ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алексей открыл глаза. Прямо над головой, закрывая часть неба, медленно полоскался навес из видавшего виды куска парусины.

– Послушай, Тайсон… Эй, алло!

– Чего надо?

– Времени сколько? На вахту не опоздаем?

– Отстань, салага. Рано еще. – В отличие от приятеля, Тайсон легко и быстро приспособился к жизни по судовому расписанию.

Он вообще легко ко всему приспосабливался.

– Ну, извини…

Алексей улегся поудобнее, но сон пропал. Окончательно.

Солнце мутным, белесым пятном просвечивало сквозь материю, края которой лениво трепал теплый ветер – муссон. Было тихо и хорошо. Разумеется, Алексей знал, что где-то внизу, далеко, надрывается машина и винты за кормой пенят воду, но здесь, у носового трюма, вся эта их механическая работа не была слышна, она только угадывалась в постоянном дрожании палубы и переборок.

Океан за бортом добродушно поигрывал маленькими изумрудными волнами. И не сразу, а лишь приглядевшись к равномерному колебательному движению теней и предметов, можно было заметить, что судно все-таки идет вперед и еле заметно переваливается с боку на бок.

Тропики… Старенький деревянный шезлонг под Алексеем скрипнул, и этого оказалось достаточно, чтобы лежащий рядом Тайсон снова открыл глаза:

– Ты куда это?

– Да чего-то не спится… – Алексей свесил вниз босые ноги, но сразу же отдернул их, зашипев от боли:

– Ох, с-сука!

Там, куда не доставала тень от парусинового навеса, палуба раскалилась, будто сковорода, приготовленная для яичницы. Во всяком случае, наступать на нее голыми пятками было и больно, и опасно.

– Тапочки надо надевать.

– Спасибо за совет, – огрызнулся Алексей. – Пить будешь?

– Давай.

Алексей наклонил голову и пошарил рукой под шезлонгом. Вытащив открытый пакет апельсинового сока, он подержал его на весу, прикидывая, сколько еще осталось, и сделал несколько глотков. Потом передал пакет приятелю:

– Можешь допивать.

Сок был теплый и чуть кисловатый на вкус. Тайсон промочил горло, облизнулся и огромной пятерней смял пустую упаковку:

– Хорошо. Но мало.

Запустив руку под шорты, он с наслаждением, не торопясь, почесался.

– Курорт, в натуре.

Больше всего Тайсон и Алексей напоминали сейчас парочку провинциальных российских «братков», в первый раз оказавшихся на побережье Анталии или на Кипре: резиновые шлепанцы, футболки, штаны до колен… Для полноты образа не хватало только золотой цепи с крестом и поддельного «ролекса» на запястье.

– Пойти, что ли, в душ? Искупаться… Дай сигарету!

– Держи. Там где-то зажигалка.

– Смотри-ка ты, крутится… – закуривая, Алексей в очередной раз покосился на черный брусок судового локатора, ощупывающий небо:

– Как думаешь, это не опасно?

– В смысле?

– Ну, вообще… Все-таки сильное излучение. Не повлияет? – Алексей выразительно и недвусмысленно покосился на низ собственного живота.

– Кто о чем… – Тайсон вместо ответа опять почесал у себя между ног и с большим удовольствием сплюнул за борт.

– Нехорошо плеваться в море, – покачал головой Алексей. – Не делай так никогда. Примета плохая.

– Откуда знаешь?

– Читал, еще в школе… – Алексей хотел что-то добавить, но как раз в этот момент его внимание привлекла стая пестрых летучих рыб, выпорхнувшая из воды неподалеку от борта:

– Смотри!

– Что? А, это… Подумаешь – селедка с крыльями.

– Ты не романтик, Тайсон… вот, сейчас опять появятся!

– Да и черт с ними.

На небе не было ни облачка – и от этого оно казалось всего лишь пустым, неестественно чистым и голубым отражением океана. Даже морские птицы-попрошайки, то ли фрегаты, то ли альбатросы, кружившие над палубой от самых Мальдивских островов, куда-то пропали – наверное, увязались за каким-нибудь встречным судном, чтобы не улетать далеко от дома.

