ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что скажешь? – обернулся к приятелю Алексей.

– Посмотрим, – шевельнул губами Тайсон.

Собственно, они с самого начала ожидали чего-нибудь в этом роде. А отсутствие выбора иногда очень облегчает жизнь.

Тем временем Чиф обвел рукой палубу и переборки трюма:

– Джентльмены! Честно говоря, страховые компании практически не интересует судьба старушки «Альтоны», а также всего этого гуманитарного барахла. Как, впрочем, и наша с вами судьба. В случае неудачи рыдать над могилами павших героев никто не будет. И торговаться с пиратами насчет выкупа – тоже. Сами понимаете, клиенту не нужна огласка. Так что тем, кто не умеет держать язык за зубами, лучше сразу отправиться за борт, кормить акул…

Дождавшись, пока всем присутствующим будет переведена последняя фраза, он распорядился сменить изображение географической карты у себя за спиной на довольно подробный чертеж «Альтоны»:

– Теперь переходим к делу. Внимание, джентльмены! Запоминайте, кому и где следует находиться по сигналу боевой тревоги…

Инструктаж занял не меньше получаса. И только после того, как стало ясно, что любой из собравшихся понимает задачу, поставленную перед всеми, не хуже, чем свою собственную роль в ее выполнении, прозвучала команда:

– Встать! Прошу всех за мной…

Один за другим, быстро, но без лишней суеты и спешки, мужчины протиснулись в узкий проход между какими-то штабелями.

– Ого, – удивился Алексей.

Участок трюма, в который они попали, был расчищен от посторонних предметов – так, чтобы образовалось нечто вроде глубокого, узкого коридора длиной метров двадцать. Развешанные вдоль него лампы давали достаточно света, чтобы отчетливо разглядеть не только ряды мешков у противоположного края, но даже деревянную обшивку переборок и палубы. А там, где теснились сейчас люди Чифа, стояли старый стол из некрашеных досок, несколько ящиков и барьер, отгораживающий все это от остального пространства.

– Да, все по-взрослому… Как положено, – кивнул Тайсон.

Больше всего то, что они увидели, напоминало любительский тир в полуподвале военно-спортивного клуба – не хватало только оружия и мишеней. Впрочем, мишени появились почти сразу же: порывшись внизу, под столом, Бритый выложил на барьер увесистую пачку бумаги.

– Что, прямо здесь и будем стрелять?

– Смотря из чего, – Тайсон взял в руки один из листов с поясным изображением какого-то азиата в пятнистой форме. Тем временем вокруг уже начали распаковывать ящики.

– Давай-ка поможем.

– Да тут прямо оружейный магазин! – не удержался Алексей.

Те, кто заранее позаботился об оснащении Чифа и его «палубной команды», явно отдали предпочтение эффективности и простоте в ущерб разнообразию. Так что выбор оказался не слишком велик: в основном пистолеты-пулеметы «стерлинг», дюжина штурмовых винтовок с американскими сорокамиллиметровыми гранатометами М203, а также, в отдельной коробке, ручные гранаты, немного напоминающие «лимонки» советского производства. Из более серьезных вещей на свет были извлечены только тяжелый крупнокалиберный «Браунинг» производства ЮАР, на треноге, и несколько упакованных по отдельности «стингеров» предпоследнего поколения.

Откуда-то появилась нарезанная кусками ветошь.

– Ну-ка, передай…

Вместе с остальными, не дожидаясь команды, Алексей и Тайсон принялись очищать от смазки и протирать извлеченное из тайников оружие, снаряжать магазины патронами, прилаживать оптику… Почти сразу же они ощутили воцарившуюся вокруг деловую, но в то же время приподнятую атмосферу, радостное возбуждение – как у артистов эстрады, после долгого перерыва собравшихся за кулисами в ожидании выхода. Узкое трюмное помещение оказалось практически не приспособлено к работе с таким арсеналом. Но в конце концов даже Тайсону пришлось признать: люди Чифа делали свое дело настолько профессионально, что даже в немыслимой тесноте и оглушительном грохоте судовой машины ухитрялись почти не мешать друг другу.

– Не стрелял еще из такого? Никогда? – спросил Алексей, примеривая по руке девятимиллиметровый английский пистолет-пулемет.

