ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хэллоу, Салман! – повторил приветствие по-английски сосед Алексея.

Ничего не ответив, загадочный повелитель судовых кастрюль и сковородок опять скрылся у себя на камбузе.

– Вот, чурка! Тоже мне…

– Да не обращай внимания, – Успокоил соседа Алексей. – Расскажи, лучше, чего новенького на свете?

– Новенького? Ну, это вам виднее.

Собеседника звали Стасом. Родом он был откуда-то из-под Днепропетровска. Несколько лет назад Стас окончил среднюю мореходку. Получив повестку из военкомата и не испытывая никакого желания выполнять священный солдатский долг перед «ридной Украйной», он с трудом напросился в очередной заграничный рейс – и уже через неделю оформлял документы на статус беженца в одном из канадских портов. С тех пор судьба мотала Стаса по морям-океанам. Судовым мотористом он оказался вполне приличным, с начальством ладил, от сверхурочных не отказывался и права не качал… Что еще надо?

Как выяснилось, на этот раз экипаж сухогруза насчитывал в общей сложности девятнадцать человек. Однако настоящих профессиональных моряков среди них можно было пересчитать по пальцам: капитан, второй штурман, старший механик, боцман да парочка мотористов… Все эти люди, за исключением Стаса, были немцами – и поговаривали, что кое-кто из них даже ходил на старушке «Альтоне» со дня ее спуска на воду. Остальной народ, вне зависимости от того, что значилось в судовой роли напротив их имен и фамилий, называли просто – «палубная команда»…

– Слушай, чего там по телевизору? Не ловится?

– Надо настраивать.

– Сейчас попробую…

– Ладно, я сам. – Стас был человеком не злым по натуре и долго ни на кого не сердился. Да, он действительно полагал, и не без основания, что Алексей и одноухий громила по прозвищу Тайсон рассказывают о себе далеко не все. Да, конечно же Стасу казалось обидным, что земляки, которые явно знают больше, чем говорят, повели себя таким образом… Но ведь, с другой стороны, меньше знаешь – дольше проживешь.

Сам он попал на «Альтону» почти случайно, делал на ней первый рейс, однако сразу же понял, что тут лучше держать язык за зубами.

– Помочь?

– Не надо. – Подкручивая антенну и переключатели обшарпанной видеодвойки, Стас в который уже раз задавался готовыми сорваться с языка вопросами.

К примеру, как эта ржавая лоханка, которая несколько лет простояла, дожидаясь отправки на металлолом, вообще получила разрешение на выход в океан? Куда смотрел морской регистр и прочие инспекции – она же разваливается на глазах! Может быть, судовладельцы просто хотят утопить «Альтону» и получить страховку? Вряд ли… Такие штучки действительно когда-то проделывались, но в последнее время они не проходят.

Опять же палубная команда…

Ну, скажите на милость, кому тут нужна эта чертова дюжина дармоедов, которые к морю имеют такое же отношение, как пономарь к балету?

И еще – зачем в Сингапуре, куда следует по документам «Альтона», такое количество гуманитарной помощи? Там у них что, ожидается землетрясение? Эпидемия? Или небольшая война? Стас своими глазами видел перечень взятого на борт груза: медикаменты, консервированная кровь, одеяла, палатки, продукты, портативные генераторы…

Можно, конечно, допустить, что все это предназначается какой-нибудь партизанской армии или вооруженной группировке, борющейся за власть на одном из бесчисленных островов Юго-Восточной Азии. Но тогда почему никто не соблюдает даже самые элементарные правила конспирации? Почему погрузка производилась днем, на глазах у портовых властей? Почему дата и время отхода «Альтоны» были известны заранее чуть ли не всему африканскому побережью? При нынешних средствах связи… Обычно те, кто всерьез занимается контрабандой, подобные рейсы делают тихо, без лишнего шума – чтобы не напороться в чужих территориальных водах на береговую охрану и не угодить в тюрьму на десяток лет!

– Вот, вроде поймал.

– Погоди, не крути дальше!

Картинка получилась не слишком хорошей, и все-таки можно было различить, как на квадратном ринге лениво молотят друг друга два негра в боксерских трусах до колен.