Благо им всегда есть из чего выбирать – движение на морских торговых путях между Западом и Востоком достаточно оживленное. Конечно, это не узкий, речной фарватер где-нибудь посередине Европы. Но даже здесь, на севере Индийского океана, почти не случается так, чтобы в зоне видимости не было днем силуэта, а ночью огней какого-нибудь контейнеровоза, танкера, многопалубного «пассажира» или хотя бы рыбацкой флотилии.

Сделав пару глубоких затяжек, Тайсон зачем-то перегнулся через леера и бросил взгляд вниз, на волны, плещущиеся у ватерлинии:

– Высоко. Метров десять, наверное…

– Побольше.

Сухогруз назывался «Альтона» и ходил под либерийским флагом.

Судно было построено шведами в самом начале пятидесятых, а значит, давно уже достигло пенсионного возраста – причем так давно, что его старческая неопрятность и неухоженность проявлялись в десятках мелочей, заметных даже далекому от мореплавания человеку.

Куда ни бросишь взгляд, всюду – трупные пятна ржавчины, проступившие из-под облупившейся краски. Резал слух скрип и скрежет изношенных судовых механизмов, все, за что ни возьмись, окончательно разболталось, ломалось и падало при малейшей нагрузке… Говорят, будто некогда, на заре своей юности, «Альтона» брала на борт больше дюжины тысяч тонн универсального груза и запросто выдавала чуть ли не шестнадцать морских узлов. Вполне возможно. Но, как бы то ни было, сейчас она представляла собой всего-навсего тяжеловесный кусок железа, с огромным трудом перемещающийся в пространстве.

– Ладно, пора сходить в душ.

– Давай. Я за тобой.

Алексей достал еще одну сигарету и посмотрел вслед приятелю. Даже в шортах, в футболке навыпуск и в этих своих идиотских резиновых тапках без задников Тайсон ступал по разболтанным, узким ступеням и вытертой палубе с уверенностью индейца, вышедшего на тропу войны.

Алексей всю жизнь считал себя очень даже неплохим бойцом-рукопашником. Но тогда, меньше года назад, в учебном лагере Французского иностранного легиона, он впервые на собственной шкуре почувствовал, как дерутся настоящие профессионалы. А особенно здоровенный сержант-инструктор с уродливым шрамом на месте уха… Сержанта все называли Тайсон, и прозвище это оказалось вполне заслуженным: после непродолжительной схватки несколько самых самоуверенных и недисциплинированных волонтеров отправили из спортзала прямиком в военный госпиталь…

Вскоре выяснилось, что Тайсон и Алексей – соотечественники, почти земляки.

Вообще в этом-то как раз не было ничего удивительного: с некоторых пор выходцы из республик бывшего СССР составляют едва ли не четверть солдат Иностранного легиона, самой прославленной и легендарной воинской части французских вооруженных сил. Но так уж вышло, что случайное знакомство именно этих двух русских мужчин, людей с темным прошлым и неопределенным будущим, переросло в настоящую, крепкую дружбу.

Постепенно вокруг Тайсона и Алексея образовалась компания отчаянных, готовых на все легионеров-«славян». Вернувшись в Марсель из учебного лагеря, они совершили дерзкое нападение на подпольный склад международной преступной группировки, осуществляющей вывоз в Россию фальсифицированных медицинских препаратов и французских лекарств с истекшим сроком годности.

– Черт… ну, не повезло! – Разглядывая золотистую солнечную дорожку в воде за бортом, Алексей вспомнил питерского Студента, грубого неразговорчивого Хохла, сейф, охрану – и пули, звенящие рикошетом среди металлических балок.

– Да, просто не повезло.

К сожалению, так называемая «русская мафия» довольно скоро вышла на след бывших соотечественников. После кровавой расправы, устроенной боевиками прямо под носом у местной полиции и военной контрразведки, из всех участников налета уцелеть по случайности удалось только Тайсону и Алексею.

Как водится, почти все средства массовой информации приписали очередной террористический акт пресловутым арабским фундаменталистам…

А затем было зачисление в полк, специальная разведывательно-диверсионная подготовка на Корсике – и через некоторое время чудом спасшиеся от смерти друзья-легионеры уже вели уличные бои с мятежниками в столице некоей свободолюбивой африканской страны.

4
{"b":"71798","o":1}