ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Принести чего-нибудь? – шепнул Алексей, присаживаясь.

Тайсон мотнул головой:

– Уже заказали.

– Пиво?

– Нет, какого-то… «мохито», кажется.

Услышав знакомое слово, Чиф кивнул, поощрительно улыбнулся и что-то спросил.

– Он говорит, что мы выглядим не слишком бодро, – перевел Алексей и ответил:

– На новом месте иногда плохо спится.

– Понимаю! Красивые были девушки?

– И очень дешевые, между прочим, – похотливо осклабился Алексей, но вдруг с ужасом понял, что даже не знает, как ответить, если сейчас кто-нибудь поинтересуется расценками кубинских проституток. Но разговор, слава богу, принял другое направление.

– Прямо на улице брали?

– Нет, это гостиничный сервис.

– Правильно, – похвалил командир. – Следует быть осторожнее…

К беседе о национальных обычаях, СПИДе и о продажной любви с удовольствием подключились практически все сидящие за столом. Разговаривали в основном по-английски, вставляя при необходимости французские реплики и слова, так что языковой барьер рухнул сразу. И когда подошел бармен, за столом уже установилась почти приятельская атмосфера беззаботной мужской компании.

– Предлагаю выпить за встречу, джентльмены… и за наше случайное знакомство!

Кто-то хмыкнул, но сразу же осекся под взглядом Чифа. Здесь не было принято чокаться после тостов, поэтому первый глоток Алексей сделал сразу же. Напиток оказался удивительно приятным. Несмотря на явную крепость, в нем почти не ощущался сам алкоголь – только вкус нежной мяты с едва уловимым оттенком лимона.

– Великолепно, – сквозь холодное, запотевшее стекло бокала можно было разглядеть только бледно-зеленую веточку, плавающую среди мелко накрошенного льда.

– Итак, джентльмены, прошу внимания! Работать начнем послезавтра. Задача, которую перед нами поставили, сводится к следующему…

Обратная дорога в гостиницу не должна была занять много времени. Разморенный океаном и солнцем, Алексей в полудреме разглядывал через тонированные окна микроавтобуса встречные и попутные автомобили. Легковых машин по трассе, несмотря на блокаду и топливный кризис бегало довольно много, и условно их можно было разделить на три основные группы. Первую составляли музейные ветераны еще дореволюционного периода – огромные «крайслеры», «бьюики», «форды» и прочее наследие империализма, на несколько десятилетий пережившие в умелых кубинских руках своих собратьев на североамериканском континенте. Ко второй относились до боли знакомые «волги», уазики и «жигули», зачастую переоборудованные почти до неузнаваемости. Новое поколение автотранспорта было представлено в основном корейскими и польскими малолитражками. Общественный транспорт состоял, насколько мог заметить Алексей, из обычных грузовиков, переоборудованных для перевозки пассажиров, и тяжелых, длинных, переполненных автобусов, больше всего напоминающих двугорбого верблюда. Хватало, конечно, и разнообразной военной техники.

Темно-оливковый ЗИЛ обогнал их у самого въезда в Гавану. Алексей успел бросить взгляд на чадящую выхлопную трубу автомашины – все-таки местный бензин несколько отличается от мировых стандартов, – когда грузовик неожиданно принял влево. Страшным ударом микроавтобус отбросило в сторону, перевернуло, и по ушам Алексея ударил его собственный жалобный крик…

Глава вторая

– Чего разорался?

Алексей открыл глаза и увидел Тайсона, высунувшегося из ванной.

– Да приснилась тут… хренотень какая-то.

– Ну, так нечего дрыхнуть после обеда.

– Отстань. Плохо мне.

Алексей еще некоторое время полежал неподвижно, потом тыльной стороной ладони вытер со лба холодный пот. Рука сразу же стала противной и мокрой.

– Перегрелся, что ли?

– Перекупался… – Кажется, температуры не было. Алексей посмотрел на часы:

– Опаздываем?

Но Тайсон, плещущийся под струями душевой воды, его не услышал.