– Это кто?

– Кажется, Холифилд. Точно! А против него…

Досмотреть поединок профессионалов не удалось: еще не закончился пятый раунд, когда снаружи, по трапу, загрохотали подошвы тяжелых ботинок. За иллюминатором промелькнул силуэт, и почти сразу в столовой команды оказался высокий мужчина с пустыми глазами и выбритым наголо черепом. Оглядев присутствующих, он молча показал пальцем сначала на Алексея, потом на Тайсона и коротким движением дал обоим понять, чтобы они следовали за ним.

– Ну, если зовут…

Путь, как выяснилось, предстоял неблизкий и непростой.

Сначала приятели вслед за бритым мужчиной проследовали на корму, мимо радиорубки и занавешенных окон кают-компании. После этого пришлось покинуть палубу и пройти, одно за другим, несколько служебных помещений. Потом надо было спуститься еще ниже и долго пробираться какими-то плохо освещенными коридорами… Наконец, молчаливый сопровождающий крутанул рычаги металлического запора – и все трое очутились в огромном, залитом электрическим светом трюме.

Трюм был почти полностью, в три или четыре ряда, заставлен разнообразными ящиками и тюками. Пространство между штабелями занимали стропы, сетки и прочая такелажная снасть, необходимая для крепления на море и при погрузо-разгрузочных работах. Относительно свободным оставался только небольшой закуток возле водонепроницаемой переборки.

И вот на этом тесном, крошечном пятачке сидели, касаясь друг друга коленями и плечами, несколько мужчин – практически вся так называемая «палубная команда». Вместе с ними, но все же на некотором расстоянии, будто знаменитый профессор, окруженный учениками, расположился человек, которого здесь, на судне, называли просто и коротко – Чиф.

Это был тот самый господин средних лет, которого несколько дней назад, в африканском порту, Алексей принял за спивающегося колониального служащего. Английское словечко, аналогичное на международном морском сленге нашему обиходному «шеф» или же «старший помощник», лучше всего и по форме, и по существу соответствовало реальному статусу этого человека. Хотя Чиф действительно числился старшим помощником капитана, он даже не пытался скрывать, что в судовождении и прочих навигационных науках не понимает ровным счетом ничего, и не изображал из себя морского волка. Тем не менее любому новому члену экипажа, от моториста до штурмана, сразу давали понять – на борту «Альтоны» ничего не происходило и не могло произойти без его ведома. К тому же, судя по всему, он один представлял, куда и зачем на самом деле идет старушка «Альтона».

И вот теперь, судя по всему, это предстояло узнать его людям…

Кстати, пополнение в команду Чиф набирал, руководствуясь собственными, одному ему понятными критериями. Тогда, после драки с полицией, удостоверившись, что погони можно больше не опасаться, он первым обратился к Алексею и Тайсону по-английски.

– Спрашивает, какие у нас планы… – перевел Алексей.

– Скажи, что никаких. Ищем работу.

– Он спрашивает – опасную?

– Любую, – ответил Тайсон.

Незнакомец кивнул, произнес пару фраз и поманил беглых легионеров за собой, куда-то в сторону берега.

– Что он сказал? – переспросил тогда Тайсон.

Алексей почесал затылок:

– Ну, если я правильно понял… кажется… Кажется, он предлагает нам пойти в рейс. На каком-то судне, завтра утром. Работа с риском, но хорошо оплачивается.

– Согласны!

Незнакомец все еще стоял рядом и внимательно прислушивался к звукам явно чужой для него русской речи.

– Подожди, – разумеется, Алексею тоже не хотелось упускать такой шанс, однако на всякий случай он, цепляя слово за слово, признался, что у них с приятелем имеется кое-какие проблемы с мореходными документами. И вообще…

Собеседник не дал ему закончить. Перебив монолог Алексея, он произнес всего пару фраз и, не оборачиваясь, зашагал по вонючему, грязному переулку – да так решительно, что ответ его Алексей перевел Тайсону уже на ходу:

6
{"b":"71798","o":1}