– Бьенвенидо! – поздравил гостей с прибытием успокоенный собеседник.

Рядом шумно и бестолково грузилась в уазик компания российских офицеров – путь им предстоял неблизкий, до секретного радиолокационного центра на побережье. Алексей с завистью посмотрел на бывших соотечественников: нормальные ребята, все у них просто и ясно…

– Папалакис! – поторопил его Тайсон, уже успевший занять место в машине.

– Сам ты… Папалакис.

Машина, на которой им предстояло ехать, больше всего напоминала старенькую потрепанную дворнягу: что-то в ней было от «жигулей» второй модели, что-то от «форда» шестидесятых годов или породистого «рено», а по поводу непонятной окраски во мнении разошлись бы самые опытные эксперты-товароведы. Однако двигатель этого транспортного средства еще работал, и в конце концов оно, разрывая дырявым глушителем окружающее пространство, понесло пару липовых «греков» в Гавану.

…Номер в гостинице «Лидо» стоил очень недорого.

Собственно, с точки зрения иностранца, за такое убожество и неприлично было бы брать больше: бледно-желтые крашеные стены, допотопный кондиционер, шкаф – один на двоих, две кровати и тусклая лампочка под потолком. Однако воды в кране, в душе и даже в сливном бачке было вполне достаточно, что по здешним понятиям почти граничило с роскошью.

Приведя себя в порядок и раскидав по полкам вещи, Тайсон и Алексей поднялись наверх, в бар, расположенный под открытым небом.

– Что закажем?

– Пивка, наверное.

Тайсон подумал и согласился. Пиво – оно везде пиво. А напороться на какое-нибудь местное пойло из гнилого тростника, чтобы потом неделю корчиться в туалете… Нет уж!

Жестами показав бармену, что следует принести, Алексей сел за столик:

– Может, перекусим?

– Нет, не хочу. В самолете наелся, – Тайсон занял пластиковый стул напротив.

– Надо же – Куба… Просто не жизнь, а бюро путешествий.

В номере они переговаривались только по необходимости, да и то тихим шепотом. Вряд ли такую гостиницу, как «Лидо», местные оперативники напичкали микрофонами, но сказано ведь – береженого Бог бережет… Зато теперь, на свежем воздухе, можно было немного расслабиться.

16
{"b":"71798","o":1}