Прежде чем встать, Алексей помотал головой, отгоняя воспоминания о недавнем кошмарном сне. Наверное, где-то в другой реальности их поездка на океанское побережье закончилась именно так – трагически и внезапно. Однако в действительном мире судьба распорядилась иначе. Благополучно добравшись до отеля «Лидо», бывшие легионеры переоделись, покушали жареного цыпленка со специями и пошли отдыхать к себе в номер. А теперь им предстояла еще одна встреча, которую при всем желании никак нельзя было пропустить.

…Отличная зрительная память, специальная подготовка и опыт позволяли Тайсону безошибочно ориентироваться в непривычных условиях, на самой пересеченной и труднопроходимой местности. Однако и он, петляя по узким, извилистым улочкам Старой Гаваны, вынужден был пару раз доставать из кармана план города:

– Вроде вот сюда теперь…

От гостиницы до места, указанного ночным гостем, было рукой подать, но получилось, что Тайсон и Алексей перехитрили сами себя. Конечно, по правилам конспирации следовало проверить, не тащится ли сзади «хвост», однако на этот раз мера предосторожности грозила обернуться непростительным опозданием.

Одно хорошо. В своих дурацких шортах, сандалиях на босу ногу и пестрых гавайских рубахах они ничем не отличались от других туристов, шатающихся с путеводителями по историческому центру города.

– Точно, теперь сюда!

Тайсон отмахнулся от очередного уличного приставалы, торгующего из-под полы ворованными сигарами, и решительно зашагал дальше. Однако через несколько метров навстречу им выскочила смуглая девушка лет пятнадцати, одетая в чисто условное платьице.

На Кубе вообще нет и не может быть некрасивых женщин. А эта была так хороша собой, что даже Тайсон и Алексей не сразу поняли, чего она хочет.

– Время? Да, вот, пожалуйста…

Не зная, как это прозвучит по-испански, Тайсон показал девушке циферблат часов.

Девушка улыбнулась и спросила о чем-то еще. Но тут спохватился Алексей:

– Но, сеньора… Но! Грасьяс, чао!

Подхватив Тайсона за локоть, он почти насильно потащил его дальше:

– Идиот, это же хинетера.

По дороге Алексей вкратце пересказал спутнику все, что сегодня узнал из застольной беседы на пляже про местных проституток, или, как их тут называют, хинетер – «наездниц». Оказывается, прием, которым воспользовалась красавица для знакомства с потенциальными клиентами, считают здесь одним из самых простых и распространенных. Во-первых, для девушки это вполне невинный предлог заговорить с незнакомым мужчиной. Во-вторых, наручные часы – все еще достаточно дорогое удовольствие для местных мужчин, так что носят их в основном иностранцы. Ну и, в-третьих, по реакции собеседника сразу же можно понять, расположен ли он продолжить знакомство и на каком языке следует с ним договариваться о цене.

– Может, и мы вечерком… того? Деньги есть.

– Обязательно, – кивнул Тайсон. Судя по всему, под влиянием любвеобильной природы и сказочных женщин Кубы и у него тоже начала разыгрываться дурная болезнь, которую моряки и солдаты всего мира насмешливо называют «спермотоксикозом».

Спутники миновали книжный рынок на заполненной народом площади, несколько сувенирных лотков, магазины и почти сразу же оказались перед бастионами грозного форта Роял де Фуэрса.

– Вот и пришли, – констатировал Алексей, тронув ствол древней пушки, нацелившей жерло на противоположный берег залива.

В самой крепости было немноголюдно. Побродив по открытой для посещения части музея, они почти без труда обнаружили неприметную дверцу в стене и, убедившись в отсутствии посторонних глаз, нырнули в прохладную темноту служебного помещения.

…Сопровождающий, офицер-кубинец с тремя звездочками на погонах, молча откозырял и покинул помещение.

– Добрый вечер! – поднялся навстречу из-за стола человек, называвший себя Иваном Ивановичем. – Все в порядке?

– Вам виднее.

– Надеюсь… Знакомьтесь. Мой друг и коллега – товарищ Хесус Ирсуло.

Четвертым участником конспиративной встречи был тот самый нахальный пижон, которого Алексей с Тайсоном видели утром на пляже в компании иностранной блондинки. На этот раз, правда, оделся он значительно проще, без поддельного «роллекса», радиотелефона и пошлой золотой цепи.

19
{"b":"71798","o":1}