– Приходилось. Давно. Еще дома.

– Ну и как?

– Приличная вещь, – кивнул Тайсон. Однако сразу же уточнил:

– Для ближнего боя.

Возвращая соседу очередную коробку из-под патронов, Алексей почувствовал на себе внимательный, изучающий взгляд Чифа. Ну, что же… Судя по всему, у него пока нет оснований для недовольства.

* * *

На следующее утро назначили первую учебную тревогу.

Однако этому ответственному мероприятию не суждено было состояться вовремя – Индийский океан в конце концов решил напомнить о себе и внес в судовой распорядок суровые коррективы.

Алексей проснулся от ощущения разливающейся по телу дурноты. Такой дурноты, которая бывает обычно с тяжелого похмелья, – когда, припоминая вчерашнее, медленно начинаешь соображать, какого черта потребовалось запивать водку пивом и курить столько разной дешевой гадости.

– О-ох… блин. – Алексей застонал и с трудом разлепил непослушные веки: за стеклом иллюминатора медленно колыхалась черная, мутная пелена, один только вид которой сразу же вызвал у него почти неодолимый приступ тошноты.

На часах – без пятнадцати шесть…

Алексей полежал еще некоторое время, надеясь, что вернется сон. Потом все-таки заставил себя сползти с койки, вышел из кубрика и направился в общий гальюн.

Путь оказался не слишком приятным. С первых шагов напомнил о себе желудок, каждое колебание палубы под ногами вызывало подташнивание и головную боль, невыносимо резали глаза тусклые лампы дежурного освещения… В гальюне Алексея вывернуло наизнанку. Сразу же стало немного легче, но он подождал еще минут пять, упершись локтями в края умывальника и остужая горячий лоб о пластиковую поверхность переборки.

– Мама дорогая… Роди меня обратно!

Немного оправившись, Алексей вернулся в кубрик – туда, где на нижней койке по-прежнему громко и самозабвенно храпел Тайсон…

Окончательно он проснулся уже в половине девятого.

Мощный удар, напоминающий взрывную волну, сначала подбросил Алексея под самый потолок, а потом с наслаждением кинул обратно. Пытаясь нащупать какую-нибудь опору, Алексей успел краем глаза заметить остатки морской воды, бесконечным потоком стекающие вниз по стеклу… Очевидно, это было не самое начало – на столике, возле задраенного иллюминатора, уже вовсю плескалась просочившаяся внутрь лужица, а по тесному кубрику с шумом и грохотом перекатывался графин.

Кажется, на этот раз Индийский океан бил старушку «Альтону» по-настоящему, насмерть, без всякого снисхождения и пощады. Потерявший управление сухогруз бросало из стороны в сторону, а голова Алексея каким-то непостижимым образом постоянно оказывалась ниже ног – да так, что, казалось, приспособиться к этому нечеловеческому, рваному ритму нет и не может быть никакой возможности.

С нижней койки послышался тихий стон.

– Тайсон?

Огромный мужчина – спецназовец, лучший из лучших – лежал на спине, в луже собственной рвоты, закатив куда-то вверх мутные, ничего не видящие глаза.

– Ты чего, Тайсон? Держись…

Но теперь и сам Алексей почувствовал, что не сможет и не успеет управиться с накатившимся приступом. Его вытошнило – сначала один раз, на палубу, а затем еще и еще, прямо в постель…

Следующие несколько часов беглецы вспоминали впоследствии, как один сплошной, непрекращающийся кошмар. Металлическая обшивка «Альтоны» скрипела и скрежетала, но страха не было – оставались только головокружение и тоскливое, беспомощное ожидание очередного приступа. Через какое-то время желудок уже не мог исторгать из себя ничего, кроме желчи. Дурная, тяжелая кровь то и дело захлестывала черепную коробку потоком расплавленного железа, а затем вдруг откатывалась куда-то, оставляя на коже испарину и холодный пот.

Происходящее за пределами кубрика их не интересовало. Жить не хотелось. Пропало чувство брезгливости. Ни у Тайсона, ни у Алексея сил и воли не было даже на то, чтобы взять перекатывающийся под койкой графин, хотя каждый его удар о переборку отдавался в мозгу страшным грохотом и физической болью.

8
{"b":"71798","o":1}