ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А как здесь поют! Кто-то сказал, что на испанском языке хорошо страдать от неразделенной любви и умирать за революцию… – Иван Иванович опять сделал паузу и спросил:

– А вы за что собираетесь умирать? За чемодан с валютой? Ну, предположим, на этот раз вы опять убежите. И даже, в конце концов, получите от кого-нибудь свои деньги. Много денег… А дальше? Прятаться будете всю оставшуюся жизнь?

– От кого прятаться?

Но седой только отмахнулся стволом автомата:

– Помните сказочку про колобка? Русскую, народную… Помните, как там все начиналось? Я, дескать, от бабушки ушел, я от дедушки ушел… Ни заяц мне нипочем, ни волчище позорный, ни даже дядька-медведь – вот, крутизна! А чем кончилось, не забыли?

Печально все кончилось. Слопала колобка лисичка-сестричка.

Снаружи теперь звучала легендарная «Гуантанамейра», любимая песня туристов, впервые посетивших Кубу.

– Вот и вы попадетесь, рано или поздно. Думаете, французы забудут про ваши похождения в легионе? Да, как же! Я вчера получил их ориентировку для Интерпола: дезертирство, вооруженный захват самолета, разбой, терроризм… ну, и что-то там еще, по мелочи. А ребята, которых вы «опустили» в Марселе?

– Какие ребята?

– Да ладно дурака-то валять… Не на допросе. Ограбили, понимаешь, бедную русскую мафию – так еще и канал засветили!

– Какой канал? – искренне удивился Алексей.

– Международный, – судя по голосу, Иван Иванович опять начал сердиться. – Международный канал, по которому в Россию со всей Европы просроченные лекарства ввозили.

– Так ведь, кто же знал!

– Это будете землякам своим объяснять, когда они до вас доберутся.

На этот раз долгую паузу нарушил Алексей:

– Да, много вы знаете…

– Достаточно. Особенно про вас, Тайсон. И про то, где вы ухо свое потеряли. И про операцию с евровалютой. И про смерть Генерала, и про дело охотников за черепами…

Вообще у вас ведь за плечами такое, что самому, наверное, по ночам кошмары снятся?

Хотя, наверное, нет – не снятся… – Иван Иванович перевел взгляд на Алексея:

– Да и по вам, молодой человек, дома тоже, оказывается, целая следственная бригада плачет. Горючими слезами. И не столько она, сколько… Шутка ли – федеральный розыск, фотография в каждом отделении милиции! Впрочем, сейчас разговор не об этом…

– Так, понятно. Что вы предлагаете? Конкретно? – Тайсон впервые смотрел прямо в глаза собеседнику.

Седой спокойно выдержал его взгляд.

– Я уже говорил: предлагаю работу. Опасную. По специальности.

– На кого?

– А вам что, разве не все равно?

– Нет, – ответил Тайсон так, что и Алексей, и человек, назвавшийся Иваном Ивановичем, и даже парень с автоматом поверили: он говорит правду.

* * *

Алексей проснулся от ритмичного пыхтения и скрипа.

Открыв глаза, он увидел прямо перед собой, на стеночке, огромного таракана, по-хозяйски пересекающего из конца в конец гостиничный номер.

Кажется, по-испански таракан называется кукарача. Была еще такая веселая песенка… Впрочем, вряд ли даже очень крупное насекомое могло произвести столько шума, и Алексей перевел взгляд направо:

– С добрым утром! А я думал, ты бабу привел. Такие звуки эротические…

Тайсон, полуголый, в одних трусах, делал разминку. Его могучее, мускулистое тело поблескивало от свежего пота и, судя по упражнениям, последовательность которых Алексей успел изучить, выполнение обязательного комплекса уже подходило к концу.

– Вставай, сексуально озабоченный… Через десять минут уезжаем.

Прежде чем вылезти из-под простыни, Алексей еще раз посмотрел на соседа по номеру. Руки, ноги и грудь Тайсона были так густо покрыты бесчисленными жутковатыми следами от ран и ожогов, что даже спецназовская татуировка на его плече казалась просто одним из шрамов.

– Не хочу никуда.

– Надо, товарищ… надо! – Тайсон сделал неуловимое движение, и Алексей, подлетев над кроватью, скатился на пол. – Плохо… Совсем ты, гляжу, форму потерял. Зарядку не делаешь?

