ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Перестань!

- Во всяком случае, уложенный чемодан стоит у тебя в кабинете. Несколько сорочек, носки. Запонки тоже там. Я стараюсь быть хорошей женой, а ты этого не замечаешь. Теперь я не знаю, позволят ли тебе взять все это. Хотя, если Топсу разрешили взять трубку...

Трот смотрел на ее лицо, большие серые глаза и выступающие скулы. "Я должен сохранять спокойствие, - повторял он себе. - Теперь уже все равно ничего не изменишь".

- Боюсь, что у Топса будут хлопоты с табаком. Он ужасно любил хороший табак, - сказал Трот и, заметив, что Лизи изучающе смотрит на него, добавил: - Знаешь, я приглашу Хогана. Поговорим втроем на интересующие его темы.

- А ты не думаешь, что было бы лучше, если б эти формулы...

- Перестань. Всему свое время. Ты нетерпелива, как... обычная женщина.

Трот нажал клавиш видеофона.

- Соедините меня с полковником Хоганом, - сказал он.

- Я слушаю вас, профессор, - лицо Хогана заполнило весь экран.

- Как вам все это нравится?

- Вы обеспокоены, профессор?

- Обеспокоен? Чего ради! Однако я хотел бы увидеться с вами.

- Хорошо, профессор. Я иду, - экран погас.

- Сейчас он придет. Поболтаем, - Трот сказал это с некоторым удовлетворением.

- Может, передашь формулы через него? Это последний шанс.

- Ты заблуждаешься, Лизи. Они всеведущи.

- И систематичны, дьявольски систематичны. Пожалуй, это их самое характерное качество.

В дверях появился Хоган.

- Я пришел, профессор. О, миссис Лизи?!

- С тех пор как вы почти полностью изолировали моего мужа, мне приходится навещать его здесь.

- Я очень сожалею, но это необходимо для безопасности профессора.

- Да, разумеется. Только, боюсь, скоро вообще перестанете меня сюда впускать. Я никогда не казалась вам подозрительной?

Хоган улыбнулся, эта улыбка предназначалась Лизи. "У него атавистически развитые клыки", - подумал профессор.

- Откровенно говоря, - продолжал улыбаться Хоган, - ваше прошлое не очень ясно.

- Да что вы, полковник...

- Конечно, я неточно выразился. Просто ваше прошлое не имеет документального подтверждения. У вас меньше документов, чем у любого среднего гражданина. Но в нашем демократическом государстве это допустимо.

- Видишь, я говорил. В один прекрасный день тебя ко мне не пустят.

- Я шучу. Вы познакомились с профессором прежде, чем он стал таким ценным для нас. До некоторой степени это ставит вас вне сферы наших интересов.

- А может, - Лизи взглянула на Трота, - может быть, именно мне он обязан тем, что оказался в этой вашей сфере?

"Она смотрит на меня, как на дрессированную обезьяну", подумал Трот и почувствовал удовлетворение от того, что случилось вечером - от второй встречи с человеком с ореолом.

- Конечно, вы вдохновляли профессора в его творчестве.

- В определенной степени да. Не так ли, профессор?

Теперь он уже знал, что поступил правильно. "Она никогда, никогда не принимала меня всерьез. Я всегда был для нее... древностью", - подумал он.

- Лизи, - сказал он, - у нас с полковником серьезный разговор.

- Я не мешаю. Надеюсь, мы увидимся завтра. Я обязательно приду. - Последнюю фразу она подчеркнула, и Трот понял, что Лизи уже не надеется застать его завтра в этом кабинете.

Она еще раз оглянулась и вышла.

- Я заинтересовался ореолами, - сказал Хоган.

- Вы? Да вы шутите, господин полковник.

- Я говорю серьезно. Не только вы, господин профессор, видели человека с ореолом.

- Так, значит, теперь вы мне верите?

- Вы были правы. Я сомневался. Но это у меня в некоторой степени профессиональное. Я изучил проблему. Об ореолах написано не очень много. В христианском искусстве они появились где-то в четвертом веке. А идея заимствована из буддизма. Вот, пожалуй, и все.

- У вас поразительные знания.

- Стараемся быть всесторонними.

- Да, я тоже над этим думал. Разумеется, по-любительски, без первоисточников. Перед вами у меня лишь то преимущество, что я видел человека с ореолом.

- И каковы же ваши выводы?

- На самых древних картинах ореол изображался в виде круга независимо от положения головы. Вывод напрашивается сам.

Хоган внимательно взглянул на профессора. "Этот гладиатор не так глуп", - подумал Трот.

- Интересно, - теперь Хоган говорил медленно. - То, что ореол был у людей по меньшей мере необычных, - это факт, поэтому позже его считали непременным атрибутом святых.

- Вы правильно рассуждаете, Хоган, - похвалил профессор. - Я специально ввел вас в курс дела, чтобы вы лично могли во всем убедиться.

- Не понимаю. Уж не хотите ли вы сказать, профессор, что... - Хоган попятился к двери.

- Именно это я и хочу сказать. Вы знаете, и они об этом знают. Вам уже отсюда не выйти.

- Глупые шутки, профессор, - Хоган повернулся к двери, но там стоял невысокий человек, голова которого казалась несколько деформированной, он был в сером комбинезоне.

- Кто вы? - Хоган выхватил из кармана маленький черный револьвер. На ковер посыпались выхваченные вместе с ним предметы, какой-то блокнот и большой белый платок.

- Спрячь, Хоган, свою брызгалку, - сказал человечек. Мне придется ее разбить, а случайно я могу отбрить тебе руку. Ну, быстро!

- Руки вверх, буду стрелять! - Хоган сказал это спокойно, и Трот подумал, что у полковника отличные нервы.

Небольшой человечек высунул из рукава что-то, что не было рукой. Его движение было быстрым, слишком быстрым для человека. Хоган даже не успел нажать спусковой крючок, как неведомая сила выбила у него из руки пистолет. Удар был такой силы, что Хоган покачнулся.

- Спокойно, Хоган. Без глупостей. Видишь, я совершеннее тебя.

- Вы отлично владеете современным языком, - сказал Трот.

- Я учился ему по вашим книгам. Скажи этому Хогану, что неожиданный прыжок к двери ему ничего не даст, так же как и попытки сбить меня с ног. Пусть поймет, что влип.

- Он прав, полковник, - Трот взглянул на Хогана, который спокойно массировал правую руку.

- Ты удивительно прыткий тип, - сказал человечек Хогану, - но гимнастика тебе не поможет. Улавливаешь?

- Как сюда проник этот уголовник? Как вы думаете, профессор?

- Нормально. Через пятое измерение, - тут же ответил человечек.

- О чем это он?

- Слушай, Трот, да этот тип в наших делах ни бум-бум.

- Полковник, он из будущего. Честное слово, я не думаю, чтобы вы были в силах что-нибудь сделать.

- Я позову людей.

- Пространство этой комнаты скользит во времени, тебе отсюда не смыться, - человечек сказал это с явным удовольствием.

- Я думаю, полковник, он прав. Только меня удивляет отсутствие ореола.

- Вам больше не о чем думать?

- Во всяком случае, это интересно...

- Ну, потопали, - человечек прервал профессора на полуслове. - Внимание. Раскрываю поле. Не двигаться.

Что-то звякнуло, словно разбивающийся стакан, и в дверях появилась Лизи.

- Андроид, стоп! Сотри память, - сказала Лизи, и человечек замер.

- Объявляю постоянную замкнутую программу. Я специализирован.

- Приказываю: сотри! - повторила она.

- Исполняю, - ответил человечек, и Трот услышал тихий шелест, напоминающий шум муравейника.

- Что ты сделала с ним? - спросил он.

- Ничего особенного. Стерла ему память. Это же автомат.

- Как... как вы это сделали?.. Вы... вы оттуда?

- Теперь вы уже знаете, полковник.

- Сейчас я... - Хоган подошел к двери.

- Вы отсюда не выйдете. Мы все еще скользим во времени. Ты еще не передал ему формулы? - серьезно взглянула она на Трота.

- Нет, - ответил Трот, мгновение помедлив.

- Отлично. Я вышлю его в будущее вместо тебя.

- Не понимаю.

- Я перепрограммирую автомат, и он заберет Хогана. Ты обязан интерпретировать свои формулы.

- Нет... я протестую... я не хочу. Я не дам себя забрать отсюда!

2
{"b":"71803","o":1}