– Какой смысл? – поморщился Алексей, потирая ушибленный бок. – Все равно, сколько ни старайся, сильнее трактора не станешь, больше негра не загоришь.

– Разговорчики в строю!

Таракан-путешественник уже миновал просторы комнаты и скрылся в ванной.

Алексей, прихватив полотенце, направился вслед за ним…

В холле гостиницы «Лидо» уже собирались желающие позагорать. Алексей и Тайсон вышли из лифта как раз в тот момент, когда на улице, напротив выхода, остановился чистенький японский микроавтобус, так называемый «шаттл» – челнок. Два раза в день он достаточно сложным маршрутом собирал иностранных туристов со всей Гаваны, чтобы доставить их на один из красивейших пригородных пляжей – Санта-Мария. Как правило, тем же путем они возвращались обратно, в свои отели.

Оказавшись в салоне, Тайсон передал водителю за себя и за Алексея двенадцать долларов – колоссальную сумму, намного превышающую среднемесячный доход рядового кубинца:

– Буэнос диас! Здравствуйте.

Свободных мест в автобусе больше не оставалось. Но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Прямо напротив Тайсона теперь расположилась та самая парочка, на которую он обратил внимание вчера вечером, в баре. Еще двое, молодые люди спортивного телосложения, старательно делали вид, что они не знакомы между собой, – впрочем, Тайсон был абсолютно уверен, что уже видел их в самолете. Еще одной неожиданностью, на этот раз, правда, приятной, была блондинка, на которую Алексей обратил внимание еще в парижском аэропорту. Она сидела в противоположном конце салона, подогнув свои великолепные ноги почти под самую, такую же изумительную, грудь, и у Алексея от этого зрелища даже началось непроизвольное слюноотделение.

Автобус тронулся, и за окнами, по сторонам замелькали узенькие улочки Старого города. Потом их сменили какие-то длинные заборы с колючей проволокой – и, наконец, началась оживленная автострада, залитая солнцем и обрамленная пальмами. Некоторое время по обе стороны от дороги мелькали плантации и постройки явно сельскохозяйственного назначения, и вдруг слева во всей красе появилось огромное ярко-синее море…

Если рай на земле существует – то это Куба, решил Алексей, выбираясь на берег. Расшалившаяся волна приятельски облизала его и откатилась назад, уступая дорогу другим своим ласковым сестрам. Золотистый песок пляжа грел ноги, не обжигая, так что идти по нему было легко и приятно.

– Хэллоу… Можно присоединиться? – на плохом английском спросил Алексей.

– Да, конечно.

Солнце уже полыхало в зените, и не было ничего удивительного в том, что туристы, впервые приехавшие на пляж, постепенно собрались в тени, под навесом ближайшего бара. Кому же хочется обгореть в самом начале отдыха? Все хорошо в меру…

Оформители бара стилизовали его под индейскую хижину: крыша из пальмовых листьев, резные столбы и скамейки. На одной из них, выставив напоказ телеса, потягивала диетическую колу старуха, густо натертая кремом. Рядом у стойки о чем-то лениво переругивалась по-немецки парочка из гостиницы «Лидо». На противоположном конце бара укрылась от солнечных лучей великолепная блондинка, которой, разумеется, опять не удалось остаться не в одиночестве. На этот раз ее очень настойчиво развлекал разговором какой-то мулат с позолоченной цепью на шее и сотовым телефоном в руке, очень похожий на сутенера. Эдакий «новый кубинец», браток из какой-нибудь местной мафии районного масштаба.

Во главе столика, к которому подошел Алексей, расположился Чиф – его, как особо важную персону, доставили на пляж Санта-Мария отдельно, в автомобиле, принадлежащем гостинице. По обе стороны от командира цепко ощупывали глазами окружающую красоту двое «незнакомых между собой» молодых людей из Парижа. Напротив, спиной к океану, курил сигарету Тайсон. Место справа от него пустовало, а слева сидел мускулистый парень, которого Алексей раньше, кажется, никогда и нигде не видел, – очевидно, шестой участник предстоящей операции добирался на Кубу каким-то своим путем…

18
{"b":"71798","o":1}